Хроники Нового Вавилона. Том 1. Восход Вавилона

Размер шрифта: - +

Intermezzo. В горниле…

 

Intermezzo. В горниле…

 

1

Двое шли вперед, крепко держась за руки. Двое: он и она, разумеется.

Она пела, и голос ее разносился по проржавевшим чертогам брошенных цехов и когда-то жилых бараков, населенных теперь лишь громадными, облезлыми крысами. Эти вездесущие и, порой казалось, всемогущие зверьки шустро бросались врассыпную, цокая коготками по жестяным листам или плитке, стоило людям приблизиться.

– Может, возьмем одну с собой? Скажем, что это наш терьер или пудель… – спросил он. – Хочешь собачку, Катерина?

– А если спросят, где такого взяли? – рассмеялась в ответ она.

– Скажем, что в Верхнем городе в канализацию провалился и пообтерся, пока по трубам спускался. Ничего. На шею поводок, на хвост – бантик, хохолок начешем.

Вскоре они пришли туда, куда даже крысы не совались – к смычке, к перевалу, мосту между двумя секторами города-гиганта. Воздух здесь был душный, тяжелый, горький – он поднимался сюда с отравленной земли – от разлагающегося трупа главной жертвы Войны Империй, погубившей старый мир.

Затем был вентиляционный коридор, полный ветра.

И вот, наконец, они оказались перед пропускным пунктом территории сталелитейного завода. То были огромные ворота, вряд ли когда-либо открывавшиеся целиком со дня своей установки. В одной из створок была обычная стальная дверь с крупными болтами и заклепками, а в ней – зарешеченное окошко.

Он нажал на резиновую кнопку электрического звонка несколько раз и даже постучал, прежде чем окошко в двери открылось. Из-за решетки на них глянула небритая, дряблая, пропитая морда.

– Чай не глухой, – зло просипела морда. – Кто такие?

– Рабочий Иван Петров с женой Катериной. Переселяемся с территории завода Дейлов к князьям Гагариным.

– Ага. И не только к ним. Какого черта сюда понесло?

– Вот разрешение, - спокойно сказал Иван, протягивая бумагу через прутья решетки. – А что значит «не только к ним»? Князья Гагарины продали завод?

– Вам все, что надо знать, надзиратель скажет. Входите.

Со скрипом повернулись механизмы в двери, и она отворилась, впуская путников внутрь.

 

2

Оказывается, уже третий день весь завод работал по урезанной норме и праздновал свадьбу дочери хозяина.

Причем, не далее как месяц назад всех заставляли носить траур после трагической гибели Ирины, старшей дочери князя Гагарина. А теперь младшая, Машенька, взяла да и вышла замуж за Николая Дурново. Поскольку у старого князя сыновей не было, то зять стал его наследником, а завод обрел второе имя и стал называться «Завод Гагариных–Дурново».

Едва ли не больше, чем угощению и выпивке, рабочий люд радовался возможности посудачить о хозяйских делах. Вот ведь, происходит что-то в Верхнем городе кроме званых обедов.

Еще не дойдя до отведенной им комнаты, Петровы услышали самые невероятные байки… От старушки в очереди в распределительный кабинет – что на самом деле Николай хотел жениться на старшей Ирине, но, уличив ее в измене, убил и женился на Маше. От толстого фельдшера, который лениво шлепнул обоим в личные дела печати, подтверждавшие, что они здоровы – что Ирину съел людоед – последний непойманный из той кошмарной секты, что разогнали в прошлом году.

А молодой комендант сообщил им, что маньяка, убившего Ирину, старый князь лично сжег в одной из печей завода, а недавно из этой печи «выдали коробку пепла какому-то лысому, тщедушному, очкастому и очень грустному господину. Наверное, уважаемому. Наверное, для опытов».

В конце концов, добравшись до своей комнаты, Иван и Катя поскорее заперли дверь на засов, оставив господские страсти и хмельное веселье там, снаружи.

Несколько секунд они стояли, прислонившись к двери, оглядывая свое жилище: крохотная, узкая комнатка с одной лампой под треснутым плафоном и одним крохотным оконцем – без стекла, лишь с двумя приплавленными к раме прутьями. Стекло здесь было ни к чему – в Нижнем городе, в отличие от Верхнего, не было такой тонкой системы контроля погоды, тут никогда не шел дождь.

Столик, привинченный к стене, умывальник с куском зеркала, плитка с двумя электрическими конфорками и двухуровневая кровать (комната-то на двоих!) – вот и все богатство.

 

3

На следующий день смена была уже полной, шестнадцатичасовой.

Иван отлично поработал. Удалось пару раз перемолвиться словечком с собратьями по цеху, заслужить одобрение надзирателя, а в обед даже увидеть Катерину. Ее взяли работать на заводскую кухню, и Иван оказался как раз в ее очереди на раздачу. Поговорить, конечно, им не удалось – только обменяться взглядами, улыбнуться друг другу.

Встретились они уже дома, ночью.

От завода до жилого сектора Иван ехал в транспортной тележке вместе с напарником, который с окончанием смены превратился в невероятного говоруна. Сначала он без умолку болтал про дела на заводе, а затем вдруг сообщил:



Любовь -Leo- Паршина

Отредактировано: 12.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги