Закон Всесожжения

Размер шрифта: - +

Глава 6. Неуловимая Ева

Глава 6. Неуловимая Ева.

Он просто стоял и скалился, как маньяк. Не угрожал, не звал своих. Даже ружье не поднял. Просто стоял. Водил сальным взглядом по коже, разве что не облизывался. А эта улыбка? Да такую жертвы педофилов видят!

Как назло, пояс сбился, и я никак не сумела бы вытащить еще одно зелье. Да и в любом случае не успела бы. Дернусь – инквизитор медлить не станет, и привет жареная Ева.

С усмешкой он шагнул вперед и… наступил на склянку.

«Драные ангелы, вот недоумок!»

Неужели он решил, что я кинула бутылочку просто так, забавы ради?

Розовое облако с мягким шелестом поднялось из осколков, в одно мгновение окутало инквизитора, а потом втянулось ему в ноздри. С той же развратной улыбкой маньяк-неудачник повалился на пол, по пути сокрушив лбом автомат для попкорна.

«Высидела?», – внезапно проснулась Вредина.

«Что?»

«Яйцо», – пояснила она.

«Какое еще яйцо?!»

«Ну, ты устроилась здесь, вот я и подумала – яйцо высиживаешь»

«Поднимайся! Как можно быть такой глупой, – присоединилась Зануда. – Уже давно пора делать ноги. Слышишь, кто-то зовет его»

«А давайте ему попкорна в нос напихаем», – хихикнула Затейница.

Трудно было удержаться от смешка, но с улицы вправду доносились голоса.

«Вот курицы! Вернулись и сразу командовать? Где пропадали, когда нужны мне были, а?»

«Ты в следующий раз еще сильнее головой ударься, и мы вообще не вернемся», – осадила Вредина.

«Бежим, – поторопила Зануда, когда снаружи послышались шаги, а темноту пронзили яркие лучи. – В зал, скорее, а оттуда через задний ход выберемся»

«А как же попкорн?», – прогундела Затейница, и рука потянулась к рассыпанным комочкам, но тут же, словно по ней кто шлепнул, отдернулась.

«Повеселимся в другой раз, – сказала я Затейнице. – Зануда и Вредина правы – пора выбираться, хватит на сегодня приключений»

«Поверить не могу, что ты это сказала!», – воскликнули все трое.

«Сама в шоке»

Пошатываясь и стараясь не обращаться внимания на тупую боль в затылке и цветные пятна перед глазами, я встала и юркнула в кинозал. Пришлось достать очередную склянку из пояса и хорошенько встряхнуть: зелье слабо замерцало. Под уклоном вдаль, к экрану, уходили серые от пыли ряды сидений – потрясное и жуткое зрелище. В затхлом воздухе было тяжело дышать, от каждого шороха по спине пробегал табун мурашек. В липкой руке – измазалась где-то сиропом – дрожала несчастная склянка. Света и так едва хватало, а от тряски тени угрожающе метались вокруг.

«Скорее, скорее»

Зал остался в темноте, промелькнул коридор, впереди показалась приоткрытая металлическая дверь. А за ней – свет, топот, голоса.

«Доигралась», – прошипела Вредина, когда я осторожно выглянула наружу и увидела с десяток инквизиторов, которые обходили улицы, осматривали каждое здание.

«Теперь нас точно поймают, – запричитала Зануда. – Я ведь говорила, я ведь предупреждала. Шансы на успех были так малы. Что я говорю? Да их вообще не было»

Их отчаяние оказалось заразительно. Я задрожала и опустилась на корточки. Как теперь выбираться? Инквизиторы были позади: их голоса доносились из зала. Похоже, нашли спящего придурка. Инквизиторы были впереди: прочесывали улицы, фонарями отгоняя ночь.

«А еще там вон чего, – пропела Затейница. – Ты только представь…»

Она живо нарисовала в воображении картинку.

«Не вздумай!», – заявила Вредина.

«Совершеннейшая глупость», – согласилась Зануда.

Но кто их слушал? Я уже выгребла бутылочки, все какие остались, и сжала в двух горстях. Одна склянка не поместилась в руках, пришлось оставить ее болтаться на поясе.

Наискосок от кинотеатра возвышался небоскреб. Раньше он словно горел в закатных лучах, а теперь напоминал сгорбленного старика, который потерял почти все зубы и надежду. Рагнар как-то обмолвился, что противомагическое поле дотягивается приблизительно до десятого этажа, а дальше слабеет и плавно тает. Братец и остальные воины из Ордена пользовались этим, чтобы летать по своим таинственным делам. Если я смогу проникнуть в небоскреб, а там подняться достаточно высоко, то попробую применить «концентрированное рассеивание» и добраться до Башни. При мысли о том, как я медленно сгущаюсь из облака дыма на глазах у Рагнара, губы растянулись в улыбке. «Рассеивание» практиковали только на продвинутых курсах чародейства, и мне запрещали этим заниматься, но в Башне было слишком скучно, а Тибальт не умел сопротивляться моему очарованию.



LazyD

Отредактировано: 29.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги