Забытые небеса

Размер шрифта: - +

Глава 3. «Туманное забвение»

Ночь друзья провели в отеле неподалеку от башни. Чтобы не смущать Ванессу, Даниэль раскошелился на отдельный номер для нее. Ночь прошла благополучно, разве что Генри явно снились кошмары – он все время ворочался и разговаривал во сне. Поутру он жаловался на головную боль и неудобную кровать, но Даниэль отнес это к его личным причудам. На завтрак они спустились в ресторан, располагавшийся на первом этаже отеля. Заодно предстояло распланировать день.
— Я конечно доверяю тебе, Даниэль, но почему ты так сходу согласился освободить из тюрьмы незнакомого человека? А вдруг он реально закоренелый преступник – и где гарантия, что когда мы освободим его, он не убьет нас и не сбежит?
— А ты думаешь, что другие варианты лучше? Мы от корпорации не в меньшей опасности. Если будем сидеть сложа руки – останемся на улице, а возможно и хуже. Да и ты себя послушай – зачем ему убивать нас и бежать, если мы и так его освобождаем?
— Вдруг захочет забрать наши вещи и деньги… Не знаю, мало ли кто он такой.
— Мы скажем ему, кто просил его освобождать – это должно нас обезопасить чуть что. И вообще, хватит пессимизма. Верно, Ванесса?
Девушка улыбнулась. Ее глаза засияли. 
— Верно. Мы должны стремиться к лучшему, и без риска тут не обойтись. И вообще… Спасибо, что не оставили меня в беде.
— Думаю, спасибо стоит отложить до освобождения вашего отца, — усмехнулся Генри. – Итак, какой у нас план?
— Нужно добраться до этого самого Киберона. Надеюсь, туда идет железная дорога. А там найдем тот самый баркас.
— Я еще не была на море, — сказала Ванесса. – Оно наверняка такое красивое…
— Увидеть море – одна из вещей, которую стоит увидеть в жизни! – Даниэль посмотрел в глаза Ванессе. – Оно кажется бескрайним. Такое почти нигде больше не увидишь…
Секундная пауза затянулась вечностью. Ее прервал Генри.
— Еще ночное небо бывает таким бездонным! 
Даниэль с грустью отвел взгляд и отпил глоток вина из бокала. Ванесса заметила это и потупила взор. Генри же не унимался.
— Ну а как мы будем освобождать нашего пленника? У нас нет ни бумаг, ни прочих средств законно вывести его на волю.
— Ну так поступим незаконно.
— Что? Ты устроишь побег? Нас же всех тогда накроют.
— Боже, Генри, ну будь ты проще, в конце концов. Посуди сам – море, посреди него тюрьма, в ней кучка заключенных и пара надзирателей, которым это уже осточертело это до крайности. Подумай, чего бы им хотелось больше всего?
Генри на секунду задумался, а потом расплылся в довольной улыбке.
— Все, я понял тебя, пройдоха. Ну что ж, тогда нам следует закупиться и отправляться в путь.
Небо над Парижем уже совсем развеялось и стало ясным, но улицы все еще пахли сыростью. Утро не было тихим – центр города всегда был полон людей. Магазин «Сinquante» уже открылся, и именно туда отправились наши путешественники. Там они приобрели дождевые накидки и закупились едой в дорогу. Генри тем временем нашел «выкуп» за преступника. Спустя десяток минут они уже сели в таксомотор, который доставил их на Западный вокзал Парижа. Он был поменьше Лионского – в этом направлении ходило меньше поездов. Даниэль обратился в билетную кассу:
— Будьте добры, три билета на ближайший рейс в Киберон.
Кассирша недоверчиво посмотрела на него, после достала три билета и серьезным голосом объявила стоимость.
— С вас 27 франков. 
— Возьмите.
— А зачем вы едете в Киберон?
— У моей сестры там живет родня, едем в гости.
Кассирша покосилась на стоящую рядом Ванессу и отдала билеты.
— Счастливого пути.
Даниэль забрал билеты и отошел от кассы. 
— Подожди, друг, ты же сказал, что не знаешь – есть ли железная дорога в Киберон. А сам подошел и уверенно взял билеты. Как так?
— Да, я спросил билеты и мне их дали. Если бы не было дороги – разве мне бы их продали? Так что я не тратил время на вопросы.
— И вам бы я посоветовала брать пример. – улыбнулась Ванесса.
— Ладно вам, не так уж я и много задаю вопросов. Где наш поезд?
— Должен быть через двадцать минут на второй платформе. 
— Прекрасно, значит у нас есть время осмотреться.
Они прошлись по вокзалу, осмотрев его со всех сторон. Он не отличался пышностью – скорее каждый его элемент имел чисто практическое значение. В конце первого перрона стоял небольшой постамент с паровозом. Это была ранняя конструкция, работавшая еще на обычном угле и весьма неуклюжая на вид. По сравнению с действующими локомотивами он казался настоящим карликом. Надпись на постаменте гласила: « С них началась история железной дороги». Генри задумчиво протянул:
— Даа, первопроходцы всегда кажутся несовершенными. 
— Все великое начинается с малого, Генри. 
— Пожалуй, соглашусь… — он запустил руку в карман, но не найдя там искомого, забеспокоился. – Черт, я опять забыл купить сигары. А без них мое настроение будет скверным! Я сейчас вернусь.
Генри спешно поднялся по лестнице и исчез за поворотом. Даниэль посмотрел на Ванессу.
— С тобой все в порядке? 
— Да, все хорошо. Просто столько эмоций и переживаний за короткое время… Я столько за несколько лет не получала.
— Что поделать, за стенами дома жизнь жестока и беспощадна. Крепись. То ли еще будет…
Ванесса растерянно обернулась и остановила взгляд на лестнице. 
— Подожди минуту, я сейчас…
Даниэль взглянул на лестницу. По ней с трудом пытался спуститься человек в военной форме на костылях. Его голова была наполовину забинтована, одной ноги небыло. Ванесса подошла к военному и стала помогать ему спуститься вниз. Военный смущался и благодарил. Спустя несколько секунд подбежал и Даниэль, подхватил чемодан солдата и стал помогать с другой стороны. Когда лестница была пройдена, Даниэль спросил у военного:
— Вы идете на поезд?
— Да, в Брест. Возвращаюсь домой с фронта. Отвоевал я свое.
— Расскажите, что же там, на фронте на самом деле?
Военный задумался на десяток секунд, тяжело сглотнул и произнес:
— А что на фронте… Смерть там, и ничего кроме смерти. Давит она людей, как сапог муравьев…
Они шли по перрону, а военный задумчиво продолжал.
— Это не благородная война… Это просто бессмысленная бойня. Кого ни спроси – в окопе, или за лафетом пушки – никто не знает ответа на простой вопрос – зачем я здесь. Мы не знаем, зачем убиваем друг друга. Нервы лопаются почти у каждого. Никто не думает, что он забирает чью-либо жизнь и видит смерть – легко потерять рассудок. Я был свидетелем огневого налета воздушного флота – на моих глазах товарищи превращались в жаркое… Мне никогда не забыть это. Никто из нас не забудет.
Они остановились. Даниэль занес чемодан в вагон, помог солдату подняться. Встав у открытых дверей тот произнес:
— Я понял главное… Сейчас человеческая жизнь ничего не стоит. Но на самом деле она бесценна… Помните это. 
Он скрылся внутри вагона. Даниэль взял Ванессу за руку, и они неторопливо пошли по перрону. Они были подавлены.
На той самой лестнице показался Генри. Он спускался, рыская взглядом по сторонам. Наконец он заметил Даниэля с Ванессой и спешно направился к ним. 
— Я уж подумал, что вы убежали! Где вы были?
— Мы решили немного пройтись.
— Ладно, время поджимает, поезд отправляется через пару минут. Поторопимся!
Друзья вышли на свою платформу и заняли места в поезде. Усевшись в купе за маленьким деревянным столиком, Ванесса взяла стоявший в кувшинчике небольшой букетик цветов. Вдохнув уже ослабший аромат, она устало произнесла:
— И все-таки даже в таком жестоком мире живет красота.



Радим Одосий

Отредактировано: 13.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги