Закончен школьный роман...

Размер шрифта: - +

Часть четвёртая. Главы 1-2

Часть четвертая

1

Незнакомые девушки, безусловно красавицы, почти артистки, их приезд не мог остаться незамеченным среди определенной части сельского населения. Молодые люди, на то ведь они и молодые люди, устремились табуном в желании скрасить несколько недель несомненно скучной без их заботливого участия практики симпатичным городским девчонкам. Но ни Машу, думающую только о своем ненаглядном Ванечке, ни Нику, не думающую ни о ком и не собирающуюся в ближайшее время о ком-то думать, это участие особо не тяготило, так как ни та, ни другая попросту не обращали на него внимания. Они не сторонились, не прятались, не шарахались испуганно в укрытие, они оставались милы, приветливы, привлекательны, но абсолютно равнодушны, спокойны, безнадежны. Хотя, наверное, кое-кому это казалось невозможным.

Помимо концертов, праздников и других культурно-массовых мероприятий девчонкам пришлось заниматься и более приземленными делами. Однажды их попросили, по-хорошему так попросили, помочь совхозу в прополке свеклы, а может, и не свеклы, ни каждый же в состоянии определить по ботве, что там прячется в глубине земли. Вот они и поднялись, с утра пораньше, помогать.

Солнце пекло, где-то рядом тарахтел трактор, сорняки кололи руки. Впечатлений – хоть отбавляй.

В перерыве к Нике и Маше, которые уютно устроились на мягкой, прохладной травке в тени густых, невысоких кустиков, подошел Антон. В общем-то, он и сам жил в областном центре, работал на заводе и вот, на время очередного отпуска, решил осчастливить своим посещением родные края.

– Ах вы, девушки-красавицы! – почти пропел он. – Что же вы делаете?

– А что мы делаем? – неохотно повернула к нему голову Ника.

– Ника, Ника! – укоризненно произнес Антон. – Мало тебе других ребят! Зачем тебе Женька понадобился? Он же еще маленький: только через год школу закончит. Пожалей несмышленого!

Ника, удивленно внимавшая, наконец, не выдержала.

– О ком ты? Что еще за Женя?

– А ты не знаешь? – не поверил Антон и, словно ища подтверждения, посмотрел на Машу.

– Понятия не имею.

Маша тоже согласно кивнула головой.

– Женька – мой брат! Да вон он, в тракторе.

Девчонки мгновенно обратили взоры на почему-то переставший вдруг тарахтеть агрегат. И тут Ника улыбнулась.

Хотя она до последнего момента действительно не представляла, как его зовут, она знала этого мальчика. Она заметила его, наверное, еще в первый день, взглянула мельком, но сразу запомнила. Открытое лицо, светлые глаза, широкую, слегка смущенную улыбку, золотые волосы, то ли рыжие, то ли желтые, теплого солнечного света. Он и сам словно излучал тепло и свет.

– Это твой брат? – Ника все еще улыбалась, не замечая, что солнечный мальчик не сводит с нее глаз.

– Угу, – подтвердил Антон. – Только ты голову ему не морочь, дай подрасти. Обрати лучше внимание на старшего! – он вытянулся, приосанился.

Ника никак не отозвалась на его последние слова, задумчиво сидела, прижав к губам кулачок.

2

К Машке приехал ее несравненный Ванечка, нахально улыбнулся навстречу, скрывая чувства. Маша отреагировала почти так же, хотя Ника видела: она готова упасть в обморок от счастья или, по крайней мере, с разбегу кинуться на шею к своему сокровищу, покрыть его поцелуями и так далее, и тому подобное. Но бурные страсти оба, не сговариваясь, сдержанно отложили до более подходящего момента и для менее многолюдного места. А Нике они, вообще, показались очень похожими, и внешне, и по характеру. Она радовалась, глядя на них, и все вокруг становилось милым, легким, светлым. Ника тихонечко нежилась в добром, ласковом мире. Но, как оказалось, недопустимо долго.

К вечеру на сердце наползло что-то черное, мерзкое, к горлу подступил комок. Она, конечно, не пошла с девчонками на танцы. Какие уж тут танцы! А когда они вернулись и стали укладываться спать, осторожно выбралась на крылечко, села на ступеньку, обняла колени, сжалась в комок и крепко зажмурила глаза.

Неужели будет так: долго болеть после каждого раза, когда ее бросят, когда что-то не сложится, не сбудется, оборвется? И бог с ним, со Стасом. Невелика потеря! Все бы давно забылось, а может, уже и забылось. Но вернулось другое. Непонятное, невозможное. Разве так бывает? Машкин Ваня необъяснимо напомнил…

Внезапно Ника услышала шорох, встрепенулась, подняла голову и удивленно замерла. Перед ней стоял тот самый мальчик – ну, как его? ах, да! – Женя и с тревогой смотрел на нее светлыми глазами.

– Ты что здесь делаешь?

– Ничего, – не очень-то уверенно, но вполне спокойно ответил Женя. – Проходил мимо и увидел, что ты сидишь.

Он замолчал, чувствуя себя не очень-то уютно. Ника, опустив лицо, хмуро глянула исподлобья, и он испугался: сейчас она скажет что-нибудь резкое и грубое, отправит его куда подальше. И он уже собрался уходить, не дожидаясь неприятных слов, но Ника опередила его действие, ехидно заметив:

– Ты всегда бродишь в такое время по деревне?

Конечно, он мог бы не менее язвительно спросить подстать ей: «А ты всегда сидишь в такое время на крылечке?» Как хорошо, что он не стал этого делать, а по-прежнему искренне ответил:

– Иногда, – а потом даже более откровенно: – Очень редко. Случается.

Нике вдруг расхотелось, чтобы он уходил, и она поторопилась продолжить разговор. Все равно, о чем.

– Ты тоже на танцах был?

– Нет.

– Почему?

– Я не умею танцевать, – опять честно признался Женя, осторожно улыбнулся и сел рядом.

И Ника тоже, не удержавшись, неожиданно для себя улыбнулась в ответ. Вместе с золотоволосым, открытым мальчиком пришло вдруг к ней ощущение теплого, яркого, беззаботного летнего дня.



Виктория Эл

Отредактировано: 22.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги