Желание жить

Размер шрифта: - +

Глава 2

Горькая жижа потекла в рот. Я закашлялась, попыталась выплюнуть, но неожиданно сильная рука зажала мне нос, и я проглотила. Тошнота накатила с новой силой, я попыталась извернуться, но тотчас схлопотала несильную оплеуху, и раздался скрипучий голос, но я ни слова не поняла. Открыла глаза и увидела старую почти лысую женщину, буравившую меня недовольным взглядом.

Её лицо мне показалось знакомым. Ах, да. Это целительница, живущая в хижине из шкур. Стоп, а почему я не поняла, что она сказала? Хорошо, если дело в том, что я ещё в чужом теле не освоилась, наверное, и голова из-за этого болит. Хуже, если новое тело меня отторгает. Я судорожно вздохнула. Целительница приложила ладонь к моему лбу, не нежничала, походя оцарапала ногтем.

- Тише, девка, - о, понимание вернулось.

Впрочем, лучше бы я так и валялась без сознания, потому что целительница взяла острый камень с зазубринами, чем-то смазала и вдруг полосонула меня по руке. Нет, это было не кровопускание, хотя очень близко. Старуха принялась выцарапывать у меня на плече знак жизни. Прикусила губу, чтобы не завыть в голос, что-то подсказывало, что боль здесь принято сносить молча. Если выживу, то не благодаря, а вопреки её лечению. Меня снова заставили выпить какую-то дрянь, и я уснула.

Проснулась ближе к ночи и поняла, что талант у целительницы всё же есть. Или это совпадение. Как бы то ни было, чувствовала я себя сносно. Самое главное, голова почти прошла. Затылок немного тянуло, но по сравнению с тем, что было недавно, могу с уверенностью сказать, что я здорова.

Проснулась от чувства беспокойства. Что-то нужно сделать, но никак не соображу, что именно. Я аккуратна встала на ноги. Оказалось, меня уложили в ворох сухой травы. Отряхнулась, но вот из волос всё вытрясти не удалось. Я похожа на чучело. И ко всему ко прочем, я очень хочу вымыться. Эх, мечты.

Стены хижины были не из шкур, так что я сразу поняла, что нахожусь не в доме целительницы. Логично. Стала бы она у себя пациентов размещать. Я поправила юбку, связку бус, стараясь, чтобы они закрыли как можно больше и осторожно выбралась наружу. Память Иды наконец отозвалась, и я узнала, что сейчас положено идти к костру, потому что ежевечерне шаман задабривает духов предков пением эпоса. Ладно, это должно быть полезно. Извлекать информацию из памяти не очень легко, а сейчас у меня шанс получить полезные сведения лично, смогу понять, каким моим соплеменникам видится мир, что они знают об окружающем пространстве и, главное, какие здесь основные традиции и правила.

В предвечернем полумраке плясали тени, ярким пятном горел огонь и отбрасывал причудливые блики. Я низко поклонилась старейшинам, отдельный поклон адресовала шаману и сидевшей неподалёку от него целительнице, а затем как можно незаметней скользнула в сторону и опустилась на землю рядом девушкой, приносившей хозяйке обед. Соперница в борьбе за право стать ученицей целительницы одарила меня хмурым взглядом, но что-либо говорить в присутствии старших не рискнула.

Я опустила взгляд в землю, всячески демонстрируя смирение и почтение к старшим. На самом деле мне просто не хотелось видеть соплеменников. Верю, что они милые в сущности люди, но ведь дикари дикарями. В душу закрадывалось подозрение, что жить среди них я не смогу: мне нужно мыло, зубная щётка. Здесь её, кстати, заменяет веточка какого-то дерева, которую отламывают, обкусывают по краю, и волокнистая древесина превращается в кисточку. По идее, хорошо бы выбраться к цивилизации, но сведений об окружающем мире у Иды было катастрофически мало.

Наше племя жило в долине, зажатой между двух отвесных скал. Голые ровные стены считались священными столпами, на которых покоится небосвод.  К скалам не приближались под страхом смерти: старейшины были убеждены, что любое неосторожное движение может их повредить, и тогда небо обрушится на землю, люди погибнут под обломками, а выживших сожжёт упавшее вместе с небом солнце.

Запад также был под запретом. Туземцы верили, что именно там расположен вход в страну мёртвых. Оставался восток, но и с ним всё было не просто. На восток ходили охотиться, собирать травы, ягоды, плоды, рыбачить. На востоке жили другие племена. В языке моих соплеменников для них даже было отдельное слово – нелюди. Мы люди, а те другие – нет. И о мирном существовании не могло быть и речи. Мда, в маленьком мирке живут Лолампо.

Я прислушалась к заунывному пению шамана.

- Моно ударил злого зверя камнем и отшиб зверю лапу, но зверь замахнулся когтями….

Память Иды подсказала, что Моно – легендарный воин-охотник, считался одним из первых Лолампо.

- И тогда Моно убил злого зверя, но и зверь ранил его. Моно лежал день, лежал ночь, а наутро отправился в страну Уша.

Я встрепенулась, выцепив знакомое название. Страна Уша – страна мёртвых, подземное царство, куда каждый вечер уходит солнце. Именно эту страну мне напророчила Лода. Получается, она сказала, что я умру? Стоп. Или она поняла, что настоящая Ида мертва? Чёрт её разберёт, что она сказала. Я оглядела соплеменников. На меня никто не обращал внимания, все слушали шамана. Значит, тревогу пророчица не поднимала. Хорошо…. Я сглотнула, в красках представив, что меня могло ждать.

Так….

Надо подумать ещё раз и начать с самого начала. Кем бы я ни была сейчас, я хочу к людям, которые спят на кроватях, едят за столом и знают, что такое элементарная гигиена. Но сколько я ни рылась в доставшейся в наследство памяти, я не находила ничего полезного, север, юг и запад под запретом, а восток опасен, и там живут не менее дикие племена. Просто прелестно. Я даже предположить не могу, нахожусь на острове или на материке. И главное, никаких сведений о цивилизации. Вывод напрашивается один: либо цивилизации в этом мире ещё нет как явления, либо есть, но уровень у неё не выше, чем был в Европе в эпоху Великих географических открытий.



Нелли Видина

Отредактировано: 12.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги