Я хочу домой

Размер шрифта: - +

Глава восемь. Запотевшая кружка

 Они точно сошли с ума. И на сей раз их было куда как больше. Враги, как тараканы, лезли со всех щелей, перекрикивались, созванивались, кооперировались и преследовали, преследовали, преследовали...

Люба почти впал в отчаяние, времени не хватало даже на то, чтобы сообразить, а что, собственно, происходит и чего всем этим людям от него понадобилось — тут бы ноги унести. Микроцелью номер четыре стало не попасться врагам, а для этого нужно быстро зарулить вон в тот темный переулок, там перемахнуть через сетчатое ограждение, перебежать улицу по диагонали, увидеть кричащих нападающих впереди и резко развернуться, взобраться на здание по металлической лестнице, спуститься с обратной стороны по водосточной трубе и продолжить побег.

Преследователи словно почкованием размножались, и с каждой минутой их становилось только больше. И они совсем не выделялись на фоне редких прохожих, и в каждом, абсолютно каждом человеке Любе мерещился враг. Мир, до краев набитый недоброжелателями... А силы не бесконечны. Постепенно они стали истончаться. Кислорода не хватало катастрофически, воздух с хрипами врывался в легкие, а ноги уже спотыкались на ровном месте. Маленькое, тихое, спокойное и скрытое от посторонних глаз убежище все не думало попадаться, а больше всего на свете ему сейчас хотелось лечь на дно и затихнуть, а вместо этого приходилось играть в чужие непонятные игры и спасать свою шкуру от неизвестно чего.

Вдобавок он опять заплутал и потерял из виду маленькие дома, и где теперь их искать — неизвестно. Что вводило в состояние крайнего отчаяния.

Люба с ужасом понял, что еще минут пять-десять — и выдохнется окончательно. На данный момент ему удалось немного вырваться вперед, но в ночной тишине весьма отчетливо раздавались крики преследователей, причем и спереди, и сзади, и по бокам, и в любой момент они могли его заметить. Надо спрятаться, срочно, но где?!

Внимание Любы привлекла едва заметная табличка, расположенная над спуском в подвал. Надпись на ней гласила: «Байк-клуб «Засада». Поскольку выбора особого и не было, он рванул туда и потянул на себя дверь. Заперто. Он подергал ручку еще несколько раз и тут только заприметил маленькую красную кнопку на стене и, не раздумывая, нажал на нее несколько раз. С противным писком дверь приоткрылась, и Люба метнулся в образовавшуюся щель. Со стуком проход позади закрылся, и кратковременная волна облегчения пробежалась по телу.

Но через мгновение стало так же страшно, как и снаружи. Если не хуже.

До него дошло, что, во-первых, он только что сам загнал себя в самую настоящую засаду. И если снаружи пути отступления еще имелись, то в замкнутом пространстве — нет.

Во-вторых, само помещение навевало ужас. Темное. Мрачное. Клубы едкого дыма застыли в воздухе. Все, как в тумане. А там, внизу, где заканчивалась лестница и небольшой коридорчик уводил в большую комнату, творилось нечто невообразимое. Ад на земле! Да хуже! Сами демоны восстали из преисподней, чтобы собраться на земле в небольшом подвальном помещении и устроить пиршество во имя Смерти!

У стены на возвышении скакали три человека, хотя нет, не люди то были, а самые настоящие монстры! Их волосы торчали дыбом вверх, лица искажены жуткими гримасами, сами они подпрыгивали на месте аки кузнечики и орали в цилиндры с закругленным и утолщенным концом резкие и отрывистые слова. А лица?! Тот кольценосый из сауны со своими дракончиками и железякой в носу — невинный младенец в сравнении с этими ребятами. Одни уши чего стоили, в мочках которых зияли такие огромные дыры, что, казалось, в них можно засунуть целый палец, а то и три. Еще выяснилось, что проткнуть себе можно не только носовую перегородку, но и много чего еще — бровь, рот, кажется, даже и язык, сквозь дым не очень было видно. Обтягивающие кожаные штаны и обилие цепей на черных куртках из паршивого дерматина добавляли колоритности. Один человек из странной троицы колотил по штукам, похожим на пни деревьев, двое других дергали струны инструмента, похожего на женскую талию, отчего помещение разрывало от какофонического грохота.

Остальные люди, коих собралось множество, по большей части стояли полукругом перед выступающими и свистели, их почему-то приводили в бурный восторг ужасные звуки со сцены; другие сидели за неким подобием столов или у барной стойки и поглощали жидкость из огромных, запотевших бокалов. И большинство из них, как на подбор — крепкие, бородатые, в черном, и у большинства длинные волосы. Все чем-то похожи на Мела, бывшего выращивателя, а ныне лучшего друга Любы, но симпатии от этого к ним не прибавилось, а напротив. Девушки, кажется, тоже присутствовали, но здесь они не выделялись столь разительно, как снаружи — та же одежда, волосы, опять-таки, длинные... Разве что бороды нет. И телосложение помельче. Все люди гармонично сочетались с самим помещением, где на одной из стен красовалась нарисованная женская филейная часть, на другой — огромный человеческий череп, а из третьей наполовину торчал вмонтированный двухколесный передвижной аппарат весьма солидного вида.

Жуть.

Люба вжался в стену и лихорадочно соображал — как быть? Выбежать наружу? А там они. Остаться здесь? Так тут другие, на вид еще более опасные создания! Сунуться добровольно в эпицентр их логова? Ни за что!

Так и сидел бы он, разрываясь от сомнений и радуясь тому, что его пока никто не заметил, но на беду или на счастье пришли очередные посетители — дверь позади запищала и резко открылась, толкнув Любу в спину, отчего он полетел вниз по лестнице и едва удержался на ногах на входе в столь пугающее место. Он зацепился руками за косяк и замер, вытаращив глаза, наполненные ужасом и смятением. С близкого расстояния выяснилось, что монстров внутри куда как больше, а барабанные перепонки с непривычки разрывало от оглушительного «бамс-бамс-бамс».



Gera Serebro

Отредактировано: 02.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться