Закончен школьный роман...

Размер шрифта: - +

Часть четвёртая. Глава 11

11

Входная дверь хлопнула так, что стекла задрожали, словно пронесся ураган. Но сотрясшее квартиру стихийное бедствие оказалось не явлением природы, а старшей сестрой.

Лада ворвалась в комнату.

– Скотина! Ничтожество! Ненавижу!

Ника уставилась удивленно. Конечно, столь красочные эпитеты она не приняла на свой счет, но ей еще никогда не приходилось видеть сестру в такой ярости.

– Что случилось?

– Ничего! – прошипела Лада и неожиданно громко и четко прибавила: – Урод!

То, что все определения, которые зло выкрикивала сестра, относились к лицу мужского пола, уже выяснилось. Но к кому именно? И Ника решилась уточнить.

– Кто?

– Миша – урод! Ненавижу! – и сестра вдруг всхлипнула раз, потом другой и, не сдержавшись, разревелась. – А я, идиотка, раскатала губу, обрадовалась! Думала, наконец-то нашла парня – лучше не бывает. Ха! – выкрикнула с презрительной насмешкой сквозь слезы, схватила с кровати подушку и со всей силы швырнула ее в стену. – Ну надо же, какая скотина! – подвела итог.

Ника в полнейшем замешательстве следила за Ладой.

– Я бежала, торопилась, мечтала: вот будет сюрприз! И сюрприз вышел на славу!

Ника попыталась что-то сказать, открыла рот, но сумела произнести лишь несколько коротких бессмысленных звуков и, отчаявшись, снова сомкнула губы.

– Поднимаюсь я по лестнице, – Лада не нуждалась в дополнительных наводящих вопросах, слова сами рвались с языка, трудно было сдержать клокотание чувств, – и вижу очаровательную картину. Эта скотина стоит у своей квартиры в обнимку с какой-то девицей. Она прямо впилась в него, и они вот-вот ввалятся в дверь.

Похоже, Лада в красках представила то, что сама же описывала сейчас сестре, ее губы задрожали и сжались в тонкую, резкую черту.

– Вот дрянь! Времени не теряет! Пока меня нет, он приводит к себе других.

– Почему ты сразу так решила? – воскликнула Ника с легким напором. – Мало ли что могло быть!

В ответ на ее замечания Лада лишь презрительно усмехнулась.

– Угу! Она – его давняя знакомая. Пришла сама. Он ее не звал и встречаться с ней не собирался. Я уже эту версию слыхала. «Ты не понимаешь! Я не ожидал! Она сама на мне повисла!»

Лада сопровождала свои слова выразительными жестами и дурацкими гримасами, стараясь представить предложенные ей объяснения в самом идиотском виде, но Ника не отступила. Она пыталась не столько защитить симпатичного ей Мишку, сколько успокоить и обнадежить сестру.

– Может, и так!

– Конечно! – вскричала Лада. – Он, бедный, растерялся, испугался и потому не смог отказать. Поддался порыву! – она в сердцах плюнула и вдруг совершенно переменилась, растерянно и удивленно спросила у самой себя: – Зачем же он мне плел, что любит меня? Он меня любит, однако, в мое отсутствие времени зря не теряет. Что он подразумевал под этими словами? Может, я дура? Может, я действительно не понимаю?

Лада в раздумье опустилась на кровать. Ника ничем не могла ей помочь в разгадывании смысла, казалось бы, такой немудреной и бесхитростной фразы, по собственному опыту зная: нет ничего более бесконечного и безнадежного, чем данное мероприятие.

Конечно, можно сказать еще что-нибудь, типа: «Не переживай! Все наладиться!», но зачем лишний раз сотрясать воздух бессмысленными, бесполезными словами, которые вызовут разве только раздражение да насмешку. Лада выговорилась, выревелась, накричалась и теперь, выдохшись, обрела способность неторопливо поразмышлять, собраться с мыслями, и тогда, наверняка, случившееся не покажется ей столь беспросветным и страшным.

– Пойду, приготовлю что-нибудь поесть, – сообщила Ника и удалилась.

Обычно, так поступала сестра, когда не знала, как себя вести, что предпринять, сказать и сделать.

При упоминании о еде неподвижная Лада встрепенулась.

– Ага. Я тоже сейчас приду. Не умирать же теперь еще и с голоду.

Через какое-то время она появилась на кухне, мрачная, но спокойная.

– А! Переживу! – махнула рукой. – Правда, не представляю, как. Но зачем об этом думать? Я же знаю, что все решится рано или поздно, даже если я не буду заранее рассчитывать и строить точные планы.

Несчастья не отбивали у Лады аппетита, скорее наоборот. «Хоть какое-то удовольствие на общем безрадостном фоне», – объясняла она.

– И почему так обидно? – через несколько минут произнесла Лада, опять возвращаясь к единственной беспокоившей ее теме. – Один наш преподаватель на лекциях говорил – не о чем ему больше говорить! – женщины должны быть снисходительны к мужчинам, особенно жены к мужьям.

Ника оторвалась от тарелки и с интересом воззрилась на сестру, а та продолжала:

– Природа тысячелетиями вырабатывала у мужчин стремление к непрерывному продолжению рода.

– То есть?

– Ну, когда они еще не превратились в человека, а были животными, самцами, у них при виде особи противоположного пола непременно возникали определенные намерения, направленные на это самое продолжение рода. Поэтому они до сих пор не могут взять себя в руки. Все еще срабатывают древние рефлексы, а против природы не попрешь.

Ника усмехнулась.

– Тогда понятно, почему так много сторонников у теории эволюции.

Лада согласно кивнула.

– Да. А если все-таки человека создал бог?

– Пойду, посижу в ванной, – сообщила она, встав из-за стола. – Смою с себя все гадости сегодняшнего дня.

Она неторопливо прошла в ванную комнату. Ника из кухни услыхала, как зашумела вода, убрала со стола тарелки, без определенной цели посмотрела в окно. Дверной звонок звякнул коротко и осторожно.



Виктория Эл

Отредактировано: 22.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги