Заклятые супруги. Золотая мгла

Размер шрифта: - +

30

30

 

Как там у всех нормальных леди принято сообщать мужьям новости? Особенно если ты случайно пригласила все свое семейство в гости, совершенно забыв спросить на то мнения супруга. Вообще-то я никогда ни перед кем не оправдываюсь, но в данном случае, как выразился бы Винсент, дипломатически верно для начала смягчить ситуацию. Уж всяко лучше, чем:

«Завтра у нас ужинают матушка и Лави. А еще Винсент и Луиза. И мисс Бук, разумеется».

«И как это получилось?»

«Моя сестра захотела познакомиться с нашим котом».

Наверное, Луиза оценила бы мою идею, но я с каждой минутой сомневалась все больше и больше. Какой нормальной женщине может такое прийти в голову? И может ли вообще? Стоя перед книжным шкафом в кабинете Анри, я смотрела на корешок… я бы даже сказала – корень зла – «Искусства любви». Окружала ее чепуха из разряда научных очерков и биографий каких-то ученых.

Я сцепила пальцы за спиной – на всякий случай: мало ли, может я и впрямь собираюсь это взять? А, и впрямь собираюсь. Потянув книгу на себя, приняла ее вес на руки. Внушительный, надо признаться. И зажмурилась, увидев картинку на обложке. Нет, к этому я точно никогда не привыкну.

«Ну да, а сейчас ты собиралась журнал по растениеводству читать и цветочки рассматривать», – ехидно подсказал внутренний голос.

Переборов желание запихнуть том назад на полку, я захлопнула дверцу шкафа и, уставилась на зияющую между книгами дыру сквозь узорчатое стекло. Что-то с ней было не так. Хотя… кажется я знаю, что именно: кирпичная стена неглубокого встроенного шкафа была выкрашена в равномерно бледно-серый цвет. За исключением небольшого кусочка, вытертого до грязно-белого, если не присматриваться – ничего не заметишь. По всей видимости, старые хозяева пользовались тайником, где хранили драгоценности и деньги. Интересно, обращал ли Анри на него внимание, или рычаг давно уже сломан?

Будь у меня побольше времени, я бы непременно это проверила, но сейчас есть дела поважнее. К тому же, все эти тайники крайне ненадежны – в прошлом году в кабинете Винсента заклинило какой-то рычаг, так его пару дней чинили. А если я открою и закрыть не смогу, боюсь, тогда наш разговор с Анри примет приблизительно такой оборот:

«Что это ты тут искала?»

«Решила проверить, не завалялись ли в тайнике бриллианты предыдущих владельцев».

Судя по состоянию дома, тут могла заваляться разве что парочка некрупных агатов. Но дальше все равно пришлось бы объяснять, как я наткнулась на тайник, зачем мне понадобилось пособие по совращению, и мы бы вернулись к тому, от чего ушли.

Поднявшись в спальню, я на всякий случай заперла дверь на ключ, устроилась на кровати и открыла книгу. Огненный предзакатный шар уже наполовину спрятался за крыши и шпили, но пока что света было достаточно. Ох, скажи мне кто пару месяцев назад, что я стану такое читать, мало бы ему не показалось. Спокойно, Тереза, этого никто не увидит. И не узнает, если сделать все быстро и до возвращения Анри. Он отправился в клуб по приглашению Вудворда, а когда энгерийские джентльмены собираются вместе, это надолго. Будут курить сигары, пить виски и обсуждать последние новости. Даже если среди них затесался один вэлеец, который не курит сигары и не пьет виски.

Если они, конечно, в клубе. Луиза говорила, что когда мужчинам не хватает, гм… чего-то там у жен, они начинают это искать в других местах. Например, в борделях или у графини Уитмор. Интересно, она такие книги читает?

Я решительно отогнала от себя мысли о том, как Анри может проводить время в эту самую минуту – не хватало еще окончательно превратиться в полоумную ревнивую особу – и углубилась в изучение порока. Поскольку мои познания в маэлонском были далеки от идеала, приходилось ориентироваться на понятные слова и картинки. На первой дама возлежала, прикрытая лишь флером сорочки. Честно говоря, от сорочки там было только название. Полностью прозрачная ткань с тончайшей работы витым узором едва доходила до бедер и не скрывала ни набухших сосков, один из которых она игриво трогала пальчиком, ни темного треугольника волос между бесстыдно раскинутых ног.

«Искусство обольщения начинается с умения разжечь страсть…»

Чем именно, я не поняла, там было еще четыре слова. Надо бы энгерийско-маэлонский словарь захватить из библиотеки Мортенхэйма.

Дама лежала так, словно танцевала на кровати первородный дикий танец, а художник запечатлел самый красивый момент. Во взгляде – томление и искорки. Ладно. Думаю, это не так сложно – изогнуться под немыслимым углом и подумать о чем-нибудь непристойном. Попробую изобразить.

Я перевернула страницу.

И покраснела что алый шелк, на который меня соблазняла Луиза. На картинке между ног мужчины устроилась женщина. Обхватив губами член, она явно наслаждалась происходящим не меньше, чем любовник. Тонкие пальцы обвивали напряженный ствол у самого основания, искаженное наслаждением лицо мужчины блестело от пота.

Руки бы оторвать этому художнику.

Или связать и показывать эту книжку. От корки до корки.



Марина Эльденберт

Отредактировано: 30.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги