Желание жить

Размер шрифта: - +

Глава 5

Шаман пел о море, о волнах, вздымающихся до небес, о бескрайней синеве и бесстрашных Лолампо, покоряющих стихию. Он рассказывал, как предки строили лодки и выходили в море на рассвете. Большая вода пугалась великих воинов и старалась отступить, море возвращалось лишь после полудня, когда воины покидали его воды. Я догадалась, что речь идёт о приливах и отливах.

Описание моря в песне было невероятно реалистичным, а это значит, что когда-то Лолампо жили на побережье. Так и оказалось. Шаман поведал о том, как однажды море взбунтовалось и пошло на Лолампо войной. Многие тогда погибли, но и море оказалось бессильно. Оно выдохлось и отступило, оставив победу Лолампо. Я предположила, что речь идёт о цунами.

Море затаило злобу. Оно знало, что не достать ему людей и решило отомстить с помощью хитрости. Оно привело сотни сотен плотов с нелюдями. Пришельцы ступили на берег и обратили оружие против Лолампо. Лучшие воины племени погибли ещё в схватке с Большой водой, защитников почти не осталось, и людям пришлось отступать. Лолампо молили предков о помощи, и на их зов откликнулся дух охотника Моно, который обратил нелюдей в бегство. Лолампо поселились в долине, где и живут до сих пор.

«Культурная программа» оказалась на столь бесполезной, как я себе представляла. Я узнала, что где-то здесь есть море. Логично предположить, что на востоке, поскольку именно там обитают племена нелюдей. У меня по-прежнему нет никаких сведений про западное направление, утверждение, что именно там вход в страну Уша, не в счёт, поскольку никакой практической значимости не несёт. Выходит, я нахожусь либо на материке, либо на очень большом острове. Впрочем, какая разница? На восток бежать нельзя, поскольку тамошние племена меня выследят и убьют. Север и юг – горы. Остаётся один путь – на запад, про который Лолампо, судя по всему, не знают ничего, они же там не жили…. Думаю, запад необитаем. Хорошо бы.

Возвращаясь в хижину, я думала цивилизации. Раз никакие «европейцы» у Лолампо не объявлялись, то цивилизации, скорее всего, ещё не существует, либо она недалеко ушла от уровня туземцев. Вру, конечно. Между Средневековой Европой и Первобытной Африкой пропасть, но для меня, привыкшей к мобильнику и антибактериальным влажным салфеткам, её глубина не имеет значения. Вспомнилось, что долгое время в Европе помои выливали прямо из окна на улицу. Дикость же.

Следующие дни ничем друг от друга не отличались. Я вставала на рассвете, отправлялась на поиски еды и к вечеру возвращалась. Один раз столкнулась с Лодой, и она повторила своё пророчество, а я впервые по-настоящему задумалась о магии. Сейчас пророчество старухи воспринималось по-новому. Лода каким-то образом «увидела», что я собираюсь бежать на запад и сказала об этом в доступной ей форме. Наверное, она сама не до конца понимает своё предсказание, иначе давно бы била тревогу, к тому же она безумна.

Словом, я получила косвенное доказательство, что магия существует. Явления сверхъестественного порядка я уже испытала на собственно шкуре, но полёт к чёрной дыре и переселение моей души в тело Иды не доказывают, что человек может провидеть будущее и колдовать. Надо бы присмотреться к шаману.

Сегодня племя провожает охотников на Большую охоту, шаман будет работать – призывать удачу для мужчин. Посмотрим, чего стоит его шаманство. Я пришла к алтарному камню одной из первых. Место мне полагалось дальнее, поскольку в иерархии племени я была в самом низу, ниже только малолетние дети. Я села так, чтобы спины старейшин не закрывали мне обзор. Пока ждала начала, обдумывала побег. От невнятных мечтаний я давно перешла к пошаговому планированию. Нужно сделать себе похоронку с едой на первое время, собрать корзину с самым необходимым – кувшин с водой, вяленое мясо, целебные травы, заточенный камень, выполняющий функции ножа, металла Лолампо ещё не знали, запасной камень. Я прикидывала, как аккуратнее выкрасть и припрятать орудия, которые наверняка мне пригодятся. Всё же я собираюсь быть отшельницей. Представив в красках своё будущее, я вздрогнула. Очень может быть, что, приняв решение бежать, я погорячилась.

Если я права и запад необитаем, то я обречена на вечное одиночество. За несколько лет я одичаю, забуду человеческую речь и в конце концов сойду с ума. Если я ошиблась и на западе живут другие племена, меня, вероятнее всего, просто убьют. Может быть, семь-десять лет предпочтительнее?

Заунывное «а» на сей раз тянули старейшины. Мужчины, отправляющиеся на Большую охоту, выстроились за их спинами и в бодром ритме принялись потрясать каменными ножами и выкрикивать резкое:

- У!

Не участвующие в действе члены племени стали постепенно подниматься на ноги и нервно приплясывать. Я почувствовала, что и мне хочется начать дрыгаться в такт уханью воинов. Мышцы сами собой стали подрагивать, я вспотела, в глазах появилась резь. Странно и очень уж подозрительно.

Откуда-то сбоку к алтарному камню метнулся ученик шамана, одетый в шкуру животного, к голове у него были прикручены рога, а сзади болтался хвост, похожий на лошадиный.

- Злой зверь!

- Злой зверь пришёл! – закричали старейшины, охотники замолчали, а женщины и вовсе попятились прочь. Я сделала вид, что отступаю вместе с ними. Ученик шамана, изображавший злого зверя, заметался вокруг алтаря. С рычанием он наскакивал на старейшин, и те отодвигались. На лицах соплеменников я видела выражение полнейшего ужаса. Дети начали плакать, какая-то девушка закричала, и ученик шамана рванул к ней, подскочил. Женщина подняла руку, закрывая лицо, актёр же ударил её в полную силу по голове, и женщина упала без сознания. Чёрт, он ей до крови лоб рассёк.



Нелли Видина

Отредактировано: 12.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги