Заклятые супруги. Золотая мгла

Размер шрифта: - +

19

19

 

В экипаже Анри устроился на сиденье напротив и смотрел в окно. Свет фонарей полосками скользил по его лицу, путался в волосах, я же ловила себя на непривычном желании разгадать загадку по имени Анри Феро. Почему отец допустил этот брак, если наши дети обречены на магическое бессилие?

Дабы свернуть мысли в другое русло, я уставилась на запястье, где переливался обручальный браслет. Раньше я его толком и не рассматривала, если уж быть честной – слишком велико было искушение содрать вместе с кожей. Узор как узор, хотя у армалов преобладали всякого рода плетения и нахлесты, а в этом на тонкую вязь нанизались незаконченные геометрические фигуры с резкими краями.

– Странно.

– Что именно?

– Странное для армалов начертание.

Анри бросил быстрый взгляд на мое запястье, но ничего не сказал.

– Вы знаете, что браки между хэандаме и магами были запрещены?

– Все никак не успокоишься, да? – уголки его губ дернулись в насмешке. Не такой уж безразличной, как мне показалось.

 – Просто пытаюсь понять. Отец считал, что магия должна возобладать над наукой. Вот только наш с вами брак не вписывается в его мировоззрение.

Анри оперся ладонями о колени и подался вперед.

– Ты же читала историю, написанную армалами.

Я хмыкнула и сложила руки на груди. Он что, подразумевает, что я могу чего-то не знать? Это невозможно. Во-первых, летописи армалов – те, что дожили до наших дней, это действительно единственное изложение древнейшей истории. Во-вторых, с библиотекой Мортенхэйма может потягаться только Маэлонский Фонд Знаний, насчитывающий около ста миллионов книг. Отец, дед, прадед, а перед ними и другие предки трудноупоминаемой степени родства собирали книги по всему миру, за часть из них выложили такие суммы, на которые можно купить дворец. Конечно, я прочла далеко не все, но при желании разыщу нужные мне сведения.

– Что вы хотите этим сказать?

– В истории хэандаме представлены кровожадными фанатиками, основателями одного из самых жестоких культов.

– И кем же они были на самом деле?

Анри снова откинулся на спинку сиденья.

– Полубогами. Представь себе полностью магический мир, в котором появляется существо, способное остановить любую магию.

Полностью магический мир мне сейчас представлялся с трудом, даже несмотря на то, что в моей жизни магии было значительно больше, чем в жизни многих энгерийских аристократов. Слишком уж много в наши дни всяких научных разработок. Но если задуматься, возразить ему на такое просто нечего.

– Историю пишут победители. В данном случае это были армалы. Вы никогда не прочитаете ни о травле хэандаме, ни о том, кто стоял за созданием культа.

– Это всего лишь ваши домыслы.

– У правды всегда две стороны. Ни в одной книге армалов не напишут, почему браки были запрещены на самом деле.

Все интереснее и интереснее.

– Задолго до начала Новой эпохи на свет появилась девочка. Причудливое сочетание сил родителей – мужчины-хэандаме и женщины-некромага, наделило ее даром, с которым никто раньше не сталкивался. На нее не действовала золотая мгла, каким-то образом она несла в себе магию и поглощение. Потом вся семья загадочным образом исчезла.

Гм. Звучит как фантастика.

– Вы еще и сказочник?

– Отнюдь. У нашей цивилизации своя история. И хотя хэандаме в мире не осталось, остались знания, которые вы так любите. Те, до которых не добрались армалы.

Я вцепилась в обивку сидений и невольно подалась вперед. То, о чем он говорит – невероятно. Невозможно, чтобы кто-то мог хранить секреты так долго… Или возможно?

– Откуда вы все это знаете?

– Я много путешествовал, – Анри улыбнулся, – встречался с самыми разными людьми в уголках мира, о существовании которых никто даже не подозревает. Книги такого не расскажут, Тереза.

Путешествия. Само слово было для меня чужим, незнакомым, волнительным. Винсент видел и Вэлею, и Маэлонию, и Загорье. Даже в Намийе побывал с дипломатической миссией, вместе с ее величеством. Не говоря уж об Энгерии, которую он объездил всю. Я же помню только – достаточно смутно, какой-то летний домик, шум прибоя и соленые брызги. И матушку, сидящую в шезлонге в легком светлом платье, под огромным зонтом. Ее лицо светится от счастья, я с визгом ношусь по берегу, путаясь в юбках, и никто этого не запрещает. Сколько мне тогда было, не знаю, мы с ней не говорили про тот год. Одно из самых светлых воспоминаний, отзывающееся диким восторгом, свойственным только детям. И незамутненной, беспечной радостью.

– О чем ты думаешь?

С солнечного, пахнущего йодом, свежестью и счастьем побережья я мигом нырнула назад, в полумрак экипажа. Анри пересел ко мне и удивительно мягко привлек к себе – вот почему он так смотрит? Как будто видит насквозь!

– Какая разница, – буркнула я.

– Ты вся сияла.

Я вывернулась из кольца сильных рук и отодвинулась.

– Что вы искали в своих путешествиях?

– Себя. Родители мало что успели мне рассказать.

Он глянул в окно, поверх моего плеча.

– Вы знаете, что стало с той девочкой?

– В таких парах всегда рождались сильные маги, невосприимчивые к силе хэандаме.

– В каких?

– Некромаг и хэандаме.

– Я думала, это был один-единственный случай.

– Нет.

Вот теперь от него повеяло холодом.

Да и мне такое не нравилось от слова совсем. Рождение полубога даже по меркам армалов – отличный мотив для Уильяма де Мортена, но за любую силу надо платить: чем мощнее магия, тем выше цена.



Марина Эльденберт

Отредактировано: 30.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги