Янтарный меч

Размер шрифта: - +

Глава двенадцатая

О берегинях Ивар не знал. Кто такие русалки, он не знал тоже, поэтому первым вопросом, когда переступил порог, было: «Почему девочка в таком виде?»

Ивушка польщенно захихикала и наперебой с домовым принялась объяснять особенности дивнодольской нечисти.

– У нас нет речных дев, – задумчиво ответил Ивар. – Только морские. Знаю мало: у них рыбьи хвосты, и они мстительные твари. Хотя старики говорят, что где-то еще живет племя тюленей, способных обращаться в людей. В незапамятные времена их девы часто выходили за наших мужчин. Всегда считал это баснями. Но про берегинь я так и не понял. Чем они отличаются от человеческих женщин?  

– Тем, что они не люди, – терпеливо пояснил Торопий. – Им послушны силы природы. Не все, но многие.

– Дара добрая, – встряла Ивушка. – Она никому никогда слова худого не скажет и на грубость не ответит.

– И она сразу была... такой? Она может стать человеком? – кажется, Ивар счел, что берегини – это проклятые девы, чем вызвал у русалочки сдавленный смешок.

– Чаво рассусоливать? Смотреть надысь, – буркнул домовой. – Не поймешь, пока не увидишь.

Рассказывать человеку про берегинь было все равно что глухому соловьиные трели жестами описывать. Но Ярина молча кивнула. С тех пор, как мужчина переступил порог горницы, она не сказала ни слова. Дедушка сам объяснял, почему Ивару лучше взять в супруги Дару, и какой та станет прекрасной матерью. Она думала, мужчина заговорит с ней сразу, упрекнет, но он лишь быстро глянул на нее и смолчал.

Нехорошо было на душе, муторно. Стыдно. Ведь согласилась же, а теперь получается – струсила. Ничего бы с ней не случилось, жила бы с Иваром, малыша нянчила. А там, глядишь, своего родила. Но сердце упорно не желало слушать голос разума, оно замирало от облегчения, что не придется всю жизнь прожить, не узнав настоящей любви. И от этого стыд разгорался жарче.   

Поэтому Ярина молчала. Даже когда домовой заявил, что пора бы идти, только склонила голову и скрылась в спаленке. В штанах сватать невесту не пойдешь, нужно наряжаться. Женщине и вовсе не полагалось заниматься столь важным делом, если она не сваха, но стоит Ивару пойти в одиночку, водяной его просто-напросто утопит, а потом заявит, что никакого жениха в глаза не видал.

Платьев было жаль, в них бы не по лесу – по терему ходить. Ярина нашла то, что попроще: из темно-синей шерсти, расшитое белоснежными перьями. Но хоть не шелковое. На голову подошел тонкий серебряный венчик и височные кольца, щедро усыпанные зернью.

Когда она вышла, Ивушка захлопала в ладоши, даже по каменному лицу Ивара скользнула быстрая сухая улыбка.

– Хороша-а, – всплеснул руками домовой. – Чисто княжна!

Ярина смущенно зарделась, обернувшись на зеркало. Из отражения испуганно глядела чужая красивая девушка. Словно помолодевшая мама вдруг оказалась за стеклом. Она тоже не любила шелка и золото.

– Возьми-ка. – Торопий вытащил из сундука длинный плащ с капюшоном. – Тебе в самый раз пойдет.

– Я предупрежу сестриц и Дару. – Ивушка соскочила с лавки и кинулась к двери. – Будем вас ждать.

Ярине ничего не оставалось, как проводить Ивара к Хохлатке.

Шли молча. Она не находила слов, чувствуя на себе внимательный взгляд.

– Ты точно решила? – мужчина поравнялся с ней, взяв за локоть. Ярина привычно вжала голову в плечи, она не любила, когда до нее дотрагивались посторонние.

– Да.

Пришлось повернуться и посмотреть на Ивара. В его лице не было упрека, одно отстраненное равнодушие. Стыд как рукой сняло. Чего виноватиться, когда несостоявшийся жених не слишком расстроен.

«Вот бы они с Дарой понравились друг другу», – пожелала Ярина. Может, берегиня со временем растопит его сердце, и сама утешится, обретет счастливой.

Берега Хохлатки украсились лохматыми зарослями лозняков, хотя камыши стояли еще сухие. Вода утратила серость, став зеленовато-прозрачной. Все камушки разглядеть можно.

Спустившись, Ярина сложила руки лодочкой и прокричала изо всех сил:

– Батюшка водяной!

Шею внезапно обожгло огнем, ожерелье вспыхнуло, по воде пробежали искры, отправляя зов. Долго ждать не пришлось, вскоре река  пошла рябью, и из неё показалась зелёная кочка с глазами.

На физиономии  водяного застыло недовольство.

– А, лешачка, – протянул он, почесывая бороду. – Зачем пожаловала? Да ты не одна, погляжу. Не хочешь ли помощничка мне подарить? Чего такая нарядная?

Несмотря на напускную суровость, нечисть разглядывал Ивара с ленцой, скрывая интерес.

«Хороший знак», – решила Ярина, прижала к себе женихов каравай и затянула традиционное:

– Пришли мы с добрым делом*…

Глаза водяного начали округляться, превращаясь в две желтые плошки.

– Что? – булькающе спросил он. Река вздыбилась, угрожающе плеснула у самых сапог. Хотелось попятиться, но Ярина устояла, продолжив скороговоркой:

– Прослышали мы, что у тебя есть дочь названная, краса ненаглядная. Не отдашь ли за нашего купца? Всем вышел…

Их окатило речной водой с ног до головы прежде, чем она опомнилась. Рядом глухо заворчал Ивар, но Ярина оттерла его локтем за спину, вставая перед разгневанным водяным.

– Сдурела, девка?! – он схватил ее за плечи, когти насквозь пропороли плащ, впиваясь в кожу.

– Смил – человек! Ему нужно к людям! Ты не можешь их держать взаперти вечно!

– Она столько от людей натерпелась, а ты ее снова в лапищи человеку засовываешь?!

– Дай ей сам решать!



Ольга Ромадина

Отредактировано: 13.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги