Жить ярче!

Размер шрифта: - +

Глава 1. Черный кот.

Глупо замирать посреди улицы, но он выглядел точь-в-точь как во сне. Такой же родной и притягательный, единственный и необыкновенный. Повинуясь напряженно заколовшему сердцу, Настя сделала шаг. Девушке казалось, что парящий неподалеку купидон достал стрелу. Натянул тетиву и прицелился. Солнечные блики брызнули на оперенье. Необузданное чувство слетело с лука, пронеслось над серой бесчувственной толпой и врезалось в ее грудь. Внутри все сжалось. На короткий миг образ стал еще ярче и прекрасней, но стрела любви неожиданно отскочила и упала в грязь. Потерявшись среди десятков ног случайных прохожих.

Она потянулась за незнакомцем, пытаясь продлить чудесные ощущения, но опаляющего чувства больше не было. Осталась пустота.

– Ты чего? – удивилась подруга.

– Показалось.

– Давай поторопимся, а то перерыв скоро закончится, а я есть хочу.

– Успеем.

Настя перепрыгнула через низкое ограждение и вышла на трамвайные пути.

– Давай здесь перейдем! – крикнула она, оборачиваясь.

Мимо ларьков тянулся бесконечный поток людей. Сжатые, угрюмые лица. Скованные движения. Усталые мысли. Вместо подруги стоял притягательный незнакомец. Он обиженно покачал головой, и насмешливо проговорил:

– Нельзя быть такой легкомысленной, везение отпугнешь!

Издалека тревожно зазвенел колокольчик, и заскрипели колеса.

Настя повернулась. Трамвай накатил и сбил с ног. Она даже увидела испуганное лицо водителя.

Темную пелену и боль отогнал чужой голос.

– Сходите?

Она почувствовала, что ее трясут за плечо, и испуганно обернулась.

– Сходите? – повторил сухой старик, с осуждением глядя на ее отсутствующий вид. – Встанут у дверей и стоят! – громко добавил он и, оттеснив Анастасию, пролез к выходу.

Она ошарашенно огляделась, пытаясь понять, где находится и что тут делает. Автобус дернулся с места. Пришлось хвататься за поручень, чтобы не упасть. Что произошло? Она что, уснула?

Анастасия встряхнула головой, разметав копну каштановых волос. Стоя только лошади спят, и то когда чего-то боятся, чтобы в случае опасности быстрее убежать. Но лучше признать, что это был сон, даже согласиться со званием «кобылы», чем хотя бы на секунду представить, что видела галлюцинацию.

На работе начало сезона. Все носятся, как оголтелые. В институте последний семестр, а потом диплом. Еще бабушка заболела. Пришлось занимать деньги на лекарства, своих не хватило. Цены на таблетки умопомрачительные, будто выпьешь и сразу поправишься. Еще эта геркулесовая диета. Так есть хочется, что уже сил никаких нет. Может, видение от нехватки витаминов?

Анастасия помотала головой. Нет. Все-таки не да такой степени еще оголодала.

Она вышла на следующей остановке. Из офиса сегодня отпросилась. Начальник недовольно пожевал губу, но отгул, после обещания отработать, все-таки дал. До института придется топать через парк, не ехать же еще на другом автобусе. Идти пешком, а потом слушать нудную консультацию жутко не хотелось, но Анастасия успокаивала себя, что это в последний раз. Скоро защита диплома и конец мучениям.

Она устало вздохнула и свернула на заваленную желтыми листьями аллею. На скамейке сидел молодой человек, поглощенный толстой потрепанной книгой. Анастасия невольно присмотрелась. Острые скулы и нос с едва заметной горбинкой что-то напоминали.

– Родной и притягательный? Единственный и необыкновенный, – удивленно прошептала она и остановилась.

Анастасия огляделась, ожидая увидеть переливающийся силуэт купидона. Сама над собой посмеялась и подошла к скамейке.

– Извините, вы из нашего института?

Молодой человек недовольно оторвался от чтения и, подняв глаза, замер с открытым ртом.

– «Не везет», – подумала Анастасия. – «Родной, единственный, но недалекий».

Она уже хотела уйти, но он прочистил горло и хрипло сказал:

– Я тебя во сне видел.

Сердце сжалось. Анастасия почувствовала вонзившуюся стрелу.

– Берегись! – раздался испуганный голос сопровождаемый звоном колокольчика.

Она повернулась, успев подумать: «Откуда в парке трамвай?». Велосипедист пытался повернуть, но руль прокручивался. Анастасия не успела отскочить и от удара ее отбросило назад. Она упала, ударившись головой об чугунную урну.

– Не везет! – просипел молодой человек.

Снова темнота.

– Просыпайся! Вставай, лежебока, на работу опоздаешь!

Настя повернулась, не отрывая голову от подушки.

– Я отпросилась, – пробормотала она, и испугалась собственных мыслей.

Бывает, снится, что спишь, но два раза увидеть во сне настоящую любовь и умереть – это уже чересчур.

Она вскочила, оглядываясь. В комнате ничего не изменилось. Все по-прежнему, компьютерный стол, встроенный шкаф и столик с телевизором. Окно занавешивают те самые недавно купленные шторы.

Настя пригладила растрепанные волосы. Институт она давно закончила, и никакого парка рядом с ним никогда не было. Да и где в наше время стоят чугунные урны, разве что на ВДНХ. Что за ерунда приходит во сне?

Она встала и потянулась. Накинула халат и вышла в коридор.

– Ну, наконец-то! – крикнула с кухни мать. – Поторопись. Завтрак я сделала, но времени уже много.

– Я быстро, – соврала Настя, и заперлась в ванне, пробурчав. – Заболеть, что ли?

Она разочаровано посмотрела на помятое отражение в зеркале. Чуть курносый нос. Немного пухлые губы. Слегка раскосые глаза. Все в ее внешности имело приставку «пере» и не стремилось к совершенству.

Настя включила воду. Набрала в ладонь и, закрыв глаза, окатила лицо. Вздрогнув, то ли от дверного звонка, то ли от ледяного умывания, она поморщилась. Кого принесло с утра пораньше?



Роман Смеклоф

Отредактировано: 08.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги