Янтарный меч

Размер шрифта: - +

Глава вторая

Грохот ураганом ворвался в сон, Ярина чуть на пол не свалилась. Спросонья не сообразив, где находится, она потревоженной птицей слетела с печки, порываясь кинуться то ли туда, где громыхало, то ли наутек. Домового же звуки не напугали – он даже головы не поднял, продолжая зашивать дыру на рукаве ее многострадального кожуха. 
– Дедушка, что это?
Ярина сгребла валенки в охапку, готовая к чему угодно, вплоть до нападения вчерашних невидимых чудищ, но спокойствие хозяина было непрошибаемым.
– Опять пришли, – невозмутимо ответил он. В руках ловко сновала игла, кажется, еще немного, и даже следа от дыры не останется. – Ходют, ходют чевой-то. Все неймется.
– Это что, из деревни?
Дощатый пол был удивительно теплым, шлепая босыми ногами, Ярина подбежала к окну, но то, как назло, выходило на другую от ворот сторону, позволяя увидеть только бескрайний лес. Дед усмехнулся, щелкнул пальцами, стекло покрылось серебристой рябью, а потом изображение сменилось, теперь показывая двор по другую сторону избы. Разница невелика, но если частокол не выдержит натиска, хоть видно будет, кто ломится. 
Валенки выпали из рук, Ярина аж на лавку села от удивления. Никогда, даже в сказках, домашняя нечисть не творила таких фокусов.
– Как же это? – ошалело спросила она, пытаясь высмотреть, что происходит за воротами, которые продолжали содрогаться от ударов.
– Волшба, – улыбнулся, показав острые зубки, домовой. 
– Твоя?
– Нет, что ты, девонька, это еще до хозяйки было. Кудесник в стародавние времена избу построил, он ее и заговорил. И ее, и подворье. Я в магичестве не больно силен, но хозяйка говорила, что таких заклятий сейчас не знает никто. Стеклы эти, волшебные, цены немереной. 
Стоило домовому начать говорить о владелице избы, голос его сразу теплел, наполнялся грустью. Ярина пожалела старичка – нечисть редко привязывалась к людям, но, если такое случалось, разлуку переживала болезненно. Бывали случаи, когда нечистики даже уходили искать хозяев, успешно или нет – история умалчивала.

Горницу наполнял утренний свет, сделав ее еще просторнее и уютнее. Миски, из которых она трапезничала ночью, вымытые стояли на полках, а в печи поспевали пироги, наполняя комнату щекочущим нос запахом печеных яблок и свежей сдобы. 
Прекрасное утро, если бы не настойчивые посетители у ворот. 
– Раньше-то их леший не пущал, – продолжал как ни в чем не бывало домовой. – Но отправился он в путь-дорогу, две луны уж минуло. А эти как прознали, что путь свободен, все бродят вокруг. Внутрь еще ни разу не сунулись, значится, чары действуют. Токмо ослабли совсем, еще немного – сниматься с места придется.
Закончив шить, он с невиданной силой встряхнул кожух и с улыбкой продемонстрировал свою работу, но взгляд то и дело возвращался к окну.
– Что им нужно? – все еще пытаясь разглядеть пришельцев, поинтересовалась Ярина. 
– Поди разбери, – Торопий пожал плечами и переместился к столу, принимаясь бережно протирать его тряпицей, смахивая одному ему видимые пылинки. – Может, сокровища найти хотят, может, думают, что тут чудо-юдо поселилось. Хозяйку-то все знали. Часто раньше захаживали: то стрелы им заговори, то зелье опохмельное сготовь. А как сгинула она, да потом маг этот проклятущий появился, словно с цепи сорвались. Жадное до чужого добра ваше племя, ох, жадное.
Домовой потянулся, и соседнее окошко распахнулось, впуская в горницу вместе со студеным утренним воздухом обрывки разговора, от которого внутри все похолодело.
– Нет ее, говорю же. Зря только колдун нас гоняет. Не вернется. Раньше бы мы даже дорогу сюда не нашли.
– Отчего тогда дым из трубы? А ежели нет, пошуровать бы там. Чай, колдун не узнает. 
– Не по-людски это. Али забыл, как ведьма твою жену от родильной горячки спасла? Ведьмовство здесь, опять же, на доме. Не помереть бы.
– Не помрем. Ведьмы нет, колдовство ее сгинуть должно было вместе с ней. Коли боязно, беги к жене под юбку. А мы с Годотой промеж собой каменья разделим.
– Хозяйке ларец драгоценный доставили, аккурат перед тем как сгинула она, – пояснил хмурый Торопий. – Прознали же, погань бледная. Ничего, будут им каменья. На всю жизнь запомнят.
Ноги околели, Ярине пришлось наклониться, чтобы надеть валенки, а когда она снова прильнула к оконцу, через частокол уже перелезал здоровенный детина – косая сажень в плечах. Как только веревка выдерживала! Но оказаться во дворе любителю чужой собственности было не суждено – миг, и грохотнуло, запахло паленым, а мужик с воплем свалился по ту сторону забора. Окрестности огласились неподражаемым фольклором в различных сочетаниях, Ярина стыдливо поморщилась – привыкшая к селянской брани, из этой прочувствованной речи она даже почерпнула пару новых выражений. И рада бы забыть, да не выйдет.

На лице домового застыло мрачное злорадство. Но торжествовать было рано, деревенские отличались упрямством и злопамятностью. Стоило подумать, что они отступят, чтобы вернуться позже с новой каверзой, как ворота вновь содрогнулись.
– Не попасть им сюда, не боись, девонька, – усмехнулся Торопий. – Пусть чары и ослабели, все ж держатся.
– Дедушка...
Сердце заходилось в дурном предчувствии, перед глазами, словно вчера это было, расцвело воспоминание: десять лет назад жители совсем другой деревни пытались поджечь стоявший на отшибе покосившийся домишко. Для них семья Ярины была чужой, никто за них не вступился. От участи сгореть заживо в только обжитой избе спас отец – селяне испугались высоченного витязя с мечом, отступили. Но своими в Заболотье стать не вышло. Отца боялись, а когда брат подрос, стали бояться и его, поэтому не трогали, но ни один из жителей не шел на поклон к пришлой знахарке, хотя своей в деревне отродясь не было. 
– Дедушка, а от огня чары защитят? – обмирая от страха, прошептала она. 
Судя по тому, что торжество на лице домового сменилось тревогой, эта мысль не приходила ему в голову. Слишком поздно! Первая горящая ветка упала на землю, ничего не задев, но, судя по ругани, останавливаться мужики не собирались.
– Рехнулся? Колдун нам головы открутит!
– Плевал я на колдуна! Сжечь надо мерзость эту ведьмовскую! А когда догорит – тогда сокровища поискать. 
Следующая ветка упала на крышу давно опустевшего курятника. Так хороший пожар не устроить, но Ярине приходилось видеть, как полыхают дома, загоревшиеся от одной только лучины, поэтому обольщаться не стоило. 
Паника сдавила горло, но окончательно остолбенеть не дал оклик домового:
– Собирайся, – велел он, вытаскивая из печи только что поспевшие пироги.
– Дедушка, но как же!
Ярина все еще не могла прийти в себя, хоть и понимала, что время дорого, если поджигатели разойдутся, то угореть в избе можно запросто. Это если не думать о том, как она будет добираться до Ольховника – без лошади, без денег – кошель вчера остался где-то в лесу, свалившись с пояса. Да и уходить вот так, тайком, оставляя доброго, пригревшего ее домового, который бессилен перед нападавшими! Домовые не живут на пепелище – куда он подастся? 
– Может, можно что-то сделать? – нерешительно спросила она, все же вняв совету и принимаясь одеваться. Рубашка и штаны еще не успели просохнуть как следует, но влажная ткань, неприятно липнувшая к телу, была последним, что волновало Ярину сейчас.
– Ты богатырь али ведьма? – печально хмыкнул Торопий и, дождавшись печального вздоха, добавил. – Коли нет, чем ты собираешься с ними сражаться? Косами своими русыми задушишь?
Краска стыда залила щеки, и девушка принялась отчаянно бороться с застежками кожуха. Она ничего не могла: бесполезная, ни на что не годная девка! Но на самоедство времени не было. 
– Держи, – стоило выпрямиться, домовой протянул ей пироги, крепко спеленатые в тряпицу. – На дорожку. Денег нет, не серчай; как сойдешь с крыльца, беги мимо колодца. Супротив него увидишь калитку. Пусть дорожка будет скатертью.
– А ты, дедушка?! – у Ярины от отчаяния горло перехватило.
– Не боись, девица, – Торопий упер руки в бока, выпячивая грудь, хотя по всему видно – хорохорился. – Не пропаду. Я воробей стрелянный.
Отчетливо осознавая свою беспомощность, Ярина приняла подарок, часто смаргивая, чтобы не пустить злые слезы на глаза. Только и удалось выдавить:
– Спасибо, дедушка.
– В добрый путь, – серьезно кивнул домовой.



Ольга Ромадина

Отредактировано: 13.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги