Я - хищная. Возвращение к истокам

Размер шрифта: - +

Глава 2. Революция

Утром события прошлых двух дней казались нереальными. Словно мне приснился страшный сон, который с рассветом рассеялся дымкой, и лишь отголоски остались лежать серой пылью на полу.

Из кухни доносился аромат кофе. Эрик готовит по особому рецепту, и напиток получается крепким, сладким, с едва уловимым запахом карамели.

Я потянулась на кровати и не смогла сдержать улыбки. Все закончилось. И снова только я и Эрик, уединившиеся в нашей квартире. Разве можно еще чего-то желать?

Я встала, нашла халат в гардеробной и, накинув, отправилась на кухню.

Эрик говорил по телефону. Велев мне знаком присесть, поставил передо мной чашку с дымящимся, густым кофе, и я с наслаждением отпила.

– Не думаю, что стоит, Антон, – строго произнес Эрик в трубку и задумчиво на меня посмотрел. – Собираемся в двенадцать. Хочу обсудить с вождями кое-что. А пока не ослабляйте защиту и смотрите в оба.

Он отключился и кивнул мне.

– Отдохнула?

Эрик был хмур и беспокоен, поэтому я насторожилась.

– Выспалась. Что-то случилось?

Воображение сразу подкинуло несколько страшных картинок. Вот Крег воскресает и приходит в дом скади убивать моих родных. Или, того хуже – сам Хаук заявляется. Древний воин в меховой повязке на бедрах. Его грудь непременно загорелая, волосатая и исписанная вязью шрамов. А руке почему-то трезубец.

– Охотники, – развеял мои страхи Эрик. – Чего и следовало ожидать теперь, когда Альрик мертв.

– Охотники напали на скади? – ужаснулась я. Поставила чашку на блюдце, и она жалобно звякнула.

– Пока нет, но город заполнен анархистами. Маршал выяснил, что они до сих пор приезжают – те, кто хочет поживиться халявным кеном, и те, кому всегда претила система.

– Но законы...

– Им плевать на законы. Да и некому теперь судить за их нарушение. Хищным, как никогда, нужно держаться вместе.

– Мы и так вместе, разве нет?

– Альва съехали утром. – Эрик убрал свою чашку в мойку. – Но если Теплов захочет вернуться, я не буду препятствовать. Хотя моя пророчица этого и не ценит, большинство людей из его племени хотели сохранить ей жизнь.

Он сердился. И тень раздражения мелькнула на лице. А спина – прямая, напряженная – никак не откликнулась на прикосновение.

– Все еще злишься?

Эрик пожал плечами.

– Не знаю. Тебя не изменишь, так что придется смириться.

– Наверное, это потому что я – сольвейг. Барт говорил, мое место среди вас, но иногда я просто чужая. И всем нужен мой кен.

Я вздохнула. Воспоминания о Барте не были радужными. И взгляд его – теплый и мудрый – всплыл перед глазами. Как теперь они без него? Как все мы? И Дэн? Справится ли?

– Это потому что ты – это ты, – возразил Эрик. – Не стоит оправдываться тем, что у тебя кен иначе пахнет. Наступает нелегкое время, и силы сольвейга понадобятся скади.

– Думаешь, будет тяжело? Новая война?

В прошлой войне погибло много людей, которых я знала. И нам пришлось скрываться от армии разъяренных охотников. Повторения не хотелось, особенно учитывая, что где-то по земле ходили легендарные Первые, которые пришли в наш мир, чтобы очистить его от таких, как мы.

– Будет горячо, – уверил Эрик. – И я смогу наверстать упущенное. Прошлую войну я пропустил.

В его голосе послышалось сожаление. И досада оттого, что драться не пришлось.

– Ты говоришь так, будто в войне есть что-то романтичное. Война – это смерти и боль. А ты рассуждаешь о ней как о новом уровне в компьютерной игры.

– Для меня это лишь кучка никчемных охотников, – зло сказал Эрик, отступил к окну и отодвинул занавеску. Небо хмурилось и цеплялось серыми боками за голые верхушки деревьев. – Ни один из них не достоин называться высшим существом, но они буквально молятся на свою благодать. Каждый из них.

Слово «благодать» он буквально выплюнул. И лицо снова исказилось злостью. Слишком часто он злится в последнее время. Это опасно. В первую очередь, для него самого.

– Неправда, – покачала я головой. – Не все охотники одинаковы.

– Разве не охотник убил однажды всех атли? – Эрик взглянул на меня удивленно. – Разве митаки, племя твоей подруги, не погибли от их щупальцев?

– Верно, – кивнула я. – А еще охотник рисковал всем, чтобы спасти меня от таких, как он сам. Предупредил о войне, скрывал грехи Влада от Мишеля, чуть не попал под трибунал, чтобы выгородить хищного. В конце концов, совсем недавно Андрей рисковал всем, чтобы я могла войти в дом Гектора и вернуть кен ясновидице, которую ты выпил!

– Ты слишком тепло о нем отзываешься, – буркнул Эрик и снова отвернулся.

– Потому что я отношусь к нему так. Андрей – мой друг.

– Охотник не может быть другом, – он произнес это так, словно я маленькая девочка, и приходится объяснять мне нерушимые истины, аксиомы жизни хищных.

– Он мой друг. И если ты спросишь его, уверена, его ответ совпадет с моим.

– Меня удивляет, что ты до сих пор сохранила наивность обычного человека. Наши энергетики разные, Полина. Прикосновение охотника вызывает в нас отвращение или страх. Мы не симпатизируем им, не дружим с ними, не занимаемся сексом. И это не просто предрассудки – это энергетическая несовместимость.

– Пока ты сам не влезешь в эту шкуру, – пробормотала я, – не поймешь. Благодать и впрямь пахнет смертью, но только ты решаешь, использовать ее или нет.

Эрик глубоко вздохнул, шагнул ко мне и погладил по щеке. Злость его улетучилась так же быстро, как и появилась. Иногда я сама пугалась резких смен его настроения: вот он благожелателен и весел, а через секунду – зол, как черт.



Ксюша Ангел

Отредактировано: 19.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги