Закончен школьный роман...

Размер шрифта: - +

Часть пятая. Главы 14-15

14

Подбегая к больнице, Ника уже не думала ни о Степе, ни о своих чувствах и мечтах. Нет, ничего не забылось, просто, все отступило на второй план. С Филькой случилось что-то страшное. И хотя Ника обижалась на него, она вовсе не желала ему плохого и, тем более, смерти.

Галя встретила ее у входа.

Галя – это мать Филиппа. Она сама просила Нику называть ее так, по имени. «Не люблю, когда меня называют по отчеству, – призналась она. – Видимо, до сих пор не могу остепениться». Галя – привлекательная, элегантная, эмоциональная. Действительно, какое тут отчество! И «тетя Галя» язык не поворачивался назвать.

От обычной Галиной улыбчивости не осталось и следа. В глазах – беспокойство, уголки губ изогнуты вниз, меж бровей – глубокие морщины.

– Господи! Он так и не приходит в себя! – пожаловалась она. – Ника, золотко, только ты могла подбить его на безумные поступки. Пожалуйста, помоги ему очнуться.

– Конечно, – Ника торопливо накинула протянутый ей халат. – Только не знаю... я не знаю, что надо делать.

– Я тоже не знаю, – растерянно пробормотала Галя. – Врачи говорят: надо ждать. Они сделали все, что зависело от них. И надо только ждать.

Она провела Нику в палату, а сама почему-то осталась за дверью.

Ника, стараясь ступать неслышно, тихонько подошла к кровати. Что делать? Как можно разговаривать с человеком, который тебя не слышит, который лежит в больничной кровати без сознания, весь в бинтах. Жутко смотреть на его неподвижное лицо. Что она должна сказать, чтобы он пришел в себя? Она не волшебница, она не знает чудесных заклинаний, и их чувства уже не из тех, что взывают к неугасимой жизни, отгоняют горе и даже смерть.

Ника дотронулась до его руки, неуверенно, робко.

– Это я. Ты еще помнишь меня? – она присела на стул. – Мы уже давно не встречались. Вот уж не подозревала, что тебя нельзя оставлять без присмотра!

Она разглядывала край белой простыни.

– Это же я все время попадаю в истории. То падаю, то во что-нибудь врезаюсь. Это мне вечно нужна помощь, а сама я не умею спасать. Но твоя мама позвонила. Как я могла ей отказать!

Ника решилась поднять голову, ее взгляд скользнул по его лицу.

Господи! Филькины глаза были открыты. Он смотрел на нее и даже пытался улыбнуться.

Ника растерялась.

– Ну, наконец-то! Зачем ты всех перепугал? Вот еще, выдумал...

Галя долго, взволнованно благодарила ее. За что? Она ничего не сделала. Она болтала всякую ерунду, не умоляла его вернуться и ни словом не обмолвилась о своей безграничной, жертвенной любви. Кто знает, что так оживляюще подействовало на Филиппа! Может, раньше всех остальных чувств проснулась беспокойная совесть?

Он изменил ей, а она примчалась по первому зову. А порядочному человеку совесть жизни не даст, но, по-видимому, и умереть не позволит. А вдруг тому причиной все-таки любовь? Он думал, что она все еще обижается на него, злится, ей неприятно его видеть. Но она пришла, а значит, простила, значит, не смогла остаться равнодушной. И он обрадовался: еще стоит жить, и ему и его любви.

15

Ника каждый день ездила к Филиппу в больницу. Степа был недоволен и мрачен, но молчал. Неужели он не понимал, что сейчас она, как никогда, необходима Филиппу! И не важно, что между ними когда-то произошло. Какие могут быть претензии и обиды, если он чуть не погиб? Да, сейчас он поправлялся. Но очень медленно. Ему нужны поддержка, теплота и участие. Ему нужна любовь – нет, не страстная, безумная, безудержная! – нежная и преданная любовь.

А Марина позвонила Маше и вызвала ее на совет. Маша, зная, что отказываться и отговариваться бесполезно, явилась так спешно, как только смогла.

Марина начала говорить сразу, стоило ей увидеть подругу, хотя та еще даже не успела переступить порог.

– Я ничего не понимаю! Ника что, рехнулась?

– Я тоже пока ничего не понимаю, – призналась Маша. – Ты о чем?

– Я о Нике! – зверски глянула Марина. – Надо что-то делать! Почему она, как верная жена, каждый день таскается к Филиппу?  А как же Степа?

– Ну, – Маша пожала плечами. – Ты же сама упорно сватала ей Филиппа, – напомнила она.

– Да, – согласилась Марина. – Я думала, он серьезный, солидный парень. А он променял Нику на какую-то девчонку. Он сильно упал в моих глазах.

– И теперь Степа подходит Нике гораздо больше? – неуверенно уточнила Маша, опасаясь новой вспышки гнева.

– Естественно! Он всегда ей подходил всех больше!

– Но ведь он бросил Нику когда-то.

Марина возмущенно подскочила, но тут же успокоилась.

– Ладно. Ты ничего не знаешь, поэтому тебе простительно. Ты не видела их, когда они были вместе, – она мечтательно вздохнула и тут же печально произнесла: – Ты не обращай внимания на мои вопли. Я очень переживаю. Я ведь тоже отчасти виновата: я так упорно сводила Нику с Филиппом. Я и сейчас ничего не имею против него. Он славный мальчик! Но, я думаю, это не случайно – то, что они поссорились и разошлись, а он нашел себе другую. Он все-таки не для Ники. У нее есть Степа, – Марина опять вздохнула, но уже не мечтательно, а грустно. – Но она упрямо не желает этого принять. Она все еще не простила его, хотя и утверждает обратное. Ей кажется, случившееся может повториться, поэтому она насторожена и недоверчива. Она хорошо помнит свои страдания без него. Я думаю, она никогда не переставала его любить, и именно потому не хочет его прощать.

Внезапно Марина почувствовала беспокойство: она так долго и красочно разглагольствовала и не услышала в ответ не слова!



Виктория Эл

Отредактировано: 22.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги