Закон Всесожжения

Размер шрифта: - +

Часть первая. Глава 1. Виктория и опасности чтения

Часть первая. Беглянка, пленник и авантюристка

Глава 1. Виктория и опасности чтения.

Когда инквизиторы захватили власть, ведьмы из сказочных персонажей превратились в повседневную угрозу, а люди стали больше ценить солнечный свет. С темнотой являлись комендантский час и страхи. Даже поход по магазинам превратился из обыденности в опасное приключение, начинавшееся после заката. Если, конечно, ты не хотел погреться на костре.

Теперь не нужно было волноваться о деньгах и ломать голову, что взять. Вишневый пирог? Отлично! Пицца? Беру две. И печенье тоже захвачу. Но если вы решались отправиться за «покупками», приходилось затолкать подальше страх и голод, дождаться наступления подельницы-ночи и долго шагать через лес. А потом набить рюкзаки припасами и скорее убираться обратно.

Так жили те, кто оказался недостаточно обычен для инквизиторов, объявивших охоту на чародеев.

Я, Варгас и Соня почти три часа топали сквозь душную летнюю ночь, продираясь через лесные заросли и ядовитые колючки взаимного недовольства и раздражения.

К окраине леса мы вышли незадолго до полуночи. Счастливчики, которые родились простыми людьми и могли не тревожиться, что посреди ночи в дом ворвутся мужчины с ружьями, разбрелись по уютным коттеджам. За большинством окон витали сны, кое-где, правда, по занавескам плясали разноцветные пятна от визионных панелей или слабо сияли желтоватые квадраты – любители почитать увлеклись новой книгой и позабыли о времени.

Так, по крайней мере, происходило в моем воображении. Приятно было представлять, как люди ведут спокойную жизнь и не ложатся допоздна, потому что их приковали к себе перипетии сюжета, а не наручники. И единственное, что могло погнать так поздно на улицу – внезапное желание полюбоваться звездами, но никак не голодная боль в животе.

Когда-то я завидовала им, но со временем не осталось ничего, кроме презрения.

Варгас, сам похожий на хилое деревце, прислонился к осине и копошился в сумке, в тысячный раз проверяя технику. Соня покусывала губу, теребила лямку рюкзака и с тревогой смотрела на ряды одинаковых домов. Я же стояла почти неподвижно, лишь изредка убирая с лица волосы, выбившиеся из хвоста.

Пальцы беспокойно скребли кору дерева, по спине бежали мурашки, несмотря на теплую погоду. Последние года полтора мы раз в несколько недель прокрадывались в магазин и воровали еду. Казалось, пора бы привыкнуть, но снова стоя здесь, я не могла подавить дрожь в руках и ледок в животе. Волнение, словно цепной пес ждало, когда мы вернемся, чтобы накинуться и терзать внутренности.

При Варгасе и Соне я старалась не показывать тревогу и неуверенность. Еще не хватало, чтобы меня считали слабой.

- Готово, – прошептал Варгас, закинув сумку на плечо. – Начинай.

Ну вот опять! Сколько можно командовать? Я бросила на него недовольный взгляд, но ничего не сказала, иначе могла начаться новая ссора. А от дрязг рюкзаки едой не наполняются. Только голова потом будет звенеть от гадких мыслей.

Медленно и глубоко дыша, я постаралась успокоиться и отогнать волнение.

- Ну, что-нибудь чувствуешь? – нетерпеливо спросил Варгас.

- Да, ты мне в затылок дышишь! Сколько раз говорить, чтобы не подходил так близко!

Парень обиженно засопел и отодвинулся.

В воздухе витали запахи леса, похрустывали листья и ветки под ногами моих спутников, плывшие по небу тяжелые облака, то и дело закрывали почти полную луну. Я позволила себе немного расслабиться и начала снимать с сознания покров за покровом, стремясь освободить чувства, позволить им свободно литься и расходиться в стороны. Разум подобно полотнищу начал разворачиваться и касаться всего вокруг. Вот вспыхнуло опаляющее-алое нетерпение Варгаса. Прозвенела морозная боязливость Сони. Ярким любопытным огоньком мелькнула в вышине ночная птица.

Сердце забилось чаще, и с каждым его ударом сознание неслось все дальше. Хлынуло на улицы, проникло в дома, дотронулось до спящих людей, их умиротворенных мыслей, теплых, неярких эмоций. Несколько раз я натолкнулась на живые, искрящиеся сгустки, которые, наверняка, были бродячими животными.

Ощутив горячее недовольство Варгаса, я неспешно и бережно вернула сознание в изначальное положение, превратила его в некое подобие туго свернутого бутона.

- Ну? – поторопил Варгас, переминаясь с ноги на ногу. От его раздражения во рту появился горьковатый привкус.

- Ну, – передразнила я, – если не считать нескольких кошек или собак, за которых нагорит хозяевам, все чисто.

- Да плевать! – буркнул Варгас. – Пусть там хоть стадо бешеных хомяков пляшет.

- У меня тоже была собака, – печально сказала Соня, чем немало нас удивила: обычно она помалкивала. – И я никогда ее не теряла. А вот моего двоюродного брата один раз оштрафовали, когда он не уследил за своим котом, и тот три дня бродил по улицам.

- Да какое… – начал Варгас, но я его перебила:

- Пошли уже.

Мне тоже казалось, что сейчас было неподходящее время для воспоминаний о домашних любимцах, но не хотелось лишний раз расстраивать Соню. Она и так в последние месяцы стала еще молчаливее и отстраненнее обычного.



LazyD

Отредактировано: 29.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги