Женька и миллион забот

Размер шрифта: - +

Глава 13 , сикось-накось, выкусь — накось!

Женька и глянула. Однако то, что она там увидела, ее совершенно не обрадовало и не успокоило. Красивый помпезный особняк в зеркальце выглядел, по меньшей мере, устрашающе: серые стены, казалось, дрожали и колыхались, точно живые, деревья вокруг почему-то были не зеленые, а багрово-красные, точно на них пролили кровь, а крыша… крыша представлялась чем-то черным, как гигантский рой мух.

Женьку невольно передернуло.

— Что там? — поинтересовался Дима.

— Ничего хорошего, — проворчала художница, захлопывая пудреницу и поспешно пряча ее обратно в карман джинсов. — Опасно туда идти… вот что, — она глянула на нахохленного Кирюшку, который за все это время не произнес ни словечка. И она, как могла, пересказала все, что сумела разглядеть.

Анна Михайловна слушала внимательно, даже заставила повторить кое-какие детали, потом повернулась к ангелу:

— Ну, сирота, ты-то чего молчишь? Ты хоть объяснить-то нам можешь?

— Могу, — тяжело вздохнул ангел-хранитель. — Чернышей там много, так много, что мне одному с ними никак не справиться. И настроены они агрессивно, и управляет ими какой-то эгрегор… мощный эгрегор… тоже ангел-хранитель… только сильный… — в его голосе появились нотки истерики.

— Ну, ну! — строго осадила его Анна Михайловна. — Отставить панику!

Женьке тоже хоть немного стало легче. По крайней мере, командный голос у старушки был отработан отлично.

— В чем, собственно, проблема-то?

— Замышляют они там что-то нехорошее. Очень. Народу в доме много, — Кирюшка замолчал, закатывая глаза, — двадцать семь человек. И все вооружены. К разборке они готовятся. А мы здесь совсем некстати. Опасно.

— Разведка нужна, — заключила Анна Михайловна. — План такой, я проникаю на территорию врага и выведываю, что там происходит…

— Ну, уж нет! — с неожиданной решимостью перебил ее Дима. — На разведку пойду я. Я — все-таки мужчина. В конце концов, Генка — мой приятель…

— А я — его бабушка, — возразила Анна Михайловна. — Меня никто ни в чем не заподозрит. А с тобой разговаривать не станут. Поколотят… и все дела…

— А может… — начала было Женька, но ее никто не слушал.

— Анна Михайловна, да вы поймите, вам туда никак нельзя… если там и в самом деле опасно, то лучше уж вы бы посидели в машине… если что, вызвали бы милицию…

— А может… — снова начала Женька.

— Нет, уж лучше ты, Дима, посиди в машине. Меня они тронуть не посмеют… — последнее она произнесла с большой долей сомнения. — Если не полные подонки. К тому же у меня есть один козырь…

— А может… — в третий раз начала Женька, но тут, наконец, встрял ангел.

— Все замолчите, — рявкнул ангел, перекрывая общий шум. — Слушайте меня внимательно. Сейчас вы все втроем посидите в машине. Посидите и подождете, а я пока, ладно уж, так и быть, сбегаю на разведку. И пока я не вернусь, чтобы никто с места не двигался. Ясно?

И не дав никому опомниться, Кирюшка просто исчез.

Трое ведов не сговариваясь, молча переглянулись. Анна Михайловна хмыкнула, но комментировать не стала. Они знать не знали, что камеры наружного наблюдения, расположенные на нескольких деревьях рядом с развилкой, уже засекли потрепанный и облезлый москвич. И бдительная охрана взяла их на заметку.

          ***

Недавно оборудованный по последнему слову техники шикарный кабинет в пятьдесят квадратных метров с прекрасным компьютером, дорогим письменным столом, камином и мраморной полкой над ним, сейчас совершенно не радовал. Не радовала ни весна, ни птички за окном, а пасмурная погода и низкие тучи, готовые пролиться дождем соответствовали настроению. Герман Валентинович мерил великолепный ковер широкими шагами, расхаживая из угла в угол и нервно теребя двойной подбородок. В дверь робко постучали, он остановился, вскинулся:

— Какого черта? Кто там еще? — его когда-то красивое лицо давно оплыло и растолстело, Герман ни в чем не любил себе отказывать, особенно в выпивке и в еде.

Одна створка двери чуть приоткрылась, и в кабинет заглянула жена: невысокая, располневшая женщина с карими, коровьими глазами.

— Лапушка, может, перекусишь чего-нибудь? — просительно обратилась она к мужу. Но Муж явно был не в настроении:

— Пошла вон, дура! Дверь закрой с той стороны! Курица!

«Курица» торопливо прикрыла за собой створку, облегченно вздохнув, и на цыпочках бросилась прочь, подальше от греха. В таком состоянии его лучше не трогать. Хорошо ещё не швырнул в неё чем-нибудь тяжелым.

— Дрянь старая! — сцедил Герман, злым взглядом дырявя закрытую дверь.



Ксарра Хойт

#2041 в Фэнтези
#406 в Разное
#128 в Юмор

В тексте есть: городское фэнтези, пародия

Отредактировано: 14.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги