Женька и миллион забот

Размер шрифта: - +

Глава 16, когда-нибудь доводилось спасать ангела? Нет? Ну, это напрасно!

— Ну, уж нет, — едва не во все горло кричала Женька, так и норовя выскочить из машины, — я его там не брошу! Он мой ангел! Он у меня один! Его там сейчас…

— А я тебя никуда не пущу! — в ответ кричал Дима, взяв на себя неблагодарную роль защитника. Сидя на переднем сидении, он пытался удержать разбушевавшуюся не на шутку художницу. — Там опасно! Ты сама видела!

— Видела! Потому я его там не брошу! Он один, а их — много! Они его на куски порвут! Сожрут и не подавятся!

— Зачем же так драматизировать! Ничего ему не будет. Он же все-таки ангел! — взывал к разуму Дмитрий.

Анна Михайловна сидела за рулем, неторопливо попыхивая папироской, и даже не думала вмешиваться в увлекательный процесс неравной борьбы.

— А я говорю, они его порвут, как Тузик грелку! — еще больше кипятилась Женька. Она пыталась вырваться из крепкого захвата, однако пальцы у Димы оказались на удивление сильными, и железные тиски никак не удавалось расцепить. — И останусь я одна, без ангела! Мне его жалко!

— Ты же говорила, что он гад ползучий, что он…

— Да я… да ты… да я тебя! — и тут Дима, к собственному изумлению огреб по самое не хочу, поскольку Женька, окончательно рассвирепев, саданула ему по лбу кулаком. Совершенно не ожидая такого подвоха, несчастный литератор разжал-таки пальцы. Женька машинально рванулась в сторону, дверца гостеприимно распахнулась, и художница вывалилась из машины прямо носом в мокрую землю, ткнувшись лбом в чьи-то черные башмаки военного образца с литой подошвой и железными набойками по ранту. Грозные такие башмаки, да и сам обладатель выглядел внушительно. Ну, чисто идол каменный!

Женька вскочила, как ошпаренная, машинально стирая с лица грязь и отряхивая испачканные коленки. Дмитрий стал медленно выбираться из машины, потирая ушибленный лоб.

— Что надо, дядя? — Женька снизу вверх смотрела на квадратно-челюстного здоровяка, который лениво пережевывал что-то и внимательно оглядывал всю троицу вместе и по отдельности. Он мог бы убить ее одним ударом могучего кулака, но почему-то Женьке было сейчас плевать. Уж очень она разозлилась.

— Это вам что тут надо? — флегматично поинтересовался «дядя».

— Ой, ребятки, только не ругайтесь и не кричите, — старушка выбралась из машины, почему-то тяжело опираясь на трость, которая взялась у нее неизвестно откуда. Затем бабулька подошла к охраннику, прихрамывая на правую ногу. Что-то раньше такой хромоты Женька не замечала. — Дайте бабушке сказать. Совесть имейте. — Женьке сразу стало стыдно, она невольно сделала пару шагов в сторону, уступая место старушке-разведчице. — Я тут внучка своего ищу, — это уже верзиле. — Он у твоего шефа работает младшим менеджером. Может твой Конявин знает, где его искать? А то, понимаешь, у него свадьба на носу, а он деру дал в неизвестном направлении. Может, просто от невесты удрал… — охранник тут же запечатлел вопросительный взгляд на Женькиной фигуре. — Да нет, невеста не она, это так, старую бабушку взялись сопровождать, ну, сам понимаешь, в возрасте я… сердце… то да сё… — она гулко покашляла, точно рудничный рабочий, пятьдесят лет проведший под землей. Получилось убедительно. — Вдруг в дороге кондрашка хватит… ну, не дай Бог, конечно. Вот и попросила… а невеста, она беременная, ей волноваться никак нельзя, — Анна Михайловна помолчала. — Вот мы и приехали к твоему шефу… как его… — Анна Михайловна вся сморщилась, точно у нее внезапно разболелись разом все зубы. — Герману…

— Валентиновичу, — закончил за нее охранник. Ему вдруг стало неловко, что вот он — такой крепкий, молодой, здоровый, держит на улице бабульку, которая на ладан дышит.

— Да, кхе, кхе, — старушка с театральным пафосом побила себя в хилую грудь. — Ой, сынок, с войны этот кашель ко мне привязался. С детства курю. Веришь? Еще когда по лагерям мыкалась… — она достала из кармана ветровки носовой платок, звучно сморкнулась, вытерла слезящиеся глаза, и от одного этого Женьке захотелось разрыдаться. — Вот все легкие-то и прокурила. Ты, дружок не кури… не надо, курить — здоровью вредить…

Охранник внимал с пиететом и только молча мигал.

Женька стояла, слушала и тихо млела от этого спектакля. Нет, ну бабулька-то! Это же целый кладезь премудрости! Это же Малый Театр вместе с тем, который на Таганке, и имени… кого там? Вторая Гоголева[1]! Ей бы на подмостки…

— Так это, миленький, помоги бабушке, уж я и не знаю, где искать-то его, — старушка ухватила охранника за пуговицу камуфляжки, старческие пальцы с удивительной сноровкой принялись теребить ниточку. Деваться детине теперь было и вовсе некуда. — Ты только узнай, может твой начальник задание какое ему дал? Может, услал куда? Мало ли. Я же понимаю, бизнес, это такое дело хлопотное! Вон у меня в Саратове внучатый племянник — тоже бизнесмен, так веришь ли, ночами не спит! Все думает, думает! Гляди, голову скоро вовсе сломает! И жаль ведь его, бедного, ну куда ему! А ведь с другой-то стороны — у него же детишки. Трое. У тебя дети-то есть? Двое? Ну, ты еще молодой, поди в школе учатся? Ой, а школа-то нынче стала какая дорогая!



Ксарра Хойт

#6592 в Фэнтези
#1844 в Разное
#481 в Юмор

В тексте есть: городское фэнтези, пародия

Отредактировано: 14.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги