Забытые небеса

Размер шрифта: - +

Глава 8. Возмездие

К закату возле деревни Манле стали разворачиваться главные сухопутные вооруженные силы Франции. Огромное зеленое поле за несколько часов было вытоптано и покрыто рвами и укреплениями. Десятки тысяч людей были вперемешку с сотнями паромобилей и артиллерийских орудий. Над этим огромным сборищем разрасталась огромная туча черного угольного дыма. Железнодорожная станция неподалеку была забита военными эшелонами.
На возвышенности укреплялись на позиции штурмовые батальоны. Чуть позади от них окапывалась полевая артиллерия. Глубоко эшелонированная оборона растянулась на десяток километров, напоминая разваленный в длинную полосу муравейник.
Облака на небе стали плотнее. Это был последний ясный день на этой неделе – приближалось время дождей.
Внезапно с Северо-востока раздались звуки сигнальной трубы. Солдаты отвлеклись от работы.
Труба прозвучала еще несколько раз, и на горизонте показались медленно ползущие пехотные колонны, в сопровождении верениц паромобилей. Гул их движения стал различаться на фоне подготовительных работ.
Генерал наблюдал за движением появившихся войск через бинокль. Спустя пару минут он отставил его в сторону и обратился к офицерам штаба.
— Войска Германского союза уже здесь. Даже не верится, что наши заклятые враги будут нам помогать… Передайте это нашим солдатам на позиции, а то еще откроют огонь по незнанию.
Посыльные стремглав отправились через людской муравейник на укрепления и передали приказ. Офицеры с недоумением доносили до солдат положение вещей. Пошли недовольные возгласы.
— Ваши холеные чины только в игрушки играют!
— Я прошел всю войну, чтобы сейчас брататься с Гансами?
— Где ваша честь мундира?
Офицеры оказались в неловком положении.
— У нас новый противник, коварный и сильный. И нам не справиться в одиночку в этой битве! Потому мы просим о помощи даже наших старых врагов.
— Если не германцы – то кто?
— Скоро вы сами узнаете это.
Силы Германского союза подтянули свои лучшие силы. Панцирная пехота, осадная артиллерия, огнеметные части. На подходе к позициям дежурила эскадра тяжелых аэростатов. Возле товарной станции они разместили дальнобойную железнодорожную артиллерию. 
Французы окопали на передней линии печально известные «Иерихонские трубы». Их замаскировали зеленью и бревнами, дабы для врага их появление стало неожиданностью.
Солдаты зарылись в землю уже на полтора метра. Были построены десятки деревянных блиндажей, орудия укреплены и пристреляны. Все в напряжении ожидали решающего момента.
— По расчетному времени, они должны быть уже здесь. – сказал генерал. – Они не могли ведь уйти в сторону?
— Нет. – ответил связной офицер. – Последний раз разведка сообщала о войсках корпорации несколько часов назад. Они были в сорока километрах к Востоку отсюда. Обойти нас они не могли – вокруг сплошные лесные массивы, и лишь небольшой коридор сюда. Мы прямо на их пути.
— Если мы не остановим здесь – пройдут как по бульвару прямо до Парижа. Помните это!
Солдаты закончили укрепляться и коротали время. Пыльные мундиры выцвели и все меньше выделялись на фоне изрытой земли.
Зазвучали сигнальные трубы. Все побросали свои дела, занимая места у брустверов и ожидая команды. Ветер разметал брошенные игральные карты и табачный дым.
Из-за леса показалась цепь из десятка низко летящих воздушных кораблей. Извергая густые клубы дыма, они выполнили разворот. Цепь вытянулась параллельно позициям французов. Артиллеристы стали судорожно перезаряжать орудия для стрельбы по воздушным целям. 
Со стороны воздушных кораблей – дирижбанов раздалась гулкая россыпь выстрелов. Среди позиций поднялись фонтаны земли. Солдаты вжались в землю, а орудия вступили в огневую дуэль. Небо все плотнее затягивалось дымом.
Вокруг дирижбанов стали рваться снаряды. Несколькими попаданиями на крайнем судне вызвали пожар. Охваченный огнем, он стремительно приближался к земле. Раздался треск и гулкий взрыв.
Не желая больше рисковать, оставшиеся воздушные корабли выпустили по французским позициям все имеющиеся на борту пороховые ракеты. Жужжащим роем они ударили в перепаханную землю, и позиции французов утонули в огне и пыли.
Солдаты, откашливаясь, поднялись со дна окопов. Взору их открылось изуродованное взрывами поле. На нем дымились останки сбитого дирижбана. А чуть поодаль быстрым шагом приближались ряды пехотинцев в неизвестной светло-серой форме. Среди них с лязгом неуклюже двигались боевые машины, похожие на огромных хищных пауков. Пара этих шагающих и коптящих небо машин открыли огонь из бортовых орудий. Пехотинцы с криками ринулись в атаку.
— Приготовиться! Целься! Огонь!
Сотни выстрелов винтовок слились в непрерывный треск, однако атакующих это не смутило. Они продолжали бежать на окопы, периодически останавливаясь для губительного ответного огня. Пехотинцы были вооружены лучше французов – против однозарядных винтовок у них были магазинные, с барабанами как у револьверов.
С французских позиций обрушился шквальный артиллерийский огонь, заглушив на время все звуки боя. Пехота и «пауки» «Шафта» скрылись за стеной разрывов. Однако вскоре земля осела, и противник вновь были на виду. Пехотинцы продолжали идти уже поредевшими рядами. В ужасе французы наблюдали, как вражеские солдаты, будучи окровавленными и зачастую с оторванными конечностями, продолжали невозмутимое наступление. 
Обе стороны сражались с упорством обреченных. Обезумевшие ветераны войны в исступлении стреляли по не знающим страха бойцам корпорации, находящимся под воздействием неизвестных препаратов. С каждой секундой на широкой линии сражения погибала пара человек.
Воздух стал мутным и тяжелым, небо – сплошь затянуто тучами дыма. Со стороны раздался грохот и сотни выстрелов – Германский союз упорно держал оборону. Французы уже вступили в рукопашную схватку, окрасив битву многотысячным яростным ревом. Земля покрылась кровью. Солдаты рубили друг друга штыками и саблями, отрубая руки и разрывая мундиры. Даже удачливые бойцы жили всего десяток секунд, а затем падали замертво, сраженные пулями и осколками снарядов.
В небе снова появились армады дирижбанов – выстроившись в колонны, они медленно приближались к полю боя с противоположных сторон. Оставшись на этот раз безучастными в наземном сражении, они начали свою борьбу в воздухе, среди облаков и копоти.
Успешно отразив атаку, германские войска сами перешли в наступление. Под дробь барабанов, они организованным порядком стали заходить во фланг ударных сил «Шафта».
Положение у французов становилось критическим. Под отчаянный вой «Иерихонских труб» они оставляли полные мертвых тел укрепления.
Внезапно наступающие части корпорации накрыли сотни взрывов, сотрясших землю. Потерявшие надежду солдаты подняли взоры к небу. Сквозь дым были едва заметны бледные контуры воздушных гигантов. Десятки германских аэростатов внесли в ход боя свой весомый вклад.
В отличие от французов, германское командование не стало насыщать свои воздушные силы дирижбанами, а стали внедрять новые технологии в уже существующие армады гигантских аэростатов, превратив их в небесных тяжеловесов.
Наконец промелькнула надежда. Общими усилиями правительственным войскам удалось потеснить остатки вражеского авангарда. Однако вскоре их ожидало жестокое разочарование – к месту сражения подходили основные силы корпорации. Во главе огромного войска было целое полчище шагающих машин, а в воздухе парил воздушный флагман агрессоров. Сражение только начиналось.



Радим Одосий

Отредактировано: 13.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги