Закон Всесожжения

Размер шрифта: - +

Глава 3. Неугомонная Ева

Глава 3. Неугомонная Ева.

- Рагнар разозлится.

- Да кому какое дело до Рагнара!

- Он прибьет меня, когда узнает.

- Ничего он не сделает. И вообще, когда Рагнар все поймет, он будет слишком занят подбиранием челюсти с пола и рассыпанием в извинениях.

- Извинения? Мы точно о твоем брате говорим? Ладно-ладно… Вот только не надо смотреть этим взглядом. Я уже понял, что тебя не переубедить.

- Разумеется! Потратить столько времени, чтобы сказать: «Ой, может не стоит, а то вдруг Рагнар обидится?» и все бросить? Вот еще! Начинай!

- Раздевайся. – Тибальт вздохнул и потянулся к жестянке с зельем.

В маленькой палатке, освещенной гроздью тусклых огоньков под потолком, было тесно, поэтому, пока я неуклюже скидывала одежду, Тибальт получил несколько оплеух. Снаружи, несмотря на поздний час, слышались разговоры: люди с наступлением тепла предпочитали спать под открытым небом, так что все лужайки парка и куски дорог под Сферой заполонили спальные мешки, палатки, а кое-где даже высились шатры.

Когда на мне остались только трусики и лифчик, Тибальт сунул руку в банку, зачерпнул Ночного бальзама и смачно шлепнул зелье мне на спину.

- Ох, холоднючее, – пожаловалась я.

- Потерпишь. Намазывай спереди.

Так мы и сидели еще минут пятнадцать, c ног до головы натирая меня зельем. Когда дело дошло до волос – прекрасных ядерно-красных волос – я невольно вздохнула:

- Надеюсь, оно отмоется потом.

- Лучше надейся, что не облезнешь, – с улыбкой посоветовал Тибальт и вывалил мне на голову горсть бальзама.

- Как все чешется.

- Хватит жаловаться, ты сама это придумала.

Покончив с намазыванием, Тибальт придирчиво оглядел меня и сказал:

- Кажется, все нормально. Ой, погоди, локоть пропустили. Вот, теперь точно порядок. Давай-ка сюда глаза.

Я повернулась лицом к Тибальту, он достал из кармана длинную бутылочку с пипеткой и капнул по две капли темного зелья в каждый глаз. В первое мгновение ничего не произошло, но затем…

- А-а-а! Облезлые ангелы! Жжет, жжет! А-а-а!

- Тише ты, – шикнул Тибальт и накрыл мне рот ладонью. – Что люди подумают.

- Что надо, то и подумают, – бешено моргая, ответила я. – Все, в том числе Рагнар, считают, что мы тут всякими непотребствами занимаемся. Пусть так и остается – зато никто не сунется.

С непреодолимым желанием протереть глаза, я вскинула руку и случайно выбила склянку с зельем из пальцев Тибальта.

- Ну вот, – расстроился он. – Все на стенку вылила.

- Да ладно, больше и не надо.

Я вытащила из мешка одежду, заранее пропитанную бальзамом, и надела. Футболка и штаны царапали кожу. Поверх закрепила пояс с бутылочками, наполненными самыми разными снадобьями и составами.

Постепенно жжение проходило, а вместе с ним отступала тьма. Если огоньки над головами несколько минут назад едва светили, то теперь словно превратились в маленькую звезду.

- Как ярко, – пожаловалась я и прикрыла глаза рукой.

- Значит, работает. И я тебя почти не вижу. А в тени и вовсе никто не заметит. Главное, не выходи…

- На свет. Да знаю, знаю, хватит нудеть. Все, я пошла. Пожелай мне удачи. 

«И мозгов в придачу», – тут же срифмовала Вредина, впервые за вечер подав голос.

«Это будет ве-э-э-се-э-э-ло-о-о-о!», – пропела Затейница.

- Удачи, – откликнулся Тибальт и встал на колени. – Пойдем, провожу тебя…

- Куда! Мы тут непотребствами занимаемся, если помнишь. А станешь разгуливать вокруг, все решат, что я тут одна развлекаюсь? Нетушки. Сиди-ка и не шуми. Или нет, шуми, только без фанатизма. А вот я пошла.

- Только, пожалуйста, аккуратней, я не придумал, что сказать Рагнару, если тебя убьют.

- Нельзя убить человека, который двенадцать раз в году истекает кровью и остается в живых, – отбрила я и выскользнула в июльскую ночь под ворчание Тибальта.

Пробираться среди палаток, спальных мешков и беспорядочно разбросанных тел – занятие не их легких. Особенно, если твоя одежда немногим мягче древесной коры.     Одному старичку все-таки не повезло: я не заметила его в тени кустарника и как следует пнула.

Ночной бальзам работал отлично, поэтому никто не обращал внимания на чумазую девицу. Через пару минут я уже стояла в густой тени дуба, у края Сферы. Еще шаг и защитное заклинание перестанет действовать, дальше начнутся владения инквизиторов, где любая магия не действовала. Волнение щекотало кожу. Я ощупала пояс со склянками, оглянулась на сиявшую огнями Башню и…

«Ну, Рагнар, ты еще пожалеешь, что обзывал меня»

… шагнула вперед.

Шепотки, треск костров и легкий шелест листьев как ножом отрезало. Воздух по эту сторону пропитался запахом гари и отчаяния. Под ногами хрустели мелкие камушки и осколки пластекла, ветер с гнетущим шепотом гнал по улице пыль и мусор. Фонарей не было, но я прекрасно видела, хотя цвета оказались тусклее, чем обычно, словно мир превратился в мрачный карандашный набросок.

«Не стоило этого делать, – шепнула Зануда. – Рагнар так разозлится»

«Если будет на кого злиться», – съехидничала Вредина.

«Девчонки! Вы просто не умеете развлекаться!», – перекричала их Затейница. Ободренная ее словами я двинулась вперед.

Ступать приходилось осторожно: инквизиторы пытались пробить волшебную преграду, но ровным счетом ничего не добились, только асфальт попортили – в глубоком рве вокруг Сферы запросто можно было подвернуть ногу.  

Улицы представляли собой жалкое зрелище: отовсюду скалились разбитые витрины магазинов; заброшенные рестораны, в которых давно никто не ел, стояли с распахнутыми дверьми, точно надеялись залучить еще хоть одного посетителя. Стоило зайти за угол, как из темноты выплыла громада кинотеатра с закопченным фасадом и темной дырой входа. Раньше вверх возносились две здоровенные пластеклянные панели, на которые выводились живые афиши, ролики из фильмов и трансляции мировых премьер. Теперь же одна валялась грудой обломков справа от входа, а вторая вместо рекламы показывала только сотню оттенков грязи. Стены и потрескавшийся асфальт покрывал слой пыли и пепла. Все здания пустовали, с одной лишь разницей: некоторые выглядели просто заброшенными, а другие покосились и только чудом устояли после того, как инквизиторы начали облаву на магов и в городе загремели бои. Несколько дней не стихали взрывы и крики, по улицам метались электрические разряды и заклинания, чародеи толпами отступали под Сферу и не стеснялись применять любую магию. В итоге перебили кучу народа, превратили несколько небоскребов в искореженных, погнутых гигантов и окончательно настроили смертных против себя. Инквизиторы, правда, тоже не гнушались взрывать бомбы, так что окна в Центре повылетали больше их стараниями. Не говоря о череде бесплодных попыток разбить Сферу, после которой на сотню метров вокруг не осталось куска целого асфальта или живого деревца.



LazyD

Отредактировано: 29.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги