За тем поворотом

Размер шрифта: - +

Глава 37

Зандер шел по аллеям парка, не разбирая дороги и ничего не видя перед собой, а боль когтистой лапой разрывала его грудь на части. Он так шел и шел, пока на одной из лужаек не споткнулся о тело… графа Ориана. Тот лежал на спине, раскинув руки в стороны, а по его щекам непрерывным потоком струились слезы.

— А-а-а-а, это ты, шут, — произнес он, еле ворочая языком.

Было такое чувство, что граф сильно пьян, и, упав, просто не смог больше подняться.

— Вы плачете, граф Ориан? — спросил Зандер, опускаясь рядом без сил. Внешне он был бесстрастен, как никогда. Хотя хотелось биться головой о стену и рвать на себе волосы. Вот только он не мог решить — делать это одновременно или все же по очереди? А сердце в это время обливалось кровью.

— Вы их видели? — спросил граф голосом без всяких эмоций, а потом уточнил. — Вы не могли их не видеть. Я вот лежу и думаю, и не могу решить, кого мне убить первым — короля или его нового любовника. А потом принять смерть от ваших рук. Насколько я понимаю, он ваш брат.

Зандер, молча, кивнул, не задумываясь о том, что граф на него не смотрит и его кивка не видит. Он и сам об этом только что размышлял, только, кого убить первым, еще не решил — любил-то он их обоих в отличие от Ориана.

— Знаешь, он должен был прийти ко мне сегодня. Я ждал, ждал, а, не дождавшись, пошел его разыскивать. Даже далеко идти не пришлось, — граф усмехнулся. — У нашего короля есть дурная привычка — он двери плохо за собой закрывает. Я их в вашей спальне нашел.

Зандер, не произнеся ни слова, вынул носовой платок из кармана, сначала вытер слезы на щеках графа, потом заставил его высморкаться. И уже после этого лег рядом с ним на траве голова к голове. Они лежали вот так и молча смотрели на звезды. И вдруг одна из них, сорвавшись, пролетела по всему куполу ночного неба.

— Звезда упала, — голосом, тоже лишенным всяких эмоций, произнес Зандер. — Граф Ориан, вы успели загадать желание?

— Нет. А ты, шут?

— И я нет.

Они вздохнули и снова замолчали.

У Зандера было так холодно и пусто на душе, что ничего, абсолютно ничего, не хотелось. Он снова вздохнул, граф вздохнул тоже, и они продолжили, не моргая, смотреть на далекие холодные звезды. Спустя какое-то время Зандер почувствовал себя несколько лучше. Нет, боль в груди не исчезла, но она перешла в иное состояние — тихую скорбь. Граф, похоже, тоже начал успокаиваться, по крайней мере, слезы бежать прекратили из его широко распахнутых глаз.

— Я, знаешь, о чем подумал, шут... Что в ссылку меня отправят гораздо раньше зимних праздников.

— Я думаю, что и меня с вами, от греха подальше, отправят туда же.

— Э-э-э, нет. Нас отправят с вами в разные места. Поверьте моему опыту.

— Вас, что, уже ссылали? — удивился Зандер.

— Был грех. Король хотел как-то избавиться от меня. Но это было давно. И тогда я, а не он, завел себе любовника, точнее только хотел завести. И нас с ним отправили в ссылку. Меня — в мое имение, вы были там, а его — в его имение. Но он не доехал, карета по дороге опрокинулась на большой скорости. И он сломал себе шею. А меня через полгода вернули назад, хотя нет, наверное, даже раньше, — бесстрастно рассказывал граф.

— А почему вы хотели изменить королю? — хмыкнув, поинтересовался Зандер. Он бы не стал так поступать.

— Молодой был, глупый. Это случилось практически сразу, как я попал к нему. После того, как погибли мои родители, я остался единственным наследником рода Сент-Ранж и принял титул графа, мне было тогда всего пятнадцать. Но как выяснилось позже, я остался не единственным Сент-Ранжем, у меня был еще дядя. Вот этот дядя и стал из меня делать шлюху. Чтобы потом объявить развратником и извращенцем — это я позже узнал — чтобы лишить меня титула, а самому стать графом. А тогда я ничего не понимал, до этого рос в окружении любви и ласки, а тут столкнулся с жестокостью и обманом. Он приехал и поселился в моем имении с какими-то странными людьми, они меня стали бить, поить какой-то гадостью и заставляли делать всякие мерзости. А потом дядя стал приглашать богатых развратников и, опоив меня, подкладывать под них. Сколько их прошло через мое тело, я даже и не припомню. Вот тогда-то мне прокололи язык и нанизали эти шарики, чтобы при вылизывании их вонючих пахов, я доставлял им большее удовольствие. А когда я практически перестал возбуждаться, приехал какой-то лекарь и на мой член надел кольцо с шариком. Он проколол какие-то нервы или еще что-то там, я так и не понял тогда из их умных разговоров, но если за него потянуть, я практически сразу бываю готов. Кстати, королю всегда это безумно нравилось, не надо тратить время на предварительные игры и ласки. Он захотел — я готов.

Граф Ориан замолчал, а Зандер его не торопил. Граф хотел выговориться — пусть говорит. Так голова хоть чем-то занята, и не прокручиванием непрерывно картинки совокупления его короля с его Лемми.

— А потом, — продолжил граф, — во время какой-то оргии меня подложили королю в постель. Случайно, ошибочка вышла. Я королю понравился, очень понравился. А дядя мой поплатился своей головой за то, что меня опаивал. Наш король боится быть отравленным, поэтому казнит безжалостно всех, кто изготавливает эликсиры, настойки, порошки. Ты бы поостерегся тоже, шут. Узнает его величество, что ты для меня успокоительную настойку готовил, на дыбу отправит, или еще лучше на костер, чтобы пепел у всех на глазах для устрашения развеять, даже могилки и той не найти.

Зандер кивнул, говорить совсем не хотелось, ну, и пусть граф опять его кивка не видел, он же согласился с ним.

— Я постепенно стал приходить в себя, после того, как в меня перестали вливать всякую гадость, и осознавать, что произошло. У меня бывали такие истерики, что впору снова опаивай чем-нибудь. Но король был терпелив и ласков со мной и в постели, и на людях, и постепенно я в него влюбился. Он только шарики и колечки снять не разрешил, так что у меня теперь всегда есть напоминание о моей бурной молодости. Это сейчас я жить без него не хочу, а тогда в самом начале, я считал, что быть рядом с ним — это пытка, каторга. А тут появился этот. Сильный, молодой, красивый, знатный. Он путешествовал несколько лет, и вот снова вернулся ко двору. А тут я — опытный любовник, новый фаворит короля, но молодой глупец, продолжавший верить людям. Он предложил мне бросить все и скрыться с ним. Я отказался поначалу. Но он обещал устроить так, что король нас преследовать не будет. Обещал, что я смогу со временем вернуться в свое имение, жениться на приличной девушке. Хотя я понимал, что приличная девушка за меня замуж никогда не пойдет, но поверил ему. А он, как выяснилось позже, оклеветал меня перед королем, сам захотел стать его фаворитом, его любовником. Если бы я об этом узнал раньше, то сам бы с радостью уступил свое место. Глупец, он сказал королю, что мы с ним состояли в любовной связи. А тот, выяснив по нескольким косвенным вопросам, что он меня никогда даже обнаженным-то не видел, сослал нас. Мне в основном досталось за то, что я хотел изменить королю, а уж тому досталось сполна. Это многому меня научило, и, прежде всего осторожности.



Учайкин Ася

#6377 в Фэнтези

В тексте есть: драконы, вампиры

Отредактировано: 11.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги