Закончен школьный роман...

Размер шрифта: - +

Часть пятая. Глава 16

16

Марина не любила откладывать дела в долгий ящик и решила отправиться к Нике в этот же день, в этот же час, точнее, сию минуту, заручившись согласием и поддержкой подруги.

Она спешно вытолкала Машу за дверь, следом выскочила сама и рванула прямиком к противоположному подъезду соседнего дома. А оказалось, возле него на лавочке сидел Степа, и его физиономия мало походила на лицо счастливого влюбленного.

– Ника опять ушла в больницу? – догадалась Марина.

– Да.

– Ты не переживай, Степ! – она плюхнулась рядом, сочувственно тронула за плечо. – Все образуется. Вот увидишь. У нее это пройдет.

Степа промолчал, и Марине почему-то расхотелось болтать. Она спрятала руки в карманы, нахохлилась и задумчиво посмотрела вдаль.

– Какой же я дурак! – неожиданно произнес Степа.

Марина вздрогнула и уставилась на него. Он перехватил ее недоуменный взгляд.

– Не обращай внимания. Вырвалось.

Но она не сводила с него своих особенных, проницательных глаз. Он же всегда был ей симпатичен, а в качестве Никиного приятеля особенно.

– Ты очень изменился.

– Я знаю, – он едва заметно дернул плечом. – Я как-то выпал из жизни и теперь никак не могу войти в общий ритм. Я пытался найти что-то, что помогло бы мне вернуться, но...

Марина еще никогда в жизни не слышала Степиных откровений и поэтому сейчас воспринимала их особенно прочувственно и остро.

– Степ! – ей очень хотелось успокоить и обнадежить его, но она не кривила душой из жалости и сострадания, она искренне говорила то, что думала и что чувствовала. – Если честно, мне нравится Филипп, но – хоть я и не люблю тривиальных фраз, по-другому здесь не скажешь! – вы созданы друг для друга. И сколько бы вы не взлягивали, вам никуда друг от друга не деться. Уж мне-то ты можешь поверить! Ты же знаешь, я никогда не ошибаюсь! – напоследок грозно добавила она, чтобы он и не пытался сомневаться в истинности и прозорливой верности ее слов.

Степа улыбнулся.

За своей милой беседой они не заметили, как подошла Ника. А та остановилась перед ними, скрестила на груди руки.

– Что у вас за собрание?

– Да так, болтаем, – невинно проговорила Марина, а Степа встал.

– Я пойду, – он сделал неопределенный жест. – Пока.

Спокойно, бесстрастно поглядел на девчонок и двинулся по улице, мимо Ники, едва не задев ее. И Марина с удовлетворением и радостью отметила, как долго смотрит Ника ему вслед.

– И что вы здесь делали? – наконец повернулась та к подружке.

– Я шла к тебе. И Степа шел к тебе, – разъяснила Марина. – Вот мы и встретились.

– Степа тоже шел ко мне? – сделала Ника удивленное лицо.

– Стоило ли тащиться сюда с единственной целью сказать: «Пока»?

Марина пропустила мимо ушей ее недоуменное восклицание и спросила сама:

– Как дела у Филиппа?

– Уже лучше.

– Его еще не утомили твои каждодневные посещения?

В голосе Марины Ника уловила и возмущение, и неприязнь и тоже слегка рассердилась.

– Нет, – твердо заверила она. – Наоборот. Он рад.

– А еще кто-нибудь рад из-за этого? Например, ты.

– Не думаю, что кто-то ощущает радость, посещая больницу, – устало проговорила Ника.

Почему Марина осуждает ее? Разве она поступает неправильно?

– Ты же понимаешь, Филиппу сейчас очень нужна чья-то поддержка.

Но подружка не смягчилась и не вникла в положение.

– Думаю, он давно убедился в твоей поддержке, – непримиримо заявила она. – И для этого вовсе не обязательно таскаться в больницу каждый день и мучить другого человека.

Наконец Ника поняла причину ее неприязни. Но почему она все время заступается за него? Видимо, не зря они посидели на скамеечке.

– Степа пожаловался?

Марина хмыкнула снисходительно, качнула головой.

– А ты слышала, чтобы он когда-нибудь жаловался?

Ника сжала губы.

Да, он не жалуется! А зачем ему жаловаться? Разве он не добивается всегда того, чего хочет? В крайнем случае, если другими способами не получается, он может без стеснения потребовать: «Не надо со мной так». Да, она избегает его! Но тому есть существенные причины.

– Ну почему, почему вы никто не хотите меня понять? Почему вы не желаете поверить, что Филька мне действительно дорог? Мне с ним было хорошо, очень хорошо! Ты же прекрасно знаешь. Ты же сама убеждала меня, что он мне подходит. Он же мог погибнуть! Понимаешь? Почему вы все требуете от меня, чтобы я сделала вид, будто мне безразлично – есть он или нет? А мне не безразлично! Очень не безразлично!

Конечно, Маринка не знает, что она носит его ребенка. Она не представляет, что Нику и Филиппа связывает нечто большее, чем прошедшая любовь. Впрочем, почему прошедшая? Существует очевидное доказательство ее вечности. Увидев Филиппа, искалеченного, чуть живого, Ника испугалась, что он умрет, и решила: так пусть останется ребенок, его ребенок, это же почти что он сам! Только Марине не нравятся ее искренние, праведные слова. Может, она не верит им?

Марина хмурилась и, пожалуй, с удовольствием заткнула бы уши.

Почему? Чем не устраивают ее Никины чувства?

Ах, да! Виной всему ее давняя слабость. Это раньше она была в восторге от Филиппа, но не сейчас. Появился ее ненаглядный, ее несравненный Степа, и сколько бы Ника ни приводила доводов в пользу Филиппа, все окажется бесполезным.

– А если тебя так беспокоит Степа, – рассердилась она, – возьми его себе!

– Правда! – заорала Марина с таким воодушевлением и восторгом, что Ника смутилась и еле сдержала сумасшедший порыв также неистово заорать: «Нет!»



Виктория Эл

Отредактировано: 22.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги