Художники

Размер шрифта: - +

I. 1-1

И если бы мир был придуман не нами,

То был бы ли он светлей?

 

Воображариум

 

 

I

 

Часть 1.

 

Глава 1.

 

Зевая, Кивин широко открыл рот, но туда сразу впечатался мячик.

А я хихикнула. Конечно, это было не очень прилично, он мог челюсть вывихнуть. Но сам виноват. Я долго думала, опомнится он первым или учитель придумает что-то раньше. Вышло, что последнее. Расковский остановился на теннисном мяче. Белом. Я поспешно прикрылась рукой, чтобы не перепало и мне. Зевает Кивин заразительно.

- А все-таки меня иногда бесит, - прошамкал рядом Крис: ему недавно вставили второй ряд зубов. – Все эти сюжетные схемы, костяк композиции… Почему нельзя просто – бум?

- Потому что ваш бум поразит разве что бомжей, - гаркнул от доски Расковский. – И только им, на помойке, понадобится ваше произведение. Чтобы было чем подте…

Я поджала губы, уткнувшись в лист с записями. Грег только месяц у нас работал, после аспирантуры, и атмосфера училища влияла на него не совсем так, как следует. Мы только удивлялись, как при сдаче диссертации он сумел выдержать речь без крепкого словца.

Крис покраснел как рак.

На самом деле, меня тоже не раз мучила эта проблема. Вот учишь, учишь. А кому это вообще надо? Сколько художников вообще работали по своему призванию? Всякий раз, когда я затрагивала эту тему, Линда отворачивалась.

- Да какая тебе разница? – угрюмо сказала она и убрала с лица фиолетовую прядь. Закинула ее назад. Но спустя время та всегда возвращалась – прямиком в тарелку. В этот раз волосы извазюкались в чечевичном пюре. Я вытерла салфеткой места, куда предположительно угодили брызги.

- Что ты вообще заводишь эту тему? – она недовольно взглянула на меня. – Ты учишься здесь. Вообще гордись!

- Как будто кто-то этим гордится, - я смахнула салфетку в корзину около стола и оглядела людей в столовой. Сегодня не было картинщиков. Опять их заставили выверять чертежи, небось. Ну, салата больше останется.

- Вот я горжусь, - Линда флегматично оставила прядь плавать в бежевой жиже и принялась за этот суп. – Кто бы подумал, что я могу создавать мир – прямо из воздуха. Горжусь.

- Все мы творцы, - я отставила в сторону перец. – Все мы думаем. Кто-то в большей, кто-то в меньшей степени.

- Кто-то дурак, - поддакнула Линда.

- Угу. Только благодарности у нас где?

- Ты хочешь, чтобы все о нас знали? – зыркнула она на меня. – Чтобы все кричали: «О, смотри, творец идет!»

- Звучит не очень.

- Ага. Еще кинут в тебя бананом, за то что ты не так героя прописал, - Линда вздохнула. – Кто придумал эти композиции? Бумагу только изводим.

Опять соскочила на то, с чего начинала я. У нее такая короткая память.

Больше всего я не любила в училище физподготовку. Вот зачем мне физподготовка, я же пишу?

- Савельева, ну ты опять мешок!

Да, я притворялась набитой дурой, чтобы меня только не трогали. А пока пыталась сочинять миры. Но это мало получалось, когда кто-то бил тебя мячом по заднице.

Домой я приходила всегда уставшая, почти в полночь – настоящая Золушка – и неслышно, чтобы не разбудить родителей, пробиралась на цыпочках во вторую комнату.

По пути обычно что-то сшибала.

А в комнате находила остывший чай. Не помню, за последнее время, когда бы он был еще горячим. Родителям я ничего не говорила, они до сих пор думали, что я учусь на третьем курсе университета – точнее, перешла на третий, и кое-как сдала экзамены в январе. Училище использовало какую-то хитрую систему, благодаря которой о нем никто не знал. И поэтому я не могла о нем никому говорить. Но была и еще причина – я очень боялась.

 

***

 

Помню, когда мне было девять, мама, посмотрев мои ранние поэтические наброски, – а писала я их в шесть, тогда я задумывала стать композитором – покивала головой, поулыбалась, похвалила. А на следующий день, когда к нам приходила тетя Люда, я услышала шутку, что дочери, то есть мне, никогда не стать поэтом. Они смеялись. Теперь-то я понимаю, что это было сказано в каком-то политическом контексте, – там еще участвовали современные медиа, шашлыки и президент – но меня это очень ранило. Я даже пару дней не разговаривала. Услышать, когда о тебе такое говорят родители…

Мои родители замечательные. Они отговорили меня идти в литературный и посоветовали взяться за журналистику – близкая тема, и писать буду, как всегда хотела. И я понимаю, что они были правы. Все эти университеты с литературой. Пока получаешь профессию, всю охоту отбивает. У меня так и с журналистикой стало. Но дело не в этом. Я действительно взялась за дело всерьез, а когда слышала, чему в литинститутах учат…

Но меня все равно это нашло. Когда однажды я чуть не попала в аварию, – водитель, зараза, проскакивал на пешеходном – меня за руку поймал Хаз… И тут все началось.

 

 

Хаз – это лаборант с технического. Подрабатывает в отделе, так как увлекается всей этой машинной фигней. Прибамбасы, колбы. Я тогда в него влюбилась. Стукнулась об его грудь, когда он меня вытащил из-под носа машины, а когда очухалась, вижу – что-то я не дома. Вокруг была та же обстановка, но не было людей и автомобилей. Хаз тогда выругался и сказал, что я свалилась на его голову.

- У нас уже перебор с вами.

- С кем «с нами»?

- Со студентами. Заладили – фантазировать.

Через десять минут я стояла на пороге училища, в меня дул сквозняк из входной двери, а среди слоняющихся без дела мальчишек и девчонок, одетых в какую-то навороченную цветастую одежду, я увидела дылду – светловолосого парня, прислонившегося к квадратной колонне. Лицо его выражало все признаки тошноты. Это был Кивин.



Ольга Лебедь

Отредактировано: 23.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться