Желтоглазая

Размер шрифта: - +

Часть тринадцатая. Ошибки и последствия.

Девушка осторожно вошла во двор и, прикрыв за собой калитку, тяжело привалилась к ней спиной. Постояла так с минуту и с тихим стоном стала оседать на землю.

- Ну-ну, куда поехала?! Рано еще сдавать. Двор не дом, на нем защиты нет!

Тьма заклубилась вокруг ног девушки, охватила тело плащом, заставляя ее тело двигаться вперед против воли вперед, но не позволяя упасть.

- Что ты здесь делаешь? – обессиленный всхлип, так мало похожий на голос той, что еще недавно отдавала приказы.

- Спасаю твою репутацию. Вот зачем был весь этот многочасовый выпендреж, если ты собиралась распластаться на аллее, расписавшись в собственном бессилии? – шепот над ее ухом стал свистящим и злым.

- Прошу, заткнись! Заткнись и веди уже, раз решил помочь.

- Неблагодарная девчонка!

- За благодарностями к светлым небесам, а не ко мне.

- Угу. А то я не знаю их благодарность.

Продолжая тихо переругиваться, девушка при помощи тьмы добрела до дома. А войдя и добравшись до лестницы, с грустью констатировала факт – без помощи наверх ей не подняться. Рядом тихонько фыркнули, и проявившийся демон без слов перекинул девушку через плечо и понес наверх.

- Мда… Ни манер, ни приличий…

- Молчи уж, немочь.

 

* * *

 

В комнате было темно, но это не мешало вошедшим замечательно все видеть. Уложенная на постель девушка не сдержала блаженного вздоха.

- Скажи, почему ты меня не боишься? Почему не пытаешься убить, пока есть возможность? В чем твой интерес, демон?

- Сколько вопросов! – мужчина опустил жалюзи и оперся на подоконник. – Кажется, это ты меня боишься. С чего бы?

- Когда кажется – креститься надо, - буркнула голубоглазая девчонка. – Я не тебя боюсь, а того, чем мне твоя забота отзовется. Сколько раз я тебе задавала этот вопрос – не счесть, а ты все еще увиливаешь, словно заяц от гончей.

- Боишься, ведьма, это называется боишься. Оттого и спрашиваешь непрестанно, чтобы успеть свою шкурку спасти.

- Ну вот опять. Не надоело? – глаза девушки, до того почти обесцветившиеся от усталости, налились яркой голубизной.

- Откровенно говоря… Надоело. И, пожалуй, я потороплю события. Все равно уже почти все готово.

- Демон? – голубизна глаз перетекла в солнечные цвета.

- Страшно, ведьма? Знаю, что страшно. Вижу, как глаза загорелись.

Фигура у окна размылась, смешиваясь с тьмой комнаты. Ведьма взмахнула руками, стремясь активировать защиту.

Не успела. Она поняла это по холоду в позвоночнике, по острым иголочкам боли, впившимся в затылок.

- Опоздала, ведьма. На долю секунды всего лишь. Хм… Может, я слишком тороплюсь? – шепот около самого уха. – Ничего. Справлюсь. Вот ты и попалась, ведьма.

- С-с-сволочь, - зашипела желтоглазая, безуспешно стараясь сбросить оковы тьмы. – Какая же я дура!

- Ну зачем же так жестоко? Всего лишь человек.

Ведьма глухо засмеялась.

- Демон, ты ничего не путаешь?

- Отнюдь. А теперь утихни и не мешай работать.

- Тварь! Немедленно отпусти меня! Доберусь, голыми руками задушу!

- Какой мне тогда резон тебя отпускать? Лучше помолчи, а то все настройки сбиваешь.

В ответ ведьма зашипела еще более зло. Ее глаза превратились в расплавленное золото, прожигая пространство. Затлели занавески, потянуло горящей древесиной.

- Вот же оторва! Ладно, раз так, придется по-плохому.

Тьма поглотила тело девушки, иглы прошили его насквозь. Отчаянный крик задохнулся в его клубах.

 

* * *

 

Просыпаться было больно. Слабость волнами перетекала из одной части тела в другую. Сил не было даже не то, чтобы открыть глаза.

- Ну надо же, все-таки выжила. А я уж и не чаял.

Девушка попыталась что-то сказать, но из уст сорвался лишь невнятный хрип.

- Молчи уж. Все равно ничего не сможешь произнести, пока горло не заживет. Да не шарахайся ты так, не резал я его! Орала ты словно припадочная и не скажешь, что ведьма. Чисто баба из темной глубинки, даже стыдно за тебя стало.

 В душе девушки заворочалась злость, но сил это не придало ни на грамм.

- Спи, глупая. Раз выжила, дальше будет легче.

 

* * *

 

Мало кто знает. Еще меньше тех, кто верит… А те, кто помнят, молчат.

Ведь правда горька… Правда жестока… Ее лучше забыть как страшный сон… Пусть верят в легенду, так всем безопасней.

Потому что раньше… Слишком давно, чтобы помнить…

Первая… Нерожденная… Создание богов, сотворенное для поддержания равновесия и порядка.

А затем… Проклятая… Проданная, преданная… Наказанная за свой выбор.

И не только она. Те, к кому она так благоволила, также были наказаны по ее вине. И кара их была страшной. Она стала их проклятием. Она и ее наследницы. Отныне ведьмы были вынуждены рождаться в человеческих телах, становясь проклятием семей, причиной их травли, целью для ненависти.

Но гораздо хуже было иное. Больше ведьмы не имели права переродиться. Появились и исчезли. Пыль времен и только.

А она… Она вынуждена была все помнить. Возрождаясь раз в несколько столетий, вспоминать, страдать, и осознавать… Как много потеряла из-за совершенного когда-то выбора. И каждый раз вновь и вновь убеждаться в том, сколь недостойны были ее выбора эти существа.

Ведьма… Единственная… Восстающая из теней и возвращающаяся в них, когда человеческое тело стает неспособным ее удерживать. Несущая проклятие всем, к кому посмеет привязаться.

Боги были жестоки… Впрочем, стоило ли ожидать иного от тех, кто сотворил ее.



Инна Сыч

Отредактировано: 06.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги