Желание жить

Размер шрифта: - +

Глава 9

Нас ждал деревянный корабль тёмно-коричневого цвета с белой окантовкой вокруг иллюминаторов. Мужчина у трапа переписал номер нашей общей бирки к себе в тетрадь, отдал какие-то распоряжения, и мы поднялись на корабль. Рассмотреть ничего толком не удалось. Нас сразу же повели вниз, в тесный коридор, по обеим сторонам которого были двери, запиравшиеся на внешний засов. На полу я заметила странные квадраты – с маленькими частыми сквозными дырочками. Впереди один такой квадрат был откинут в сторону, и оказался всего лишь крышкой люка. Я заглянула вниз. Лучше бы я этого не делала. Внизу были люди, много людей, их затрамбовали в трюм, как картошку в ящик.

Страшная картинка, увиденная мельком, отпечаталась в памяти невероятно ярко. Именно её я отныне буду видеть во всех своих кошмарах. До сих пор, оказывается, я не сталкивалась с настоящим ужасом. Умерла – все умираю, традиции Лолампо – это традиции, туземцев всё устраивает. То, что я увидела сейчас, не поддавалось осмыслению.

Нас завели в малюсенькую каморку без иллюминатора, вообще без источников света, с угловой лавкой, ведром для нечистот, дверь захлопнулась за нашими спинами. Я вздрогнула и медленно обернулась. Снаружи что-то стукнуло, думаю, задвинули засов.

Меня будто оглушили. Я села на лавку и уставилась вникуда. Реальный мир перестал для меня существовать. Или это я исчезала…. Я не видела, не слышала, ни на что не реагировала. Ничего не помню, что было с того момента, как я села.

Очнулась от того, что меня неловко толкнули. Я передёрнулась, обвела каморку взглядом, но рассмотреть что-либо не смогла. Слишком темно, одни неясные очертания, разобралась, что справа от меня сидит мужчина, а слева – женщина. Потом сообразила, что так и должно быть, мы же в колонне, когда цепью заковывали, стояли рядом.

Женщина сползла на пол, она стояла на коленях, упираясь руками в ведро и сплёвывала желчь. С морской болезнью в такие условия, бедная. Почему-то мне показалось, что она не выживет. Впрочем, не она одна. В трюмах наверняка гибнут больше половины. Самое страшное, что логика в этом есть. Необразованные дикари годны лишь на тяжёлые физические работы, слабый товар – товар бракованный, ад перевозки лишь тест, лишь заменитель сертификату качества.

Я бы погладила её по спине, хоть так утешить, но туземцы от прикосновений чужаков шарахались, болезненно воспринимали даже необходимость находиться рядом с теми, кто не из их племени. Я прикрыла глаза и напомнила себе, что даже сейчас я очень хочу жить, а, следовательно, должна справиться. Женщине я помочь не могу, никому из них.

Мне казалось, что уже давно наступила ночь, но к нам так никто и не пришёл. Видимо, кормить не будут. Чувство времени меня подвело, а предположение о кормёжке оказалось верным. Дверь открылась, вошёл сгорбленный щуплый мужчина, поставил в центре каморки пустое ведро. Когда он со мной поравнялся, я рассмотрела ошейник. Ещё один раб. Забрал грязное ведро и вышел. Про нас забыли до утра.

Я очень хотела есть, в складках ткани прятались две полоски вяленого мяса, подарок Леси. Был соблазн съесть их, но я себе запретила. Неизвестно, что там впереди. Надо быть очень экономной. Я терпела, а живот начало сводить.

Еду дали только утром. Баланду принёс очень угрюмый раб. Через открывшуюся дверь шёл тусклый свет, и в нём шрамы раба казались уродливыми жирными червями. Заговорить я даже не пыталась. Во-первых, надзиратель услышит, во-вторых, рабу хватило взгляда, чтобы напугать меня, настолько злобным он был.

По сравнению с тем, что нам выдали, питание у Лолампо было полезнейшим и вкуснейшим, но я подлизала всё до последней капли. Лучшего не будет, да и голод стимулировал. Посуду забрали и не приходили до вечера – вынесли ведро. И снова только мы одни в темноте. Соседку по-прежнему выкручивало, она стала совсем плоха. Девушка через две головы от меня держалась, а недавно начала тихо всхлипывать и всё никак не успокаивалась. Я старалась не замечать. У меня и так с психикой крепко не в порядке, если продолжу концентрироваться на окружающем ужасе, окончательно свихнусь. Я прикрыла глаза и расслабилась. Представляла себе, что гуляю по берегу озерка, до которого так и не доехала, солнце светит, деревья шумят, трава мягко стелется под ноги, а я босиком, вот травинка уколола пятку…. А почему бы не добавить в фантазию волшебства? Рядом с озером из ниоткуда возник самый настоящий замок, башни его вознеслись до неба и скрылись в белых пушистых облаках, двери сами собой распахнулись и навстречу мне выкатилась алая дорожка. Бегом бросилась к замку.

Хлопнула дверь разрушая иллюзию. Я вновь оказалась в темноте. Принесли завтрак, если так можно назвать еду, выдаваемую раз в сутки. Несмотря ни на что, попыталась улыбнуться угрюмому мужчине, показать свою симпатию, но он не поверил и даже оскорбился, ощерился и отвесил мне подзатыльник. Я скрючилась на лавке, едва не расплескав похлёбку. Мерзавец и псих, чтоб его…. Мысленные ругательства в его адрес я сдержала. Довели человека, озверел, всё понимаю, но….

Когда дверь открылась и вошёл человек без ошейника, я даже не поняла, зачем он тут, настолько он лишний и неуместный в этой каморке. Мужчина взял конец связывающей нас цепи, ощутимо дёрнул и потянул. Неужели всё? Конец плаванию? Нас привезли на базар? Я не поверила своему счастью.

По коридору, люки, слава всем богам, духам и силам, были закрыты, нас довели до лестницы, вывели на палубу, осмотрели, в тетради была сделана соответствующая запись, и нас потянули прочь с корабля. Прощай, проклятая посудина. Я жмурилась, стараясь подставить лицо солнечному свету. Наверное, я теперь буду бояться темноты, придётся спать с ночником. Стоп, о чём это я? Какой ночник может быть у рабыни? Я встряхнулась, несколько раз напрягла и расслабила мышцы, чтобы хоть немного вернуть им тонус. Дура я, в каморке должна была об этом думать, а не о страдальцах-соседях, они пусть сами о себе заботятся. Будет шанс – помогу, но не в ущерб себе, ибо жить хочу.



Нелли Видина

Отредактировано: 12.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги