Яд внутри

Размер шрифта: - +

Глава 11 - «Venomous craving»

- Что-то я не слышу музыки, - Илмари почесал затылок, - а ты?

- И я нет, - Энви покачала головой, - может, у гаража хорошая звукоизоляция?

Парень не ответил, и девушка подумала, что сказала очередную глупость – вероятно, его слух превосходил человеческие возможности. Или нет…

- Наверное, ждут тебя, вот и не начинают, – высказала она ещё одно предположение.

- Кто знает. Давай войдём и выясним.

Питари не понравилась идея Илмари присоединиться к группе сына. Ему не хотелось втягивать Аксели в это визионерское, как он выразился, дело. Илмари обрисовал выгоду и благоприятность случая, что «Venomous craving» как раз ищут басиста, да и вокалист бы не помешал, он заверял брата, что позаботится о парне, не навлечет на него бед. Даже Энви заступилась за него, но мужчина был непреклонен.

В конце концов, спор перешел допустимый звуковой барьер, и взъерошенная голова Аксели появилась вверху лестницы. Узнав предмет спора, он безумно обрадовался, что Илмари играет на басу и поет. Он охотно предложил «брату» взять одну из гитар «дяди Илмари», которые лежали в гараже. Теперь Питари уговаривали  втроем, и такого напора он не выдержал: махнул рукой и ушёл на кухню, а ребята договорились, что Илмари придёт завтра на репетицию для прослушивания.

Он спросил, может ли Энви прийти, на что Аксели отозвался, что их подруги часто посещают репетиции, проблем нет. Энви порозовела, подумав, что в очередной раз её приняли за девушку Илмари. Тот только кивнул, но не переубедил парня. Понял ли он вообще? Может ей прояснить вопрос? Но она запуталась в мыслях, как случайный прохожий в длинном поводке активной собаки, и махнула рукой.

Илмари толкнул дверь гаража и осторожно вошёл, нагнувшись, чтобы не ударить гриф бас-гитары. Энви, как персональная тень, шмыгнула за ним. Небольшое помещение чудом вмещало оборудование, барабанную установку, колонки и усилители, но, тем не менее, обволакивало уютом. На кирпичных стенах были развешаны плакаты металл-команд, под ногами разлегся мягкий, но уже протертый от бессчетного количество ног, ковер. Диванчик и небольшой столик добавляли комфорта.

Музыка и правда молчала – все члены группы расположились на этом самом диване. Только Аксели ковырялся с педалью возле колонок. Едва ребята вошли, разговоры и смех оборвались, и взгляды пяти пар глаз обратились с любопытством и удивлением, а одной – с дружелюбием и симпатией. В основном все смотрели на Илмари, поэтому Энви воспользовалась ситуацией и тоже оглядела музыкантов.

Один был одет во всё чёрное: футболка и брюки. Длинные прямые смоляные волосы он частично заколол, частично распустил. Объём у корней делал прическу пышнее, а пряди отросшей челки, случайно или нарочито выбившиеся, удлиняли интересное лицо. Глаза с заострёнными и приподнятыми вверх внешними уголками имели красивый голубой оттенок, и у Энви сразу родилось сравнение с приятной свежестью шелка, тем более что взгляд парня скользил легко и плавно. Широкий лоб и подбородок, крупный нос и уши – эти небольшие несовершенства по отдельности производили отталкивающий эффект, а вместе не портили.

Парень не был худощав, как Аксели или Илмари: сильные руки и ноги, мощная грудь, намеки на второй подбородок и живот. Мелкие морщинки вокруг глаз и рта говорили о том, что он старше ребят, на вид ему можно было дать лет двадцать семь. Рядом сидела симпатичная девушка, немного полноватая, но с приятными формами, пухлыми щёчками и вьющимися пшеничными волосами.

У второго парня шевелюра была длиннее и гуще. Густая медовая копна доходила почти до пояса. Усики и клочок бороды, заплетенной по бокам в тоненькие косички, удлиняли щекастое лицо. На вид он казался простым, но притязательный и жесткий взгляд, которым он одарил вошедших, развеял сомнения – стало ясно, что он педантичный и скрупулезный человек. Он и девушку себе отхватил эталон красоты: правильные черты скулистого лица, лисьи глаза с загнутыми ресницами, ухоженные брови и пухлые губы. Густые светло-каштановые волосы тяжело лежали на плече. Девушка смотрела на ребят серьёзно и недоверчиво, оценивая с ювелирной тщательностью.

Энви, одетая в чёрную полупрозрачную блузку с коротким рукавом и узкие джинсы, почувствовала себя манекеном в старой немодной одежде. А тёмно-рыжие волосы показалась мочалкой четырехлетнего возраста и ржавого оттенка.

Чтобы не упасть духом, она перевела взгляд на третью девушку и сразу поняла, что это возлюбленная Аксели. Стройная, светловолосая, не красавица, но милая. Чем-то она походила на парня, по крайней мере, одеваться тоже любила в чёрно-белой гамме. Верхняя десна обнажалась при улыбке, но доброта в зелёных глазах сглаживала этот недостаток.

Пауза затягивалась. Ребята смотрели на Илмари в недоумении, в их глазах явно читалось удивление и любопытство. Это Энви уже не удивлялась поскрипывающей экстравагантной кожаной одежде – за вторые сутки вместе, она привыкла к его манере одеваться и теперь наслаждалась. Она заметила выцветший постер «Poison Within» на стене и улыбнулась. Наверное, ребята подумали, что претендент на место басиста просто «закосил» под Суло, и не только внешним видом, но и выбором инструмента и амплуа.

Посмотрев на Илмари, Энви отметила, что он сдвинул брови – вероятно, ему не понравилось, что на репетиции люди прохлаждаются. И неполный состав – не препятствие, напротив, нужно работать усерднее, чтобы покрыть пробелы. Но Энви не спешила осуждать музыкантов – у них могли быть свои причины.



Регина Райль

Отредактировано: 20.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться