Желание жить

Размер шрифта: - +

Глава 4

Мне было адски плохо. Я лежала, свернувшись в клубок, и тихо поскуливала. Я не справлялась с эмоциями, и с каждой секундой становилось всё хуже. Ужас захлёстывал. Бежать отсюда, отмыться от грязи, забыться. Мне как никогда в жизни хотелось напиться до беспамятства, но я продолжала лежать под палками, перевитыми прутом и сухой травой. Выхода не было, и сознание отказывалось воспринимать действительность. Перед глазами вновь и вновь вставала картина убийства. А ещё его кровь с рук я так и не оттёрла. Мне вдруг показалось, что мужчина вошёл в мою хижину.

- Зачем ты меня лечила? Чтобы убить, - спросил он, и я впервые понимала его речь.

Я приподнялась на локте, сглотнула, пытаясь выдумать оправдание, объяснить, а мужчины между тем от живота отошёл лоскут кожи, и стали видны внутренности. Он улыбнулся и сделал шаг ко мне, протягивая ссохшуюся мёртвую руку. Я зашлась криком.

Щёку обожгло болью. Я резко дёрнулась, пытаясь сесть. Надо мной склонился шаман.

- Духи гневаются на тебя, - сказал он с очень недоброй интонацией.

Так значит это был всего лишь кошмар. Я обессиленно упала назад. Шаман несильно ударил меня ногой в бок.

- Духи гневаются на тебя, - повторил он, - Вставай и иди за мной.

Я уцепилась за приказ, как за спасательный круг. Если сосредоточиться на том, что говорит старший, то можно справиться. Враньё, конечно, но мне нужна сейчас хоть какая-нибудь спасительная ложь. Шаман вёл меня на запад, и я вспомнила слова старой Лоды о стране Уша. Меня… убьют? Может быть, шаман специально сказал, что духи гневаются на меня, чтобы поддержать веру в пророчества старухи? Не понятно. Мысль, что мне предстоит сейчас отправиться следом за мужчиной, я упрямо не допускала в сознание. Да, глупо, но её я просто не вынесу и свихнусь.

Однако всё оказалось не так страшно. Шаман привёл меня к простенькой хижине – три жерди и между ними сухая трава. Хижина располагалась за пределами поселения и была отгорожена зарослями низкорослого колючего кустарника с листочками, которые по мере роста заворачивались в трубочку.

- Жди ночи здесь.

Шаман развернулся и ушёл, и я, чтобы хоть чем-то занять голову, принялась разглядывать свои новые апартаменты. Скудно и бедно даже по меркам туземцев, но отверженные иного и не заслуживают. Меня порадовало, что в хижине меня ждал кувшин воды и миска с местным аналогом фасоли. Готовить мне не полагалось – фасоль уже сварили, превратив в баланду-размазню, которая захрясла и стала совсем несъедобной.

Я опять свернулась клубочком у противоположной от входа стенки. Перед глазами в тысячный раз разыгралась сцена убийства. Нет, если не возьму себя в руки, я погибну. Я с силой ущипнула себя за руку, решительно села и попыталась проанализировать своё нынешнее положение.

Мысли путались. Тогда сделала два глотка воды, налила немного в миску с и попыталась развести закостеневшую дрянь до состояния жижи. Поесть нужно обязательно, мне необходимы силы. Как ни странно, поглощённость пережитым позволила есть, не замечая того, что кладу в рот. тошнило, правда, а необходимость сглатывать вызывала у организма протест, но я справилась.

Итак, Лолампо по состоянию внутренних органов жертвы определяют волю духов предков. Учитывая образ жизни дикарей, гневаются духи наверняка часто – встретить кого-то со здоровой печенью сложно. Болезни, паразиты…. Мне закономерно не повезло.

Я принялась анализировать воспоминания Иды. Того, кто прогневал предков, убивают, но не сразу. Если старейшины сочтут, что человек племени полезен, то шаман взывает к духам вновь, приносит жертву и молит о милости. Шанс у меня ещё есть, племени я явно полезна - смертность у детей высокая, а я потенциальная мать. От представленной перспективы передёрнулась. Даже не знаю, может я зря борюсь? Овчинка выделки не стоит.

Раньше мне казалось, что приспособиться и притерпеться можно, но теперь стало очевидно, что я не выдержу и свихнусь, буду, как старая Лода. Вспомнив, буро-коричневое пятно на её набедренной повязке, уверилась, что с Лолампо я не останусь. Слегка приду в себя, подготовлюсь и сбегу. Снова планы…. Последнее время они имеют обыкновение лететь в тартарары, но по этому поводу я, к сожалению, вряд ли могу что-либо предпринять.

Я задремала, и мне вновь мерещились кошмары. То камень, убивающий мужчину оказывался у меня в руках, то это я была жертвой на алтаре. Он проклинал меня, умолял сохранить ему жизнь. В последнем сне мужчина падал в чёрную дыру и тянул ко мне руку, я пыталась его спасти, и не могла. Проснулась от собственного крика.

До прихода шамана я сидела, обняв свои колени и дрожала. Я не сдалась, но растеряла весь боевой настрой. Мне требовалось время, много времени. А шаман изверг. Два его ученика привели меня к камню, на котором был убит мужчина. Тело убрали, а кровь осталась. У меня подкосились ноги, и я стала оседать на землю. Мне позволили упасть. Слабость приняли за гнев духов. Хорошо, в общем-то, ничего лучше в качестве объяснения и не выдумать.

Я огляделась. Перед самым камнем стоял шаман, сразу за ним –его ученики, на небольшом отдалении от камня расположились старейшины и хозяйка. Отдельно ото всех, горбясь, стоял старик. Остальные члены племени держались на значительном расстоянии.

Шаман запел очередной гимн. На сей раз он не скупился на слова, и каждому предку, чьё имя помнили, посвящался куплет. Завывания длились бесконечно долго, но сейчас они меня не раздражали, а успокаивали. Ночная темнота стёрла краски дневного кошмара. Я нашла в себе силы подняться. Я хочу жить, напомнила я себе. Пора включаться в происходящее, пока не стало поздно.

За пару часов до рассвета шаман спел последний куплет и затих. В дело вступили его ученики и одиноко стоявший старик. Ученики возложили на камень мешок, сшитый из шкур животных, вложили в него глиняный горшок, заполненный семенами, несколько съедобных плодов, кувшин с водой. Кувшин и горшок предварительно закрыли толстыми зелёными листьями, похожими на капустные, и запечатали сырой глиной. Последними в мешок вложили украшения, убитую птицу и пучок сухой травы.



Нелли Видина

Отредактировано: 12.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги