Женька и миллион забот

Размер шрифта: - +

Глава 9 , в которой Женька… а, да что там, и так все понятно.

Несчастную невесту уложили на диван и укрыли пледом, Женька суетилась вокруг нее, брызгала ей в лицо холодной водой и все успокаивала, Дмитрия погнали в аптеку за валерианой.

— Валерианку только в таблетках! — в такт удаляющегося топота кричала ему в лестничный проем Анна Михайловна наставительно. — Беременным спиртовой настой противопоказан!

«Где ты вчера была, бабуля?» — мелькнуло у Женьки в голове. Несчастное не родившееся еще дите вчера наверняка нарезалось под самую завязку вместе с матушкой.

Потом на лестничной клетке стали разворачиваться ужасающе непредсказуемые события. Сначала лязгнул замок, потом послышался визгливый голос Геночкиной мамаши. Интеллигентная дамочка истерически верещала что-то нечленораздельное, и Женьке было не по себе от одной мысли, что бедной и несчастной невесте не слишком повезло с будущими родственниками.

Потом обе дамы ввалились в квартиру Димы, продолжая выяснять отношения.

— Да как он смел? — потрясая руками, взывала к высшим силам хлипкая интеллигентка. — Я его кормила, поила, холила и лелеяла… и вот она — благодарность. Мать променять на какую-то потас…

— А ты что, хотела, чтобы твой милый Геночка так и сидел возле твоей юбки? — ядовито поинтересовалась Анна Михайловна, оттирая дочь подальше от дивана и несчастной Ниночки, которая благоразумно спряталась под пледом и не смела высунуть оттуда нос. — Пора бы ему уже и мужчиной стать! А то носишься с ним, как полоумная.

— Я полоумная? — взвилась учительница. — На себя-то посмотри! Нет, люди! Вы только гляньте, старухе восемьдесят, а она замуж собралась! Да за кого? За немца! — она смачно сплюнула. — Это на старости-то лет!

— А что же, по-твоему, если человек пожилой, то у него и счастья в жизни не должно быть? — в свою очередь оскорбилась Анна Михайловна, переходя в наступление по всем фронтам. — То-то на тебя смотрю: первый муж был дурак, второй — разиня, третий — лентяй, четвертый — алкаш… а не слишком ли ты разборчива, красавица? До чего дожила, — Анна Михайловна надвинулась на дочь и ухватила ее за гулю на затылке, — всего пятьдесят, а ты на каргу старую похожа! За собой не следишь!

— Не тронь! Не тронь! — кричала та во все горло, пытаясь стряхнуть крепкие старческие пальцы со своей прически.

Женька так и замерла, во все глаза таращась на семейную сцену. Никогда раньше ей видеть не доводилось, чтобы две старушки переходили к рукопашной. Еще чуть-чуть и…

Но в эту минуту Анна Михайловна и в самом деле отпустила, гуля расплелась, густые темные волосы, слегка присыпанные сединой, упали почти до поясницы.

— Мне на себя времени не хватает, потому что всю себя только Геночке посвятила! — размахивая руками, наступала крикливая мамаша. — И свою личную жизнь не устроила потому же…

— Да не потому ты свою личную жизнь не устроила, — уже слегка остыв, отмахнулась от нее пенсионерка-ветеранка, — что за Геночкой бегала, точно привязанная, а потому, милая моя, что ума тебе не хватило понять: дети, точно гости — приходят и уходят, а мы остаемся. И нечего на меня глазами сверкать. Умный человек жизнь ребенку не посвящает, а просто любит его. Гена уже взрослый, а ты ему все: сладенький мой, Генулечка, пусик, цыпленочек… а у него уже самого скоро ребенок появится, вон, невеста беременная, — и Анна Михайловна махнула рукой в неопределенном направлении.

— Это она, что ли, беременная? — Генина мама уставилась на Ниночку, которая было высунулась из-под пледа, но тут же благоразумно спряталась обратно. — А ну-ка, ты, симулянтка! Выходи… — она попыталась сдернуть с Ниночки плед, но Женька и Анна Михайловна, точно коршуны, кинулись защищать несчастное создание.

Через пятнадцать минут вернувшись из аптеки, Дмитрий застал жуткую картину настоящего семейного скандала:

— Я тебе не дам портить жизнь моему внуку! — сердито трясла маленьким сухим кулачком Анна Михайловна.

— Сумасшедшая старуха! Да тебя в дурдом сдать пора! На себя-то посмотри! Это Геночка с тебя пример берет! Да вы только посмотрите на эту пенсионерку! — апеллировала Геночкина мама к оторопевшей Женьке и совсем уж павшей духом Ниночке. — Из нее же песок сыпется! На покой пора, а она — туда же! Замуж!

— Дамы! Дамы! — вклинился между ними Дима, специально поднимая на уровень глаз довольно увесистый тортик. — Давайте-ка не будем ругаться… давайте-ка лучше в спокойной семейной обстановке попьем чайку с тортиком…

Геночкина матушка тут же замолчала, словно осеклась. Ее взгляд так и прикипел к вожделенному десерту. Ниночке не понадобилась никакая валериана. Она проворно выбралась из-под пледа и резво, словно боясь, что раздача сладкого пройдет без нее, порскнула в кухню.

Молчаливое шествие двинулось следом, впереди величественно шел Дмитрий, неся предмет примирения. Расселись, откуда-то взялась еще одна табуретка, для Женьки поставили ящик, хозяин дома на правах хозяина дома остался на своих двоих, налили чаю, разрезали торт. Пока Анна Михайловна дулась на дочь, а та бросала укоризненные взгляды на мать, никто не решался затеять разговор. И когда на тарелке остался последний кусочек, настал момент истины: перемирие или продолжение военных действий?



Ксарра Хойт

#2356 в Фэнтези
#522 в Разное
#156 в Юмор

В тексте есть: городское фэнтези, пародия

Отредактировано: 14.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги