Зеркало миров

Размер шрифта: - +

Шаг пятый. Тени дня, огни ночи

Турнейг, столица Империи. Август, год 490 от сошествия Единого.

Дверь в комнату скрипнула и слегка отворилась. Сразу потянуло сквозняком и каким-то неуловимым, понятным лишь душе, но не разуму, ощущением августовской ночи за стенами охотничьего домика. Почувствовав свежий воздух, поленья в камине весело затрещали, а пламя лихо заплясало, пытаясь откусить кусочек медной решётки и превращая темноту комнаты в мягкий полумрак.

– Святейший опаздывает, – нервно сминая пальцы, вдруг бросил мужчина, занимавший самое правое из четырёх стоявших перед камином кресел.

– Оставьте свои развлечения тем, кто вас не знает, Кайр, – бросил сидящий рядом. – Никогда не поверю, что виконт Раттрей нервничает и устал ждать. При вашей-то работе.

– Но мне и правда надоело выглядывать плохо зашлифованные места на брёвнах стены. Вот если бы бывший владелец оставил висеть свои трофеи… а так здесь даже окон нет. Смотреть же на огонь, уж простите, не люблю с детства.

– Зато вам выпал редкий шанс насладится покоем. И тишиной… Кстати, кирос Брадан обещал сегодня прибыть с человеком, которого видит своим преемником, – канцлер показал на четвёртое кресло, – возможно, отсюда и задержка. О! Кажется кто-то подъехал.

Несколько минут спустя вошли двое в белых парадных рясах патриарха и епископа.

– Уф, дан Раттрей, – предстоятель церкви Единого рухнул в кресло и протянул руки к огню, – надеюсь, повод у вас достаточно важный. Погода нас не балует, не август, а сентябрь прямо. Да и года мои не те, чтобы каждую неделю церкви освящать. И не надо, – махнул он рукой, – говорить мне, что для своего возраста я крепок. А то, что патриарх лично приходит даже в глухие деревни – «положительный пример для поддержания морального облика священников». Для такого у меня полно лизоблюдов в Синоде. Да.

Брадан повернулся и приглашающе махнул спутнику, так и оставшемуся стоять у порога.

Отец Аластер, епископ Корримойли. Про которого я говорил в прошлый раз.

Некоторое время мужчины смотрели друг на друга оценивающе. Примерно одного возраста, лет сорок пять. Очень разные внешне: похожий на ястреба Раттрей, напоминающий рослого седого медведя канцлер и среднего роста и телосложения русый священник. Раттрею пришла в голову мысль, что епископ похож на росомаху. По первому впечатлению чуть ленив, неуклюж, медлителен – только горе тому, кого этот свирепый и стремительный хищник наметил в жертву. Сейчас отец Аластер внутреннюю силу скрывать не стал – но сколько дураков наверняка обманулось и ещё обманется. Хороший выбор. К тому же выводу пришёл, судя по всему, и канцлер. Потому что повторил приглашающий жест патриарха и искренне пожелал новому гостю почаще оказываться в их дружеском кругу.

– Уважаемые даны, – едва все расселись, начал глава канцелярии внутренних дел, – срочность моего приглашения связана с тем, что, к сожалению, мы оказались правы. Я получил информацию из верных источников. Вторжение всё-таки будет, и куда страшнее, чем мы рассчитывали в самых пессимистичных расчётах.

– Сколько у нас времени?

– Не больше десяти лет. Но я бы рассчитывал максимум на восемь.

– Насколько надёжен ваш источник? Кайр, – в голосе канцлера послышалась усталость, – вы никогда не давали повода усомниться в своих словах. И прошу меня извинить за возможное недоверие… Слишком многое, да что там, само существование Империи, сейчас поставлено на карту. Да простят меня собравшиеся за излишний пафос.

– Увы, даже слишком надёжен. Копию отчёта я пришлю вам позже, но если коротко… Нашлись люди, которые сумели пройти территорию Орды аж до бывшей столицы Великого Леса. И новости, которые они принесли, одна другой паршивее. Киарнат пал, и давно. Видимо, сразу после того, как были перерезаны последние тропы через Рудный кряж и Лес остался в одиночестве. Кстати, похоже, тридцать лет назад орда ещё давила остатки сопротивления, плюс усобица. Потому-то прошлая попытка и вышла такой жиденькой. Но теперь на южных границах ни союзников, ни раздоров – нынешний правитель орков вырезал всех конкурентов.

– Имперский совет одни слова не убедят. Идиоты.

Канцлер резко ударил кочергой по головёшке в камине, словно разбивая голову какого-то самого ненавистного дурака.

– Посылать людей снова не дам, – в голосе Раттрея послышался металл. – В прошлой экспедиции из всех до меня добрался только один. Тратить ценные кадры ради того, чтобы убедить дураков из совета… А может и не убедить.

– К сожалению, – канцлер обратился с пояснениями к епископу Корримойли, – в опасности с юга уверены только сидящие здесь. За редким исключением остальной имперский совет и представителей Высоких семей больше волнует, что Зимногорье захватило пару соседних королевств, стало размером аж с пол провинции и теперь «угрожает Империи». Точнее, угрожает монополизировать торговлю Виумскими самоцветами и взвинтить цены. И потому даже нашего совместного влияния не хватает, чтобы начать готовить страну к войне на выживание.

– «Всему свой час, и время всякому делу под небесами: Время родиться и время умирать, Время насаждать и время вырывать насажденья, Время разрушать и время строить, Время разбрасывать камни и время складывать камни, Время хранить и время тратить, Время рвать и время сшивать, Время молчать и время говорить, Время любить и время ненавидеть, Время войне и время миру», – вдруг процитировал патриарх. – Неразумны взрослые бывают, аки дети. И как родители ведут чад своих, дабы уберечь в пути от пропастей глубоких и чудищ ненасытных, так и наш долг повести неразумных. Найти им такой путь, чтобы достигли они времени, когда откроются глаза их и проснётся разум их.



Васильев Ярослав

#7039 в Фэнтези
#2074 в Разное
#116 в Боевик

В тексте есть: приключения, эльфы, гномы

Отредактировано: 28.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги