За тем поворотом

Размер шрифта: - +

Глава 40

Король не отпускал от себя Зандера ни на шаг. Он как будто не видел и не чувствовал, что тому тяжело находиться с ним рядом, особенно когда он обнимал и целовал Лемми, его мальчика. И Лемми вел себя так, словно ему нет никакого дела до чувств Зандера. Эти оба вели себя с ним, словно с пустым местом. Ему хотелось выть, кидаться на стены и посыпать голову пеплом. Никогда не думал Зандер, что любовь может приносить такие муки. Его любовь к Лемми всегда была такой чистой, светлой, возвышенной. А тут ему захотелось, когда он оставался с ним наедине, завалить его на кровать, сорвать все тряпки, прикрывающие его нежное тело, и грубо изнасиловать, в отместку, что он каждую ночь был с его королем, о котором он только мог мечтать. Он вдруг как никогда начал понимать графа Ориана. Граф Ориан! Надо навестить его, подбодрить, утешить, когда король разрешит ненадолго покинуть его. Но кто бы подбодрил его самого, утешил сердце Зандера?

Но он совершенно не ожидал, что пределом его мучений может оказаться то, что король потребует установить кровать для Зандера в святая святых дворца — половине королевы, в маленькой прихожей, из которой двери вели прямо в спальню короля Рупрехта и его фаворита. И теперь из-за неплотно прикрытых дверей Зандер, как ни затыкал уши, все равно слышал громкие вскрики и стоны юноши, приглушенный рык его величества.

«Зачем король так со мной поступает? Зачем? Я люблю его... Не могу больше переносить эту пытку... А если скажу, что меня ждет?» — причитал Зандер, засовывая голову под подушку. Он уже не скрывал от себя, что мужчина ему не безразличен.

Когда страсти в спальне бывали особенно сильны, он тихо сбегал — если король узнает, что его не было перед дверями, то ему достанется — и бродил по парку до самого рассвета. И только граф Ориан иногда сглаживал его унылое скитание по темным аллеям, хотя он прекрасно понимал, что душевное одиночество мучает Зандера гораздо сильнее, чем желание тела короля или Лемми. Да еще Кертис по утрам развлекал его немного рассказами о своей семье, когда помогал ему принять ванну и переодеться.

Зандер не говорил, а граф не интересовался, где ночует шут, но по его ночным прогулкам по парку, по уставшим ореховым глазам, да вздохам невпопад догадывался, кто и где его мучает…

Месяц их вынужденного заточения постепенно подходил к концу. Особенно тяжело в этот период пришлось Зандеру — не нарушая указа, надо было каким-то образом кровь для кормления Лемми добывать. Тот старался контролировать свои эмоции, но по большому счету это ему удавалось делать с большим трудом. Его уже не трясло и не лихорадило, как в самом начале, но подпитка юноше требовалась почти каждый день. Зандеру не часто удавалось ускользнуть от охраны на рынок за кроликом, вот и приходилось завораживать своим взглядом зверей, гуляющих по парку. А Лемми, как назло, капризничал, как в детстве, это не хочу, это не вкусно, а тигриную кровь вообще пить отказался, после первого же глотка швырнул кружку в Зандера. Он увернулся, реакция дракона позволила, но затем пришлось кровь от стен все же оттирать. И все это под большим секретом от его величества.

Король обещал не продлевать срок указа. И граф Ориан уже строил планы, куда они с Зандером пойдут, после того, как им, наконец, разрешат покидать дворец. Несмотря на то, что ему самому тоже было плохо, но он понял, что Зандеру ничуть не лучше, и старался хоть чуть-чуть поддержать шута, который и шутить уже не мог, да и говорил, уже с трудом сдерживая рыдания. Общие страдания их даже как-то сблизили, хотя ни один, ни второй не стремились стать больше, чем другом, для другого. Просто, как два пьяницы, стоят плечом к плечу и только вместе могут сделать шаг вперед. Каждый по отдельности упадет и больше никогда не встанет.

Наконец, по прошествии ровно месяца, лекарь Вильгельм Риттерс и маг разрешили вернуть жизнь во дворце в нормальное русло — нельзя же вечно бояться. Зандеру позволили возвратиться в его покои, где он в кресле Кертиса, наконец-то, смог по-человечески выспаться. А всем обитателям дворца разрешили входить и выходить, как и раньше.

На днях к королю Рупрехту с официальными визитами должны были прибыть послы из соседних государств, и по этому случаю намечался большой бал, о чем было объявлено заранее, чтобы придворные могли подготовиться должным образом и сшить себе новые наряды. Дворец охватила привычная суета перед таким грандиозным мероприятием — слуги все протирали, вычищали, особенно старались в тронном зале, чтобы произвести на послов неизгладимое впечатление. На каждом углу не только фрейлины, но и статс-дамы рассматривали модные журналы и спрашивали друг у друга, что бы хотели сшить, чтобы не заявиться на бал в одинаковых платьях. И только шут оставался в стороне от этой такой привычной суеты, его шутовской наряд с колпаком всегда был в моде и всегда был уникален. А вот граф Ориан стал, на взгляд Зандера, несколько задумчив. Он знал, что графу было запрещено появляться в тронном и бальном зале во избежание скандала, шут сам относил в день бала приказ в покои графа.

На что тот, прочитав бумагу, презрительно хмыкнул:

— За своего любовника опасается. Да не нужны они мне, шут, понимаешь, не… ну-ж-ны.

О потом отвернулся, нервно покусывая губы, стараясь не показать слез, навернувшихся на его красивые глаза и задрожавших на густых темных ресницах. Зандер хотел ему сказать, что… не в этом счастье. Но граф отмахнулся от него, мол, сам все знаю, но обидно все равно было до слез.

А вечером состоялся бал. Гостей было много, даже слишком много, в большом тронном зале, где принимали послов, яблоку негде было упасть. Зандер не понимал, зачем королю понадобилось приглашать столько небогатых аристократов из далеких и глухих поместий и городов на этот в принципе рядовой прием, коих в году бывало великое множество. Или он хотел показать, что с ним все в порядке и попытка покушения на него не состоялась? Этих гостей сразу можно было вычислить по старомодным камзолам и любопытным взглядам, которыми они рассматривали публику. К тому же они, как правило, стояли вдоль стен и сразу начинали шушукаться между собой, когда мимо них проходил кто-то, одетый богаче, чем они.



Учайкин Ася

#6401 в Фэнтези

В тексте есть: драконы, вампиры

Отредактировано: 11.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги