Закончен школьный роман...

Размер шрифта: - +

Часть третья. Главы 4-6

4

В двадцатых числах мая Марина сентиментально предложила:

– Не проведать ли нам нашу родную школу? Двадцать пятого у одиннадцатых последний звонок. Может, сходим? Попробуем вернуться в счастливые дни прошедшего детства.

Она бы еще долго и слезно распространялась на представленную тему, но поток ее проникновенных слов оборвал резкий возглас Ники.

– Нет!

– Почему?

– Не хочу, – холодно объяснила Ника. – Нет у меня желания возвращаться в «счастливое» детство.

Умненькая Марина правильно уловила причины мрачного настроения подруги.

– Ты боишься, что Степа придет?

Нику слегка передернуло от давно не произносимого имени, и она решительно запротестовала:

– Вот уж чего я не боюсь, так именно этого. Он же не придет.

Марина задумалась, вспоминая.

– Мне очень трудно объяснить, почему он так поступил. Ума не приложу! Наверное, случилось что-то невероятное. Я ни разу не видела его таким влюбленным.

Она очнулась от раздумий и встревожено посмотрела на Нику. Выражение лица у той было такое, словно ее терзала ужасная зубная боль. Тогда Марина в спешном порядке прервала цепь своих рассуждений.

– Он опять звонил родителям?

– Не знаю, – Ника стала безразличной. – Я очень давно к ним не заходила. Зачем? Похоже, для меня по-прежнему не находится никакой информации. Собственно, у меня ведь тоже есть телефон.

Но Марина не переняла ее зло-ироничный тон, а продолжила все также задумчиво:

– Я знаю, Степа всегда был странным. Но, по-моему, он никогда не был подонком. Насколько я помню...

Ника решила не дожидаться продолжения.

– Достаточно нам предаваться воспоминаниям, словно мы древние старушки. Скоро придет Стас. И разве можно о чем-то сожалеть, имея такого парня!

Марина без энтузиазма отнеслась к столь радостно преподнесенной подругой радужной перспективе.

– Ника! Но ведь ты его не любишь.

– Мне с ним хорошо. Мне нравиться быть с ним, – искренне объяснила Ника и тут же усмехнулась. – И вообще, что за дурацкое слово «любишь»! А кто знает, что оно по сути означает! Может, как раз то, что я чувствую? Я рада, что он есть у меня. Он ведь не только красивый.

– Он еще и хорош в постели, – высказала Марина быстро, резко и зло.

Ника не ожидала. Почему она так? Ее задели Никины размышления по поводу слова «любить»? Или восторженные отзывы в адрес Стаса? Отчего в ее голосе оказалось столько неприязни, а в словах столько желания унизить Нику?

– Допустим, – с той же неприязнью согласилась Ника, но мгновенно перестала обижаться и добавила: – А я раньше думала: как можно спать с кем-то рядом? Кто-то мешается под боком. Я и не подозревала, что это просто замечательно, когда есть, кому мешаться. Чувствуешь себя сильнее и лучше.

– Правда? – тихо уточнила Марина своим обычным звенящим от любопытства и внимания голосом. – Мне трудно об этом рассуждать, у меня никакого опыта.

Ника не удивилась, не поразилась, она погрустнела.

– Знаешь, наверное, я просто глупая дура, что соглашалась. Кажется, отдаешь всю себя, большего и быть не может. А тебе взамен – пламенный привет! И как бы там, в процессе, не было чудесно, под конец гнусно и гадостно до невозможности, – она яростно сверкнула глазами. – Лучше, конечно, совсем не спать. Но уж если спать, то не любить. Только для удовольствия. Или успокоения.

Ника разозлилась и уже не могла остановиться.

– Не понимаю, почему вы все постоянно напоминаете мне о том, что я изо всех сил стараюсь забыть? Почему Стас вам не подходит? Я его не люблю? Откуда ты знаешь! Может, я и люблю его именно за то, что не люблю. А вы все без конца повторяете: Степа, Степа, Степа, – Ника скривилась, произнося это имя. – Мама считает, что я из-за него ухватилась за Стаса. Ты, по-видимому, тоже. А вы хотите, чтобы я до сих пор думала о нем? Ждала, хранила верность. Ты еще заступаешься за него: «Он не подонок! У него были причины! Он не виноват!» – Ника совсем рассвирепела. – Почему ты за него заступаешься? Какое тебе до него дело? Может, ты сама влюблена в него?

Марина, с тревогой внимающая громкому, дрожащему Никиному голосу и даже напуганная немного, вдруг вздохнула, словно с облегчением, и обреченно призналась:

– Да.

Ника застыла с открытым ртом. Злость и напряжение мгновенно исчезли, и она почувствовала – господи! не может быть! – ревность.

– Ну, не совсем влюблена, – принялась объяснять Марина. – Была когда-то. В десятом. Он не похож на остальных, а меня ведь тянет на экзотическое, – она скромно улыбнулась. – Но все прошло в один момент. Не то, чтобы я разочаровалась. Скорее, опомнилась.

Ника медленно, но уверенно приходила в себя, а Марина, пользуясь ее замешательством, по своей обычной привычке приступила к рассказу с подробностями.

– Ты же знаешь, я всегда попадаю на место происшествия. И тогда. Захожу я как-то в класс, тихо, неслышно – я ведь не бегемот и не слон! – а там никого нет. Только Степа и наша практикантка. Они меня не заметили. Они вообще, по-моему, ничего не видели вокруг. Я поскорее вышла. Не знаю, что уж там было между ними, но что-то было. Сразу заметно. И у меня всю влюбленность как рукой сняло. Такое возможно?

Невозможно то, что Марина оказалась воистину вездесущей. А он-то думал, никто не знал. Ха-ха! И опять эта девица. Вот и славно! Теперь он может спокойно развлекаться с ней.

5

Раньше Стас считал: ничего нет лучше и удобней подобных отношений. Никакой безумной, пламенной страсти, никаких глупых притязаний на вечный и законный союз, никакой излишней ответственности. Надо просто соблюдать приличия: быть увлеченным, верным, нежным, в меру влюбленным. И как прекрасно, что твоя девушка – не циничная стерва, не озабоченная самка, не сторонница быстрых браков, только и мечтающая поскорее выскочить замуж, и не наивная глупышка, не представляющая, как легко и внезапно появляются дети.



Виктория Эл

Отредактировано: 22.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги