Янтарный меч

Размер шрифта: - +

Глава шестая

Каждый селянин, если вышел из ползункового возраста, знает, что упыри смертельно опасны. Не каждый знает, откуда они берутся или как выглядят. Зато наставление при встрече с нежитью помнят на зубок: бежать. Если повезет и успеешь добраться до реки – считай, спасен. Доберешься до околицы – тогда хороши смола и огонь, всем скопом ходить на упыря сподручнее. А если не повезет… Что ж, нежить будет сытой, и в ближайшую седмицу у любителей поплутать будет больше шансов избегнуть незавидной участи, потому что сытые упыри бегают медленнее.

А еще сытые упыри медленнее прыгают. Это Ярину и спасло. Не потеряв равновесия, она рванулась влево, зажмурившись, выставила кинжал перед собой и замахнулась со всей силы, как учил отец. От воя взвились с облюбованной ими столетней ели вороны. Упырь впустую щелкнул клыками, обдав смрадом, завертелся по поляне, мотая покрытой струпьями башкой. Опомнившись, Ярина с изумлением обнаружила кинжал торчащим аккурат из левой глазницы беснующейся твари, куда он вошел по самую рукоять. Не иначе, с испуга получилось.

Праздновать было некогда, думать тоже, она бросилась наутек, не разбирая дороги. Упыри и вурдалаки, вопреки поверьям, были отдельными видами, а не переродившимися людьми, в отличие от Бродящих – восставших покойников, на тех серебро действовало губительно, а на первых – увы. Увешанными серебром путниками они закусывали с не меньшим удовольствием и изжогой не страдали.

Пусть тварь лишилась глаза, безопаснее она не стала. К тому же, Ярина припомнила: в лесу бродит еще одна, которая наверняка учуяла запах ее крови. Оставался еще и вурдалак.

«Дура!» – повторила она про себя, мчась со всех ног. Благие намерения на темную дорогу ведут. Куда сунулась, не подготовившись? Впрочем, на самобичевание времени не было, последние минуты жизни стоило потратить на что-нибудь более практичное. Например, придумать план спасения. Жаль, он придумываться не хотел. И на дерево не залезешь, и помощи ждать неоткуда. Хоть в сапогах бежать было легче, в валенках она давно бы поскользнулась на весенней грязище.

За спиной раздавалось утробное рычание. Неподалеку завыли потревоженные волки, заставляя вжать голову в плечи. По лицу больно хлестнула ветка, Ярина чуть не оступилась. Паника схлынула, пришло понимание, что она бежит совсем не к дому и не к опушке, а как распоследняя курица несется невесть куда.

Завывание слева заставило резко свернуть в другую сторону. К упырю присоединился его собрат. Ах, как не хватало сейчас ожерелья. Или магии. Или хоть чего-нибудь!

Она мчалась вперед, стараясь хоть немного сориентироваться. Знакомых троп не попадалось, одни ровные ряды еще не обрядившихся в листву деревьев. Слух улавливал только собственное клокочущее дыхание и неумолимый хруст веток за спиной. Вдруг хлюпанье под ногами привлекло внимание. Ручей! Рядом из-под земли бил ключ, вода собиралась в игривый поток и бежала дальше, теряясь между деревьями. Раздумывать времени не было, Ярина, едва не споткнувшись, кинулась туда. Если есть ручей, есть шанс наткнуться на большую воду. Вот бы к реке выйти. Или к озерцу. Да что там, она была бы рада и болоту, но топи проходили гораздо севернее.

Быстрей, еще быстрей. Внезапно зябкий ветер принес запах сырости. Река! Совсем рядом. До скособоченной ивы, свесившей ветви с яра, рукой подать.

Сзади зарычали, так близко, чуть не остановилось сердце. Ярина поддалась страху и завизжала. Твари загоняли добычу, она доживала последние минуты. Не успеть! От визга дыхание застряло в горле, ноги подломились, отказываясь держать. Она кубарем покатилась сквозь заросли ежевичника, последние сажени ничего не видя и не соображая.

Воды Хохлатки приняли в студеные объятия и сразу вернули к жизни. Спасением стал осыпавшийся крутой берег, с которого девушка и свалилась, оставив упыря –одного – без толку лязгать зубами. У страха глаза велики, еще минуту назад Ярина была уверена, что за ней гонится целый табун тварей, а оказалось, одноглазый в погоне то ли не участвовал, то ли отстал раньше. Иначе уйти бы не удалось.

Порадоваться не вышло, в тело впились тысячи острых шипов. Река, только-только освободившаяся из зимнего плена, волокла ее вниз по течению, к Пожарищам. Одежда камнем тянула вниз, ноги свело судорогой. Больше пары минут в ледяной воде не выдержать.  Хладный труп "ведьмы" селяне встретят с распростёртыми объятиями, а уж колдун обрадуется!

Ярина до крови прокусила губу и попыталась грести в сторону берега. У упыря не хватило мозгов, чтобы преследовать ее вдоль реки, и то хорошо, не придется выбирать: утонуть или быть съеденной.

До спасения оставалось не больше пяти саженей, когда ее дернули за ноги, утаскивая под воду. Ярина забарахталась, пытаясь вырваться. Перед носом мелькнуло перекошенное белое лицо с огромными бесцветными глазами, и девушка впилась ногтями в него, вкладывая в рывок всю ярость.

Она могла сколько угодно сочувствовать нечисти и любить мелких духов, но русалок не выносила. Нахальные пакостницы жили в речке возле их Заболотья. Серьезного зла не причиняли, никого не топили, за мужскую ласку или за гребень могли помочь по мелочи, но уж если им кто не нравился – пиши пропало. Семья Ярины в любимчиках у русалок не ходила. Мужчин они не трогали, скандалистку Нежку, с которой разлад и пошел, боялись, а вот им с матушкой здорово доставалось. То в кадушку с бельем тухлой рыбы накидают, то рубашку порвут, то просто обсмеют. Много ли нужно тихой девочке, которая специально уходила подальше от деревни, чтобы не слышать насмешек односельчан. И к порядку призвать их было некому, водяной в тех краях людей не жаловал.

Избежав огня и клыков упырей погибнуть из-за какой-то лахудры? Ярина отбивалась что есть мочи, пытаясь избавиться от русалки прежде, чем подоспеют ее подружки. Тогда останется самой ко дну пойти, будет шанс утонуть быстро. Воздуха не хватало, грудь сдавило тяжестью. Задыхаясь, она пихнула нападавшую локтем в лицо и толкнулась ногами, выныривая на поверхность.



Ольга Ромадина

Отредактировано: 13.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги