Желтоглазая

Размер шрифта: - +

Часть седьмая. Правила, причиняющие боль.

- А выдержишь, грешница?

Злая улыбка, растекшаяся маслом по губам.

- А мне почем знать? Это в вашей компетенции – знать, какой путь для меня наиболее приемлем. Мне лишь остается идти вперед, опираясь на собственные инстинкты и страх. Так что, скажите мне, выдержу ли?

- Столько дерзости, грешница… Столько спеси… Постыдилась бы.

- Кого? Вас? Все судьбы были уготовлены мне вами. Ваша вина…

- Прекрати открещиваться, Грешная! Из трех лишь один был ошибочен и твоей волей выбран был. Сама себя всего лишила, сама и принимай последствия.

- Да чтоб вас! Пусть провалила испытания! Пусть не доросла! Но почему Я?!

- Великие силы требуют великих жертв.

- Кто бы сомневался… - шепот на грани слышимости, почти безмолвное движение тонких губ.

- Умей достойно принять последствия своего выбора.

- Уже приняла. Прекращайте этот цирк и исполняйте приговор, что толку оттягивать казнь.

- Это твой выбор. Да будет так.

Блики солнца на острие лезвий.

- Отныне и навсегда. Проклята!...

 

- Нет!!!

 

* * *

 

- Как получилось, что ни одна из сторон не приняла тебя?

- Причина проста – ни свету, ни тьме не выгодно иметь такого сторожа. Они равно ненавидят меня. И у них абсолютно сходное желание, культурно выражаясь, чтобы я поскорее отправилась в мир иной.

- Иначе говоря: «Чтоб ты сдохла, ведьма!» - прошептала луна, нагло проглядывая сквозь завесу туч.

Один взгляд злых желтых глаз и смутившийся тайный соглядатай вновь растворился в облачном мареве.

- Но как же ты тогда появилась?

- Такие как я – редкость. Злая ирония судьбы и шутка богов в одном флаконе. Никто не знает как и у кого подобное получается.

- То есть?

- Знаешь, откуда берутся ведьмы? По одной из версий - новорожденное зло приносят в мир людей и воплощают в человеке.

- Как фейри? Так ты подменыш?! Но ведь тогда все можно…

- Нельзя. Фейри забирают человеческого детеныша к себе. В нашем же случае душу дитяти соединяют  с сознанием тьмы. Они живут и вместе, и в тоже время отдельно. И невольно подстраиваются под вторую половину.

- Но ведь ребенок – это свет!

- Годовалый ребенок ближе к свету, чем к тьме. Но новорожденный – лишь чистая душа, незамутненная понятиями добра и зла. И поэтому ей гораздо проще притерпеться к сожителю в ее теле. А тьме еще не угрожает свет, и чтобы так и продолжалось дальше, у темного создания есть только один выход - пытаться сделать вид, что оно свет.

- Но если в теле… гм… можно сказать, две души, то рано или поздно это все равно становится заметно.

- Ставало бы, оставайся такой баланс всегда. Однако так длится лишь несколько лет, и пока ребенок мал, это заметить трудно. Но с течением времени два существа, закрытые в одном организме, вынужденные приспосабливаться друг к другу, находят общий язык. Они так слаженно начинают работать, настолько понимают другого, что перестают разграничивать территорию. И вот когда границы исчезают, два сливаются в одно и появляется совсем иное существо. Магически сильное, абсолютно осознающее себя и полное горечи от смерти двух, что породили его.

- Хочешь сказать, что обе сущности погибают?

- Они перерождаются. Однако эта третья особь весьма нестабильная субстанция. Два начала это два начала, и после смерти тела они вновь распадаются на составляющие. Но, не умея жить без второй половинки, тут же погибают.

- Но ведь тогда выходит, что ты смертная!

- Верно.

- Гм… Тогда я ничего не понимаю! Тело убить легко, и в таком случае любой свет или любая тень…

Она засмеялась, сверкая желтыми глазами.

- Ты забываешь о магии. Я очень, очень сильна. И благодаря этой силе мое тело очень трудно уничтожить либо разрушить.

- Тогда как понимать твое утверждение про умирающее тело?

- Легко. Никто не знает сколько ведьме отведено. Одна будет жить сотню лет, другая заснет в двадцать и больше не проснется. Нет никаких причин, никаких условий, есть только осознание, что смертна.

- Все, сдаюсь! Это выше моего понимания.

- Моего тоже.

- Ты о чем?

- Никто не знает, как тьма попадает в тела детей. Это словно злобная шутка каких-то старых, всеми позабытых богов. Проклятие, которое и посылать-то страшно. Потому как вдруг вернется после перерождения. Факт лишь то, что иногда такое случается. И еще то, что такому вот Проклятому созданию как я они обязаны подчиняться. Причем это заложено где-то на уровне очень глубоких инстинктов.



Инна Сыч

Отредактировано: 06.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги