Заклятые супруги. Золотая мгла

Размер шрифта: - +

21

21

 

Как бездарно я потратила свой день! Мысль об этом посетила, когда Анри показал пояс для поддержки чулок, очередное изобретение вэлейских модниц. К нему прилагались и чулки: те самые, ажурные. Черного цвета, тончайшие, с узорчатыми краями и рисунком на них. Я смотрела на них, не в силах поверить своим глазам. Единственное, что в них достойного – черный цвет! Нормальные чулки плотные и держатся на подвязках.

– Я это не надену.

– Если что ты сегодня и не наденешь, так это панталоны.

– Все шутите.

– Отнюдь. Тридцать нижних юбок бдительно охраняют твою нравственность.

– Тогда я заставлю вас прогуляться по площади без штанов.

Анри рассмеялся – его смех пробежался по плечам и спине, лаская. Такой звучный и красивый, очень ему подходящий.

– Думаете, я на такое не способна? – я недобро прищурилась.

– Даже не сомневаюсь, что способна. Твоему брату понравятся заголовки газет.

 Я прикрыла глаза, вздохнула, досчитала до пяти.

– Я не надену эту черную мерзость!

– Наденешь.

– Ни за что.

Насмешливый взгляд – и я скрипнула зубами. Да-да, можете не напоминать, сегодня ваш день. Что ж, ладно. После того, что я учудила стоило ожидать ответного хода, и если это он, то я обошлась малой кровью.

Я приподняла тоненькое нечто над кроватью. Действительно очень тоненькое. Ничего, буду надевать – всякое может случиться: ногти-то мне на что? Я довольно улыбнулась.

– Как скажете.

– Садись. Я тебе помогу.

Мысли он что ли мои читает? Я скрестила руки на груди и плюхнулась на стул. Нижняя сорочка едва прикрывала мои бедра, я с силой потянула ее вниз.

– Вы оставите Мэри без работы.

Мало того, что он меня раздевает, так теперь еще и одевает. Сегодня весь день не подпускает ни меня, ни камеристку к гардеробу!

– Перебьется.

Точно зачарованная, я наблюдала как из-под его пальцев стелется полупрозрачный черный шелк. Было в этом что-то очень порочное и донельзя откровенное, но ноги в чулках смотрелись необычайно изящно. Я провела рукой от ступни до колена, чувствуя под пальцами приятную мягкость. Широкие ладони Анри легли на мои колени, погладили. Я не успела даже напомнить, что мы можем опоздать к Винсенту: запястье дернуло, лицо мужа на глазах заливала бледность. Он подался назад, чудом не опрокинувшись навзничь, привалился к кровати и запрокинул голову. Поздно – идущая носом кровь уже залила белоснежную рубашку.

Время остановилось, а потом припустило вскачь.

Я не помню, как взвилась с места, поймала себя уже на ковре, сидящую рядом с ним и сжимающую его руку. Она была не просто холодной, ледяной, а еще напряженной – как во время судороги или сильной боли.

– Что с вами? – голос почему-то дрожал, как если бы я говорила и при этом прыгала. – Что мне сделать? Что…

 – Мгла, – хрипло вытолкнул он. – Сейчас пройдет. Подай платок.

Я быстро дотянулась до валяющегося на кровати сюртука и вытащила тонкий шелковый платок.

– Вам нужно…

– Нет.

Я видела, каких усилий ему стоило поднять руку, чтобы вытереть лицо, и вдруг вспомнила пятна крови на рубашке. Той, что была на нем, когда я прилетела в Лигенбург. Не знаю, сколько мы так сидели: я – сжимая его руку, которая понемногу становилась теплее, и он – запрокинув голову, с закрытыми глазами и резко обозначившимися скулами.

– Что случилось, когда я ездила в Мортенхэйм?

– Праздное любопытство?

Хотела бы я, чтобы это было так.

– Встречался с типом, который забрасывал тебя записками.

Он наконец-то открыл глаза – залитые до краев тяжелым смертоносным золотом. От неожиданности я вцепилась в край стула, точно опасалась упасть: настолько жутко это смотрелось. Сияющая дымка понемногу таяла, уступая место привычной радужке, зрачку и белкам, но теперь я уже не смогу забыть то, что видела. 

– Зачем вы это сделали? – севшим голосом поинтересовалась я.

Зачем он к нему потащился?! Зачем использовал мглу? Каждый раз пуская ее в ход, Анри становится на шаг ближе к смерти. Совсем как я, только его способна уничтожить собственная сила. Да, он обещал разобраться с Эриком, но я не приняла его слова всерьез. Тем более что раньше меня не защищал никто, кроме Винсента.

– Потому что он сунулся к тебе.

– И вы воспользовались мглой?

– Пришлось. Сильный маг и конченый псих – убийственное сочетание.

– Вы его…

– Отлежится и будет как новенький.

Уголки его губ изогнулись, точно он с трудом сдерживал гнев, у меня же мороз по коже шел от такого взгляда. И спокойствия – с таким спокойствием можно говорить о погоде или о сезоне, но не о жизни и смерти. В том числе о своей.

– Если все так ужасно, как вы говорите, почему отец его не приструнит?

– Древний род, сильная кровь. Власть, влияние. Таким людям никто не указ, отец прощал ему куда более серьезные проступки. За ними есть кому подчищать.

Анри тяжело оперся о кровать, выпрямился и кивнул мне.

– Поднимись.

Я покорно поднялась и даже позволила ему нацепить на себя этот идиотский пояс для чулок.

– Ну, как тебе?

Теперь края полупрозрачной белой сорочки доходили до границы чулок, и смотрелось это… красиво.

– Отвратительно.

– Шикарно.

– Мерзко.

– Возбуждающе.

Он вел себя как ни в чем не бывало. О приступе напоминали только пятна крови на рубашке.



Марина Эльденберт

Отредактировано: 30.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги