Яд внутри

Размер шрифта: - +

Глава 38 - Конец всему

Следующие десять дней были самыми ужасными в жизни Энви. Будто душа готовилась покинуть мир вместе с Илмари, а тело оставалось жить оболочкой.

Каждый вечер она ходила на кладбище смотреть, как сгорает очередной лист, и часть её умирала вместе с ним. Суло отказывался идти на свою могилу – считал это бессмысленным. В последние дни он ко всему потерял интерес и покорно ждал судного дня. Никто не мог вытащить его из этой апатии. Они оба слонялись как тени, удручённые, сломленные. Общались мало – угнетение побуждало их сидеть рядом молча, барахтаться каждому в своих мыслях. Но паузы не казались неловкими – так они делили печаль на двоих.

Тридцать первое октября казалось катастрофической датой. Канун дня Всех Святых, мерзкий Хэллоуин. Когда-то Энви любила этот праздник, сейчас – возненавидела. Она говорила «уход», страшась называть «смерть». Она надеялась на чудо, не верилось, что, больше не увидит Илмари, не услышит его заразительный смех и песни вживую…

Он снова покидал группу. Девушка знала, как сильно он привязался к ребятам, как ему тяжело снова отказаться от своей страсти. Почему сейчас? Получил то, ради чего его вернули? Кто посчитал, что ста дней хватит, чтобы завоевать сердца поклонников? А если бы расчёт оказался не точным? Добавили бы дней или нет?

Парень настоял, чтобы группа взяла перерыв, отдохнула от тура. Они не репетировали, но Илмари на несколько дней пропал в студии. Энви радовалась, что он отвлекается музыкой. Это всегда помогало ему. Суло думал, как сказать друзьям, что его больше не будет. Она предлагала соврать, что он уезжает на север или в другую страну, но тогда его уход сочли бы предательством. Она не знала, что он решит.

Питари тоже ужасно расстроился, он обрёл брата и снова терял его.

Все вокруг были подавлены. Даже Минна что-то подозревала, но с расспросами не лезла, словно чувствовала, что друзей лучше не трогать. На обычную активную и болтливую подругу это не походило, и Энви уверилась, насколько сильны их с Илмари безнадежность и отчаяние, что даже такие жизнерадостные люди замыкаются в себе.

Флика, этот пушистый комочек, тоже ощущала печаль Илмари. Успев полюбить его, сейчас она не отходила, когда он был дома. Кошка настойчиво мурлыкала и требовала внимания, словно запасалась лаской впрок. Едва парень садился на диван, Флика забиралась ему на колени. Тёплый мурчащий комочек отвлекал Илмари от тяжких дум. Кошка ловко делала то, с чем не справлялась Энви.

Один день походил на другой, даже солнечные они казались мрачными, ведь роковой час приближался.

 

* * *

 

Энви читала, но мысли витали в другом месте, и она не понимала смысла. Каждый день она выплакивала по кувшину слёз, и сегодняшняя порция грозила побить рекорд.

Пять вечера, Илмари ещё не пришёл. Она нервничала, вдруг он уже..? Но вот скрипнул ключ в замке, и парень появился на пороге – бледный, с потухшим взором и скорбным выражением лица. Даже волосы потеряли объём и блеск, локоны больше не казались озорными и соблазнительными, а распрямились и почернели. Или контраст с лицом давал такой эффект. Он оделся, как в день встречи: узкие кожаные брюки и длинный плащ, чёрная рубашка, ботинки на платформе и кольца, которые с тех пор не носил.

Угрюмый и обречённый. Его горе не измерили бы никакие шкалы. Он приготовился расстаться с жизнью через два часа. Но погибали оба – Илмари забирал с собой душу Энви.

Увидев его, девушка вскочила, но Суло даже не взглянул на неё и прошёл в зал.

- Возвращаю, - сказал он безжизненным голосом и положил на стол ключи. – Спасибо вам с Минной, что разрешили пожить здесь.

 Слова ранили. Он кидал их Энви в лицо с горькой обидой, но злился не на неё, а на судьбу. Тоска крепко обняла её, казалось, скелет дрогнул, а кости затрещали и сломались. Она пошатнулась, опасаясь, что рассыплется на части прямо сейчас.

- И это мне больше не нужно, - парень выложил телефон и плеер и усмехнулся, - попользовался технологиями, погостил в веке прогресса.

Дрожь заколотила. Сказав «погостил», он подчеркнул своё временное пребывание здесь. Тошнотворный ком встал поперек горла, не давая выйти словам.

- Я не смог сказать группе, - Суло привалился к столу.

Он по-прежнему не смотрел на неё, а вдруг заинтересовался собственными кольцами и начал настойчиво крутить одно, словно собирался снять вместе с пальцем.

- Я не смог соврать, а в правду они бы не поверили, - он  вздохнул и поднял глаза к потолку. – Скажи им сама что-нибудь, объясни моё отсутствие. Хм, «отсутствие», - он усмехнулся и саркастично посмаковал слово. – Да скажи, что я просто их кинул…

Горечь в его голосе разъедала душу. Но Энви снова не смогла ничего ответить.

- А хотя зачем говорить? Кому есть дело до останков прошлого? – дёрнул плечом парень. – Уже не имеет смысла. Неважно, кто что скажет и что подумает.

Девушка вздрогнула. Илмари прав. Он развеял её сомнения. Она думала признаться, что любит его, но сделать это в самый последний день казалось невозможным. Это не нужно. Что изменится, если она расскажет? Не эгоистично ли перекладывать на него ответственность? Вдруг он обидится и подумает, что она помогала ему, надеясь на взаимность? Нет, он прав, сейчас до её чувств никому нет дела. Энви должна справиться с  ними сама, даже если они похоронят её заживо. Слишком поздно…



Регина Райль

Отредактировано: 20.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться