Женька и миллион забот

Размер шрифта: - +

Глава 24, в которой становится ясно – с кем можно ходить в разведку.

Сквозь сомкнутые веки свет ударил с такой силой, что аж голову пробило до самого мозжечка.

Гром грянул, всколыхнув пространство вместе с домом.

— И да убоятся грешники гнева Господня, ибо сказано: да воздастся каждому по делам его и по помыслам его! И скор и праведен будет суд Господен! — трубный глас Кирюшки бомбардировал барабанные перепонки не хуже ракет «земля-воздух».

— А-а-а! — гнусаво заладил кто-то слева, похоже, Ферт. — Господи прости!

— Падите на колени и молитесь во спасение свое, ибо нет такого грешника, который через молитвы и покаяние не спас бы душу свою, и нет грехов таких, которые бы не отпустил грешнику Господь наш в милости своей…

Вот же мастак убалтывать, — подумала Женька, с опаской приоткрывая один глаз. Всю комнату загромождала светящаяся фигура гигантского ангела. Светлая кудрявая голова упиралась в потолок, крылья, аккуратно сложенные за спиной, тоже выглядели внушительно. Кирюшка весь светился, ему бы фонарем на темной улице подрабатывать. Ферт мелко сучил ногами, пытаясь отодвинуться подальше. Парень со свернутой челюстью быстро-быстро крестился, вылупив с перепугу глаза. Третий так и вовсе в онемении застыл в углу, через каждые пару секунд судорожно сглатывая. «Дознаватель» озадаченно уставился на ангела. Однако, нервы у парня, как видно, были железные.

— Ты кто такой? — требовательно поинтересовался он у Кирюшки. Интересно, а Господа Бога он тоже допрашивать станет?

— Умолкни, смертный! — гневливый Кирюшкин взгляд обратился к неправедному бандиту. И хотя, казалось, пришествие ангела того совсем не пугало, однако свою функцию Кирьян все же выполнил — привлек всеобщее внимание. — Тебе ли вопросы задавать? Помни о смерти! Придет она в час неурочный, и ты со своими непокаянными грехами…

Бла-бла-бла! Женька даже не сомневалась, что этот болтун кому угодно мозги прополаскает.

— Слушай, — со стороны Димы послышался тихий голос Савелия, — сейчас ты их всех вырубишь. Понял?

— У меня же руки связаны, — запротестовал Дима полушепотом. — Да и потом, я ведь занимался не боевым ушу, а спортивным. Это же не спарринг в спортивном зале, они меня убивать станут.

— А ты не дрейфь, я помогу… — пообещал Савелий, — …ты тут единственный, кто может оказать сопротивление… только ты… того… не пугайся.

— Внемлите Гласу Божьему, дети мои, отбросьте сомнения, покайтесь в грехах земных и приидите в объятия мои, — Кирьян распахнул объятия, словно и в самом деле решил облобызаться с бандитами. «Дознаватель» невольно попятился, все-таки железные нервы оказались слегка проржавевшими — подвели в неподходящий момент: он непроизвольно нажал на спусковой крючок, автоматная очередь грянула, как гром среди ясного неба, пронзив ангела-хранителя на сквозь.

— Да вы, я вижу, не уйметесь! — голос грохотал так, что сотрясалось все вокруг, стекла полопались, заскрипели рамы, стены заходили ходуном, пол заплясал. — И словам моим вы не внемлете!

Женька от удивления чуть рот не разинула: Дима вздрогнул всем телом, словно не Кирьяна, а его прошила автоматная очередь, а потом вдруг, взбугрив мускулы, принялся рвать веревки на руках, будто нитки. А в этот момент ангел повел рукой, все автоматы разом взмыли в воздух, намертво прилипнув к потолку и тем самым нарушая закон всемирного тяготения.

— А… — только и успел произнести парень со свернутой скулой.

Дима, освободившись от пут, бросился вперед в перекате через плечо, вскочил и одним точным ударом ноги завершил дело, начатое Анной Михайловной — окончательно свернул челюсть пострадавшему бандиту, который, брыкнув ногами, врубился темечком в пол. «Дознаватель» сделал было движение вперед, нанося удар, но Дима ушел от него неуловимым нырком, подаваясь вперед. Удар получился ладонью снизу, в солнечное сплетение:

— Х-х-х, — выдавил «дознаватель», заваливаясь вперед.

Третьего даже трогать не пришлось, он сам плюхнулся на колени, истошно вопя:

— Господи! Спаси и сохрани!

«Поклонничек» завозился у стены, затряс головой, приходя в себя.

— Не понял, — вяло сообщил горе-бандит склонившемуся над ним ангелу, — я что? Помер?

— Ага, сейчас! Как же! — съехидничал Кирьян, принимая любимую стойку для утренней зарядки: руки в боки, ноги — врозь. — Ты еще, небось, после смерти в рай намылился попасть? Вот тебе! — и пресветлый ангел с огромными ослепительно-белыми крыльями сложил здоровенный кукиш перед носом ошарашенного бандита.

— Так, Кирьян, не зарывайся! — осадила ангела Женька.

Тут Дима неожиданно осел и повалился на пол, словно все силы разом иссякли.

— Что с ним? — Женька подползла к нему на коленках, со связанными за спиной руками, приложила ухо к груди, прослушивая: бьется сердце или нет. Сердце билось. Дима лежал навзничь, с закрытыми глазами, а на его лице было написано такое блаженство… — Эй, ты чего? Тебе плохо?



Ксарра Хойт

#1654 в Фэнтези
#291 в Разное
#95 в Юмор

В тексте есть: городское фэнтези, пародия

Отредактировано: 14.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги