Я хочу домой

Размер шрифта: - +

Глава четыре. Острые ножницы

Раннее утро. Солнце едва-едва выглянуло из-за горизонта. Холод, промозглость, грязный подтаявший снег, вонь с соседнего сарая. Одним словом - весна!

На задворках славного пригородного поселка с мелодичным названием «Заря», осторожно выглядывая из-за сугроба у сарая, сидели двое и внимательно всматривались в окна дома напротив. У каждого свой бинокль. Один из них отличался спокойствием, другой же ерзал на месте и то и дело потирал замерзшие руки.

- Нет, ну ты скажи мне, почему это нельзя  было сделать попозже?! Спал бы сейчас в постельке… И почему не со стороны улицы? Что за конспирация?!
- Бабки. Сплетни. 
- Зачем я вообще тебе помогаю?!
- Ты мне должен. Забыл?
- Да помню я, помню… Слушай, я не понимаю. Ты уверен, что тот сопляк действительно смог тебя ну, того? Ахаха. 
- Нет, мне, блин, показалось. Нет, ну ты посмотри только… Смотри! – мужчина на мгновение потерял бдительность и от возмущения вскочил за ноги, - Нет, ты видел?! Он расхаживает в моей, сука, одежде! А это… да ладно?! Сенька ему рожи кривляет да еще и обниматься лезет! Я, значит, всего неделю, как съехал из этого дурдома, а они уже нового папочку завели! Быстро, чего уж там! Мой сын вырастет геем! Да я их… я их… - внутри у мужчины все заклокотало от негодования. Сенька… Чему они учат пацана, быть голубым посмешищем? Мажористой жертвой западной пропаганды?! Этим, как его, метросексуалом?! Нельзя, вот этого так просто оставлять нельзя, это нужно пресекать, и делать это нужно жестко. Пока не поздно.
- Тссс, успокойся и не пались на весь район! Вижу я все. Присядь!
- Ну Линка, ну, проститутка! Хоть бы о сыне подумала! Хотя, о чем это я, Линка и "думать" - вещи несовместимые!
- Да заткнись ты уже наконец, а?! Раскудахтался, ей-богу... Кажется, выходят…
- Так, ну-ка… ага, а нам сегодня сопутствует удача. Объект остался в доме. Даже выслеживать не придется, – Валентин разразился злорадным, нервным смехом.
- Да умолни ты! У меня в багажнике бита, кстати, есть. Неопробованная. 
- Я сказал, без членовредительства! Что с табой такое? Не замечал за тобой прежде кровожадности, как будто за свою жену мстить собрался, ахах.

Второй мужчина покраснел и отвернулся. Некоторые вещи лучше никому не знать. Даже другу. Особенно другу.

- Калитка скрипит. Совсем ушли, - отвлек он внимание товарища.
- Хотя, знаешь, ты прав. Кое-что сделать все-таки можно… и даже нужно! - Валентин на мгновение задумался, - Заслужил, жертва пропаганды… Пошли!

Мужчины, выждав минуту для надежности, пригнули головы, быстро обогнули сугроб и переместились к центральному входу. Валентин осмотрелся кругом, убедился, что все чисто, и подергал дверную ручку. Заперто. 

- Ты ж смотри… Видать, боится, что от нее даже такой самец свалит, запирает его на всякий случай. Ахаха!  Вот неудачница! – слишком громко рассмеялся Валентин и тут же прикрыл рот рукой. Следовало быть осторожнее, бабки не дремлют…
- Хлороформ доставай! 

Валентин быстрым движением извлек из кармана маленький пузырек, откупорил его, смочил протянутую тряпочку, на счет «Раз, два, три!» повернул ключ в замке и мужчины тенью проскользнули в дом.


***


В это время в доме Люба, оставшись в долгожданном абсолютном одиночестве, ходил из комнаты в комнату и старательно фиксировал все увиденное на внутреннюю память. Вчера, при всех, он стеснялся так делать, но сейчас всё к тому располагало. Он брал в руки  заинтересовавшие предметы, тщательно ощупывал их, обнюхивал, запечатлевал, ставил на место и приступал к следующим. А предметов вокруг стояло ой, как много, есть чем себя занять, пока свои не запустят временной портал. Уже сутки целые прошли, а он все не появляется…

Забавный ребёнок доступно объяснил, что вернется к обеду, старательно тыкая пальчиком в часы. Часы с круглым циферблатом и стрелками, ахаха, вот бы прихватить их домой, в музей древних артефактов они бы точно вписались!

Человек с двойным именем Мама-Алина что-то грозно проорал, прежде чем уйти. Дословно – «Если что тронешь, убью!». Трактовка высказывания непонятна, но прозвучала угрожающе. Суровый человек. Женщина, кажется, судя по ярко выраженной груди. Не повезло ребенку с выращивателем, уж до чего он ему попался строгий и крикливый! Но, надо заметить, весьма симпатичный... Лицо интересное, на лисичку смахивает, да и повадки тоже того, немного звериные - то ползает, то верещит, как птичка...

Ванная комната заинтересовала Любу превыше всего. Даже больше туалета со смешным сливом. Нет, серьезно - тянешь за веревочку и вода с журчанием льется, это ж надо было до такого додуматься! Здесь стояло много-много баночек, пузырьков, тюбиков, все с цветными, вкусно пахнущими жидкостями и прочими субстанциями внутри, но до чего же отвратительными на вкус! А еще в помещении на стене висело огромное, в полный рост, зеркало, а на полочке лежала расческа. Что интересно, её внешний облик со временем почти не изменился. А волосы-то у Любы и запутались за последнюю неделю. И он, корча рожи смешному отражению себя в нелепой одежде, принялся методично распутывать длинные локоны, двигаясь от кончиков к голове. 

Сей процесс неизменно вводил Любу в состояние легкого транса. Он обожал свои волосы. Даже в его мире не каждый мог похвастаться столь оригинальной шевелюрой, и частенько (с периодичностью раз в полгода, что довольно часто, да) позади раздавались завистливые вздохи. Несколько десятков лет ушло на то, чтобы обзавестись нынешней красотой, которой Люба страшно гордился. Неудобно, конечно, что волосы постоянно путались, цеплялись за ветки, собирали на себя пыль и грязь, да и времени на них уходило много – но чувство внутреннего удовлетворения все перевешивало. 



Gera Serebro

Отредактировано: 02.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться