За следующей дверью

Размер шрифта: - +

Глава 2

ГЛАВА 2

Ведьмина книга

 

− Предатели! Изменники! Смерть вам! Смерть! − раздавался нечеловеческий крик.

Ветер завывал на разные голоса, трепал длинные развевающиеся одежды, но не мог ничего поделать. Песня поднималась над землёй, неподвластная больше никому, кроме четырёх человек, стоявших вокруг возвышающегося идола. Суровое лицо, вырезанное в дереве, исказилось от ярости, жёлтые очи жгли божественным гневом.

− Смерть! Смерть придёт за вами! Вы поплатитесь! − ревел ветер.  

Четверо одновременно достали ножи из-за поясов и без страха и колебаний порезали ладони, соединили руки, образуя круг. Они продолжали петь гулко и громко, и старый грозный идол стремительно покрывался трещинами, словно старик морщинами. Песня простая и грустная летела над холмом, отражаясь в воде, шурша в камышах и возвращаясь назад, усиливаясь, кружа вокруг островка посреди реки. С треском столп раскололся надвое.

Чародеи замерли, поднимая головы к небу. Старший из них первым разорвал цепь. Ведун прошептал пару слов, кровь остановилась, рана на руке зарубцевалась, и следа никакого не осталось.

− Ещё один, − устало выдохнул седобородый колдун. Устало присел на землю, ссутулился, бессильно опустил голову. − Покуда мы со всем управимся, и сами дух испустим.

− Такова наша доля, − подошла к нему кудрявая женщина, чьи медовые волосы уже оплетала серебристой паутиной седина. − Мы их даром владеем, нам и за злодеяния  их платить.

− Мало нас слишком. Четверо всего, а мест силы по всей земле видимо-невидимо. Прознают про наши деяния, так не сыскать нам спасения.

− Уже прознали, − ведьма прислушалась, не кричит ли в исступлении ветер угрозы, но тот затаился где-то в вершинах деревьев.

Женщина призадумалась. Оборачиваясь на покорёженный идол, нахмурила лоб. Ясные очи её  выражали глубокую задумчивость.

− Так отчего бы нам не пойти в к брегам Волхова да не сомкнуть круг в последний раз? − предложил мужчина, стоявший в стороне от остальных.

Старик с сомнением взглянул на него, размышляя над сказанным.

− Отчего бы не пойти? − повторил он. − Страшусь, не все назад воротятся.

− То не страшно, − произнёс юноша, чьи кудри и черты лица говорили о близком родстве с медоволосой ведьмой. Его яркие голубые глаза сияли безудержной отвагой, свойственной юности. − Страшно жить в мире, где нет покоя добрым людям от ненасытности и бессердечия! − он махнул рукой в сторону поверженного идола. − Остановить их надобно, и любую за то цену можно уплатить. Даже голову сложить.

− Не время тебе о смерти помышлять, − возразил старик. − О матери своей радей, о деле нашем нелёгком...  

Жёлтые глаза вспыхнули в последний раз за спинами ведунов, затухая, а ветер понёсся прочь, торопясь донести срочную весть до нужных ушей.

 

* * *

Безудержно кашляя, Ника выплёвывала воду на кухонный стол. Облокотившись на локти, она низко склонилась, и мокрые спутанные волосы закрыли её лицо. Тёплая рука гладила по спине, пытаясь успокоить.

Тётя Аня металась по комнате, распечатывая коробки.

− Ох, а полотенца-то Кирилл уже увёз. Женя, ну-ка принеси что-нибудь из своих вещей. Веронике же надо переодеться в сухое, − говорила она.

Сидя в луже, растекающейся вокруг неё, Ника приподняла голову, оглядываясь по сторонам. Её мутило, а дышать всё ещё было тяжело. Вода мерзко воняла. Принюхавшись, девушка с отвращением поморщилась.

− Можно принять у вас душ? − спросила она и тут же опомнилась, сообразив, где находится. − Ох, ну конечно.

Тётя Аня ободряюще улыбнулась. Она открыла навесной шкафчик и достала бутылку водки.

− Выпей лучше, чтобы не заболеть. Посмотри только, какие губы синие. Вода ледяная, а ты в ней долго была, пока Егор смог тебя выловить.

Женщина открутила крышечку и налила немного в пластиковый стакан. Кухонные полки к тому времени опустели, всю остальную посуду успели упаковать. Вернулся Женя со стопкой одежды. Заметив стакан в руках матери, он смутился.

− Мам, я могу нашептать, чтобы Ника согрелась. Не надо сразу гостей спаивать.

Женщина состроила возмущённую физиономию.

− С каких пор ты такой правильный? Думаешь, мы с отцом не почувствовали, как от тебя разило, когда ты с дачи Антона вернулся? − возмутилась она.

Женька покраснел ещё больше.

− Мам, ну прекрати, − пробормотал он, подступая к Веронике. − Мне надо сосредоточиться.

− Сосредоточиться ему надо, − фыркнула женщина. − Давай, помоги девочке.

Покраснев аж до ушей, Чип взял Веронику за руки и зашептал себе под нос заклинание. Девушка почувствовала, как понемногу становится теплее.

После, не слезая со стола, она переоделась в свитер и брюки Жени. Резиновые сапоги совсем промокли, и Чипу пришлось нести девушку на руках до самого сарая. Вероника прижимала одной рукой к груди ботильоны, а второй обнимала шепчущего за шею. Посадив Нику на бочку, Женька ушёл за вещами. Вернулся с тремя набитыми сумками. Две парень повесил на плечи, третью всучил спутнице.

− Подержи, − попросил он. − Я открою коридор.

Вероника обхватила багаж обеими руками и пыталась не выронить ботильоны, наблюдая за шепчущим, прокладывающим проход через дверь в сарае. Та распахнулась, и вода полилась в непроглядную пустоту. Женя забрал сумку у Ники.

− Пошли, − поторапливал он, пропуская её в темноту зачарованного прохода.



Черкасова Ульяна

Отредактировано: 21.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться