Я люблю тебя

Размер шрифта: - +

Я люблю тебя

1.

Хм, здравствуй-здравствуй… с-сестрица. Давненько не виделись, зеленоглазая гибкая гадина, однако я всё ещё не забыла, как опьяняет твой взгляд. Ползучим свойственна магия; конечно, я хорошо знаю об этом. Но тебе далеко до чёрной злобы василиска, не старайся понапрасну, не сверли меня взглядом, в камень я не обращусь. О, и не нужно так яростно шипеть, ты же не принадлежишь к роду нагов, способных убивать дыханием. Право слово, ты смешна в такие моменты, вечно пытаешься изобразить из себя нечто более значимое, чем есть на деле. Твоя сила – вкрадчивое, обволакивающее себялюбие. Ты всегда начинаешь издалека, медленно оплетаешь по рукам и ногам, обвиваешь кольцами, душишь, сжимая витки, лишаешь воли и рассудка своим шипением: с-с-с-слышшишшь, он похвалил другую? видишшшь, как он смотрит на эту тваарь? почему ты молчишшшь, почему ты молчишшшь? с-с-с-скандаль, закати иссстерику, он твой, твой, пуссть вссее знааают!

Следует признать, ты способна поразить неподготовленного человека. Ведь, что греха таить, ты весьма красноречива и легко убеждаешь потерявших голову влюблённых, что являешься сводной сестрой любви. Не имеет значения, что любовь – это птица, а змеи испокон враждуют с пернатыми – после твоего укуса бедные влюблённые уже не способны вникнуть в такие нюансы. После твоего укуса, дорогая сестрица, они становятся так похожи, так предсказуемы, так примитивны… Ты словно возвращаешь их в тёмные века, к зачатию человечества – и уже не важно, что вместо звериных шкур они носят демократичные джинсы, майки или, допустим, дорогие костюмы из шерсти перуанской викуньи и давно умеют измерять время китайскими тикалками или же Картье ручной сборки. Всё это уже не имеет ровным счётом никакого значения – твой яд сильнее вещного. И в этом нет ничего странного – ведь ты воздействуешь на базовые инстинкты. Ты жуткая собственница, моя немилая. Именно поэтому ты никого не любишь, даже себя. О, будь так любезна, не взвивайся, не раздувай капюшон – испортишь причёску! Не забывай, что я слишком хорошо тебя знаю, чтобы заблуждаться на твой счёт.

Когда-то я допустила тебя близко, слишком близко к себе, и ты не упустила случая – впилась зубами, сладострастно вгрызлась, впрыснула в меня смердящую смерть. Вряд ли ты понимала, что делаешь и зачем, иначе бы сто раз подумала, прежде так бездарно переводить свою злобу. Конечно, я выжила. Да разве могло быть по-другому, сама посуди, несчастная бестолочь! Ты постоянно забываешь, кто я, слепое неприятие застит тебе и без того близорукие глаза. Впрочем, ерунда всё это – но больше не пытайся, иначе я вырву тебе зубы, запомни.

Давай-ка переключимся, не дело ссориться вечным. Вижу, ты тоже обратила внимание на ту пару – вон, за соседним столиком. Они сидят друг напротив друга, они пока что не близки физически, но это лишь вопрос времени. Скоро он возьмёт её за руку, спорим? Возьмёт-возьмёт, я хорошо вижу, что его пальцы подрагивают в нетерпении. Они так увлечённо говорят, им хорошо вместе. Да, за ними приятно наблюдать: они умны, они обсуждают нечто важное, новое и уже близки к просветлению. Он пристально смотрит на неё, имя его чувства – восхищение. Её лица мне не видно, но практически не сомневаюсь, что глаза её широко раскрыты, зрачки слегка расширены, и она наверняка покусывает нижнюю губу. И улыбается, кивая головой в подтверждение его слов. Похоже, это… Э-э, голубушка, куда это ты собралась? Сядь на место, идиотка, эта парочка тебе не по зубам! Неужели ты не видишь, насколько они свободны? Неужели твой тысячелетний замшелый опыт не подсказывает тебе, что такие люди, как они, давно открыли противоядие против твоей отравы? Они мыслят, пойми это! Причём, между нами, не только мыслят, но и способны видеть за наносным основы мира. Если бы они сейчас не были так заняты друг другом, твоя жалкая маскировка не утаила бы змеиную суть под соблазнительно личиной. Остынь. Сдуйся. Они не твои.

Да, ты принадлежишь к древнему роду, и твоя холодная кровь имеет голубоватый оттенок. Разумеется, ты многих попробовала на вкус, а иных и пожрала без остатка. Но ты никак не старше любви, глупая. Мне ли не знать – ведь я родилась прежде вас всех и имею право утверждать. Я хорошо помню мир, в котором не было ничего, кроме Слова. Ты, верно, забыла, что моё имя – Одиночество?

2.

«...Люблю умных мужчин… Как он говорит, мм... Пожалуй, уже неважно, что именно, просто хочу его слушать... Очень нравится, о-ч-чень! Я, наверное, смешно выгляжу сейчас, волнуюсь, как девчонка, постоянно губу прикусываю, с волосами играю – но до чего же сладко всё во мне обмирает, когда он такими глазами на меня смотрит... Так...томительно. Вот. Именно оно. Почти забытое слово. Ох, да, истомно, невероятно хорошо, я хочу, чтобы он пошёл дальше, очень хочу, это же потрясающее что-то, я едва не мурлычу, я в спине прогибаюсь, когда он моей ладони касается…».

– …Ну так вот… Знаешь, именно в свободных отношениях квинтэссенция любви, согласен. Много говорят о жертвах во имя любви, но что под этим подразумевают обычно? Отказ от привычного образа жизни, от собственных интересов, от друзей-подруг, от чтения любимых книг – да-да, и такое бывает, вот же дикость! И ради чего, спрашивается? Чтобы сойтись в пару и стать друг другу взаимными тюремщиками? Чтобы обрести некое мифическое право на тела и души друг друга? Какие, к черту, права на тело? Тем более на душу? Если я хочу её и она хочет меня – мы вправе, уже в своём праве! А если она меня не хочет или я – её, какой закон заставит? Супружеский долг, подумать только! Я что, рабовладелец, чтобы стоять с кнутом над взрослым человеком, судить и карать? Или сам – раб, присягнувший на пожизненную верность – более того, взявший на себя долг желать одну и ту же женщину до скончания дней своих? Ну что за чушь, средневековье какое-то! Получается, был человек сам по себе, положим, мыслил, развивался – менялся, как следствие, – а потом: бац! играй, мой гормон! – и до самой смерти приговорён к парному бытию. К стабильности – которая, по сути, антагонист развитию. Ну ладно, сейчас, положим, гуманнее, можно и развестись, когда совсем невмоготу станет. Но смысл какой, если тут же кидаются на поиски новой пары? И снова жертвуют, жертвуют, жертвуют, по сути, просто закабаляя друг друга. Ты женат/замужем? Получи ограничение в правах. Забудь, что можешь быть отдельным, неповторимым миром. Ты должен. Должна. Должны. Кому? Кому и за что? Есть теория такая, что существующая форма упорядоченных семейных отношений была придумана около 6000 лет назад для того, чтобы мужчины могли быть уверены в своём отцовстве. Я тебя, стало быть, как товар, получаю в качественном виде и с невскрытой упаковкой – а за это гарантирую тебе пожизненное содержание. И с тех пор мало что принципиально изменилось, по большому счёту. Ну, разве что сходятся/расходятся, пробуют с другими. Но суть не меняется: должен, должна, должны. Самые стойкие доживают до старости, за редким исключением не начав ненавидеть друг друга, – потому что настоящих, духовных браков на деле крайне мало. До них ещё дорасти нужно, разумеется. Миллиарды, вдумайся только, миллиарды людей строят свои уникальные жизни по одной и той же патриархальной схеме, практически не изменившейся за тысячи лет. И мало кому приходит в голову посмотреть на ситуацию под другим углом: для того, чтобы быть уверенным в своём отцовстве, мне не нужно ничего, кроме любящей меня женщины. И ей для того, чтобы захотеть ребёнка от меня, не нужно ничего, кроме моей любви. А заботиться о своих детях – любимых, жданных! – и о женщине, родившей их тебе, это естественно для нормального мужчины. И всё! Никаких брачных уз и обязательств – для этого не правовые нормы нужны, а самосознание. Вот смотри: если бы такая модель отношений стала нормой, и люди стали рождать только желанных детей – причём именно тогда, когда оба готовы к ним, как за каких-нибудь лет сто-двести могло бы измениться общество? Браки по расчёту, по спланированному «залёту», под давлением обстоятельств,  – да вообще браки как таковые ушли бы в забвение. – Он говорил серьёзные вещи, но смотрел на меня так пристально, ласкал взглядом, что я волновалась и постоянно теряла нить рассуждения.



Ирина Валерина

Отредактировано: 02.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги