За Рекой

Размер шрифта: - +

За Рекой

 

1

Первые проблемы в их путешествии возникли на берегу Реки, в крепости пограничников. Князь Умия отказался даже разговаривать с ними и велел убираться в Кардаш.

К походу на другой берег Великой реки Сирш впервые задумался, когда ему было пять лет. Отец читал ему с братьями рассказ про волчьих князей, про тварей, которые не люди и не звери, про Великую реку, про древнюю границу. Братья боялись, что граница когда-нибудь не выдержит, и твари захватят весь мир. А Сирш думал, откуда они взялись и почему рвутся сюда.

Став взрослее, он не бросил мыслей о том, что может быть на том берегу. Наоборот, идея захватывала его всё больше и больше. Сирш искал, хватался за любую информацию и надеялся. В его жизни случилось всякое, взлёты, падения, разочарования, победы. Но мечта оставалось одной. Узнать что там, за Рекой. Он нашел друзей, которые, как он, грезили знанием и были готовы рискнуть, ради славы, верности своим богам, помощи людям или из любопытства.

Всё было хорошо. Всё. Кроме упрямства пограничников.

Умия три дня отказывался даже поговорить с Сиршем, пока тот сам не поймал его в одной из внутренних галерей замка.

— Об этом не может быть и речи, — устало отмахнулся от него оборотень. Князь был очень молод, но выше Сирша почти на голову, и волшебника это раздражало. Волки были надменны, как магистры Кардаша, а их князь вёл себя так, словно не был мальчишкой в замке на краю земель, а владел всем Кардашем.

— Объясните мне, почему. Только не рассказывайте мне об опасностях и тварях на том берегу. Вы знаете, что для меня они ещё менее опасны, чем для вас!

— Причина одна, она проста, и я удивлён, что вы её не знаете, раз, как говорите, годами готовились. Дело в том, что только мои сородичи могут пересекать реку.

— Что вы имеете ввиду? — опешил Сирш.

— Граница непроницаема. Твари не могут перейти на наш берег, люди — на их. Если мы попробуем переправить вас на другой берег, лодка не сможет отплыть от нашего берега.

— Вы про это! — обрадовался волшебник. — Я знаю способ, как переправиться через границу. Она уже сработала в Кумее на Восточной реке, но там слишком далеко от нашей цели…

— Тогда твоя затея не просто безумна, но и опасна для нас всех, — перебил его князь. — Если твои знания попадут тем, кто живёт на том берегу, мы уже не сумеем их остановить, и этот берег будет опустошён. Забудь о своей затее и уходи отсюда. Больше нам не о чем говорить.

Сирш попытался ему возразить. Не для отказа он потратил десятки лет на изучение того, что за рекой. Не для этого искал отчаянные головы, чтобы получить отказ. Турил из Гемеды, Кивеси и Кимес, рыцари Кардаша, Альма Дела, мастер иллюзий. Эти имена могли бы напугать всех тварей за рекой, если бы они имели разум.

— Не хочу ничего слышать, — объявил Фэл. — Наше гостеприимство будет действовать ещё сутки. Надеюсь, вам хватит этого времени, чтобы убраться из моего дома и с моего берега. И не думай, что у других князей тебя ждёт другой приём, — с внезапной угрозой в голосе прорычал Умия. — Уже завтра все вдоль границы будут знать о тебе.

Продолжать разговор князь не стал. Его солдаты прерывали все попытки начать разговор. Пришлось ночью перед рассветом выбираться из замка через окна и бежать к причалу волков. Там их и поймал старший кузен Фэла, Умия. Сирш, к своему стыду, не заметил этого не уступавшего Кимесу ростом детину, пока тот не подошёл вплотную и сам не окликнул волшебников. Сирш и его друзья приготовился к бою, но Умия внезапно мирно предложил им помощь в переправе.

— Вы не боитесь, что вас накажут? — спросил Сирш, когда они отплыли и он закончил своё волшебство. Граница пропустила их. Ночь стояла безлунная, и в свете звёзд не было видно ничего, кроме редкого тумана над чёрной водой Реки.

— Ну… — протянул пограничник. — Ребята просто выполняют мой приказ, так что их Фэл не тронет. А я как-нибудь разберусь с братом.

— Зачем вы это делаете?

— Скажем так, я считаю, что нам надо знать, откуда оно всё берётся на той стороне, а вы выглядите как ребята, которые знают, что делают.

Сирш не нашёл, что ответить. В нём было скорее больше уверенности в своих силах, чем знания, что именно они делают.

— Мы дальше Дуба карты не прокладывали, — рассказывал Умия. Пограничники молча гребли и в разговор князя с волшебниками не встревали. Они не зажигали даже фонарей. Им хватало звёздного света, или они чувствовали правильное направление? Сирш не знал. Он изучил многое про границу, про Великую реку, про тварей, что обитают на другом берегу… И по-прежнему ничего не знал. От древних, поставивших границу по трём великим рекам, не осталось даже имён. Легенды и редкие записи говорили, что один из них всё ещё жив и охраняет мир от творящегося за Рекой, но Сирш не нашел даже его следа. Никто не знал, зачем они это сделали, откуда взялись твари на том берегу, откуда пришли оборотни и почему именно на них возложили обязанность охранять реки. Единственное, о чём упоминали скупые хроники, был некий Исток – то, откуда всё пошло:  постоянно пытающиеся прорвать границу твари, ужас, холод и смерть. Это нечто должно было находиться в большом треугольнике между тремя великими реками. Северная, та, через которую они переправлялись, брала начало в горах Умал и текла через леса на запад. Восточная начиналась в тех же горах и текла, прямая, как стрела, на юго-восток до моря. Южная текла по пустыням Увере в тысяче миль на юге. Была ещё одна граница через море, но до неё никто ещё не заходил. Корабли опасались плыть между Восточной и Южной границами. Говорили, что море там полно демонов, вода кипит, а гневливые духи охотятся за кораблями.

— Почему не доходите? Слишком далеко? Или там в других местах не пройти?



Изотова Ольга

#10287 в Фэнтези

В тексте есть: дарк, чудовища

Отредактировано: 20.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги