Жизнь и Смерть: вечная схватка

Размер шрифта: - +

Глава 1.

Что бы вы сделали, если смогли умереть дважды, а потом началась долгая рутинная жизнь? Прожили бы её на всю катушку? Стали бы великим политиком? Миротворцем? Путешественником? А если бы при каждой смерти появлялись крылья? Думаете, парили бы в вышине небес, пока без сознания не упадёте? А вот нет… Не всё так прекрасно, как кажется. Бесконечная жизнь, которую может оборвать лишь убийство — войны. Кровопролитные, страшные, нескончаемые распри рас, ведущие к многочисленным разрушениям. Первое чувство в такое время — страх. Страх за собственную жизнь. Страх за близких, родных и любимых. Вслед за страхом, нога в ногу, идут отчаянье, злость, боль, огорчение. Они не покинут тебя даже после войны. Потому что это страшное событие навсегда отпечатается в памяти. Желание жить лишает здравого смысла, заставляет предавать дорогих и незнакомых паладинов и вампиров. Казалось бы, тот, кто уже не должен умирать, не важно, кто это, сторонник тьмы или света, лишается последней жизни у тебя на глазах. Он больше не вернётся, никогда и ни за что. Смерть… она беспощадна ко всем. Для неё это — забавная игра.

Но всё когда-то должно прекратится. Заканчиваются боль, слёзы; обиды забываются, а память потихоньку убирает неприятные воспоминания под замок, в самый тёмный уголок, откуда они иногда будут эхом напоминать о прожитом. Чувства притупятся, и больше ты никогда не будешь так сильно страдать, видя происходящее. Всегда найдутся те умные создания, которые смогут прекратить бессмысленные убийства.

Пять. Что у вас ассоциируется с этим числом? Вы считаете это простой цифрой? А для нашей страны оно стало значимым. Ровно три столетия назад появились на свет пять кланов, объединивших под своими знамёнами враждующие расы. Паладины и вампиры смогли найти общий язык. Они стали сильнейшими. От одного взгляда на этих воинов просыпались невольное уважение и чувство защищенности, если это твой союзник. После заключения мирного договора всё не сразу вернулось в привычное русло. Слишком много воды утекло. Но мы смогли! Мы справились с этой напастью!

Только вот устраивает ли смерть такой расклад событий? Ответ очевиден — нет. Ей нужны побоища, крики, кровь, зрелища, грызня, ненависть. Она готова пойти на всё, чтобы продолжить пировать; на самые гадкие уловки.

Заяви ты тогда, триста лет назад, что все будут просто так, ради крыльев, подставляться под удар меча или стрелы, посчитали бы сумасшедшим и отправили куда подальше. А сейчас это считается обычным делом. Вот только я боюсь смерти. Глупо, знаю, есть ведь ещё одна жизнь в запасе. Только откуда ты знаешь, как решат подшутить над тобой духи? Вдруг ты больше не очнёшься? Да и терять все свои воспоминания, забыть всё, что с тобой происходило ради полётов… Я бы никогда не смогла, потому что трусиха, потому что привязалась к своему клану, нет, семье, любящей семье. Ради них я готова пожертвовать всем, что есть. Предать кого угодно. Сделать всё, чтобы они были в порядке. Я искренне люблю их.

Отдать свою жизнь ради другого, незнакомого тебе прохожего, поступить благородно — вот что значит быть паладином. Даже если ты забыл всё, твои крылья послужат тебе напоминанием. Но я очень сомневаюсь в себе, действительно ли в прошлой жизни была такой храброй, чтобы подставить себя под удар? Ведь очнулась одна, посреди леса, когда меня уже подстерегали оборотни. Чувство одиночества, будто тебя бросили или предали, захватило в тот момент, не давая сдвинуться с места; спина прогибалась под двумя бледно-голубыми крыльями, а ноги не хотели слушаться. Тогда, именно в тот момент, когда я отчаялась и сдалась в угоду смерти, появилась она, девушка-вампир, спасшая меня. Никогда не забуду ту её добрую и ободряющую улыбку. Всегда буду помнить, что я должна ей свою жизнь. Голос в голове настойчиво твердил: «Появится тот, кто изменит твою судьбу навсегда».
 

***



— Кимико ещё не пришла. И где её носит?

— Опаздывает сильно, а ведь задание простым было, — две взволнованные девушки сидели за барной стойкой: одна взглядом искала рыжую макушку среди толпы, другая нервно вертела в руках деревянную кружку с элем. Взгляд теплился надеждой, что вот-вот двери распахнутся и она снова увидит добрую улыбку дорого человека.

— А-а-а, я тут уже всё утро торчу! Пойду в кабинет, ещё бумаги заполнять надо. Как явится — сразу ко мне направляй, — расправив пару огромных крыльев, девушка с зелёными, как изумруд, глазами взлетела на верхний этаж здания.

— Даже по секрету мне не скажешь, что такого срочного? И кстати, давно тебе хотела сказать, Мичико, хватит опекать Кими. Двадцать лет прошло с того дня, как ты нашла её в лесу. Взрослая она уже. Взро-сла-я!

— Знаю это! Сама за ней носишься не хуже мамочки, — грозно взглянув на вампира, магистр быстро опомнилась. Куча дел, так не вовремя свалившаяся на её плечи, не даёт права на споры. В этот раз придётся отступить. — Рики, прошу, не задерживай мою сестру. Нужно кое-что ей поручить.

— Хо-ро-шо, не буду, — по слогам протянув обиженным тоном слова, командор продолжила следить за порядком в клане, ожидая свою подругу. Тяжело выдохнув, зеленоглазая решила приступить к своим обязанностям, но они так успели надоесть за сотню лет жизни, если можно так назвать своё существование.

— Почему вы все так вьётесь вокруг этой девки? Ну, подумаешь, паладин, каких сейчас мало; красивая, милая. Что в этом такого? У меня ведь те же качества, — гордо откинув прядь волос, блондинка села на стол, смотря на то, как реагируют её сокланы.

— Ага, конечно, ты ещё очень скромная, Наоми, сама невинность! Тоширо, видимо, сглупил, когда сделал тебя вампиром. Вот наша Акеми никогда так не ошибается, она забирает в свои ряды лучших из лучших! — голубоглазый паладин с огромным мечом за спиной ухмыльнулся, заглядывая в золотые глаза последовательницы тьмы.

— Но ведь нам не нужно притворяться святошами и всегда поступать правильно, в отличие от вас, ангелочки, — голос из глубины зала поддержали громким одобряющим криком.

— Старая песня…

— Паладины намного симпатичнее вампиров!

— На нашей стороне самые сексуальные девушки Такары!

— Замолчи, ошибка природы! Богиня солнца защищает только нас!

— Ваша любимая богиня покинула страну вместе с этим ярким фонариком, который жить мешал!

— На драку нарываешься! — воины подготовили свои мечи и стрелы, отделанные золотом; маги колдовали мощнейшие заклинания.

— Опять придётся кучу денег на ремонт потратить, — уже наученная прошлыми стычками своих товарищей, Рики лишь печально достала листок с пером, где были перечислены предметы холла. Казна опустеет в этот раз.

— Всем привет!

— О, ты наконец пришла! Я очень соскучилась, Ки… — расталкивая своих друзей в разные стороны, шатенка с длинной косой рвалась к выходу, но, стоило ей увидеть свою лучшую подругу, она потеряла дар речи. — Что с тобой?!

— А, ну, в лесу встретила сумеречного котёнка. Думала взять его с собой, только, по всей видимости, ему эта идея не понравилась и его маме тоже, — рассматривая расцарапанное лицо своей голубоглазой подруги, все видели в ней ребёнка, а в голове невольно всплывал вопрос: «И её ставят в один ряд с сильнейшими?»

— Сумеречные кошки ведь только вампирам доверяют.

— Я не про это! Ты что со своими волосами сделала?! Где мой любимый Рыжик?!

— Просто покрасилась. Белый цвет сейчас популярен, — улыбнувшись, паладин, которая отличалась от соклан размером крыльев, надеялась отправиться домой с целью залечить раны.

— С каких пор ты за модой следишь? Немедленно идём к магам. Надеюсь, ещё не поздно всё исправить. Рыжик, мой любимый Рыжик, я воскрешу тебя! Каких бы денег мне это не стоило! А пока спрячем этот седой ужас в косу, — вампир, сдерживая свои сильные эмоции, усадила ангела на стул, не замечая сочувствующих взглядов со стороны окружающих.

— Рики, я ведь просила! Вот что ты за командор такой? Кимико, поговорить надо, пошли.

— А? Иду, — соскочив со стула, беловолосая в мгновение оказалась рядом с главой их необъятной и весёлой семьи. Вот только спиной она ощущала недовольную ауру. — Мичико, ты меня спасла от казни, — закрыв за собой дверь, девушка почувствовала, как невидимый груз спал с души.

— Знаешь ведь, она больше всех любит твои волосы и не отступится от коварного плана под названием «воскресить Рыжика».

— Точно, даже моё мнение её не интересует. Так о чём ты хотела поговорить, многоуважаемый магистр? — с жалостью взглянув на мечницу, которая погрязла по уши в кипе бумаг, лучница присела напротив старшей сестры.

— Не называй меня так. Где твоя броня? Почему опять платье? Это ведь опасно! Ты как никто другой знаешь, что у клана полно врагов, которые только и ждут удобного случая для нашего убийства, потому что…

— Потому что мы состоим в пятёрке союза древнейших кланов, что остановили войну и вернули мир и спокойствие в Такару, — перебив скучный монолог, Кими продолжила. — Я знаю. Слушай, тебе нужно придумать что-нибудь новенькое. Двадцать лет твердить одно и то же, должно быть, очень скучно. К тому же, меня ни разу не пытались убить. Из-за этого звала?

— Я о тебе забочусь! Когда ты начнёшь слушать мои приказы? По-своему поступаешь всегда! Такими темпами ведь и помереть не долго!

— Мичико!

— Ладно, ладно, перестаю читать нотации. Нужна твоя помощь в одном деле, — устало опустившись в кресло, Миядзаки закрыла глаза.

— Я сделаю всё, ведь в долгу у тебя за спасение.

— Кто кого ещё спас… Ты выполнишь любое моё поручение? — дождавшись утвердительного кивка, магистр коварно заулыбалась. — Тебя за язык никто не тянул. Помнишь Наоки Окумуру, старейшего вампира в мире?

— Разве не Рей самый первый вампир после Тоширо?

— С этим фактом можно поспорить. Ни один не говорит, кто старше. Не суть. Нам доложили, что на него готовится покушение.

— Его хотят убить? Зачем? Откуда мы можем знать, что информация правдивая? — последовательница Акеми действительно не понимала, кому может понадобиться подобная глупость.

— Другим государствам не нравится наше быстрое развитие. Из-за бессмертия приезжает всё больше людей в страну, несмотря на бесконечную ночь, и они остаются здесь. А какому правительству понравится такая ситуация? Им нужно, чтобы снова началась война. Я пыталась связаться с кланом Норико, где почти все замешаны в политике, но она отказала в помощи.

— И это называется дружеским договором? Смешно. Ведь это слишком жестоко! Вторая война будет куда хуже первой, сейчас в Такаре много сильных воинов. Бедствие, подобно чёрной дыре, втянет весь мир! Причём тут убийство Наоки? — все мысли смешались в кашу, вопросы появлялись один за другим, но приходилось озвучивать самые важные.

— Деталей не знаю, но смею предположить, что обвинения предъявят важной группе паладинов, доказательств будет крайне мало, и снова начнутся распри между расами. Поэтому я хотела тебя попросить стать телохранителем Окумуры, пока опасность не минует.

— Меня?! Макото давно с ним знаком, он опытнее и сильнее. Особенно в подобных заданиях. К тому же, Нао меня недолюбливает.

— Я доверяю тебе больше, чем кому-либо, даже Кейко не подойдёт на эту роль, у неё слишком ревнивый парень, — улыбнувшись, Мичико стала морально давить на свою сестру.

— Надо было тоже им обзавестись, — пробубнив эту фразу себе под нос, Кимико стала взвешивать все «за» и «против».

— Ты давно к нему в ученики набиваешься. Для тебя это будет хорошим шансом, вы ведь с ним лучники. Научит тебя каким-нибудь новым приёмам. Соглаша-айся, — лукаво протянув последнее слово, мечница наблюдала внутреннюю борьбу своей подопечной. Она знала, на какие рычаги нужно нажать, чтобы паладин согласилась. Весь клан помнит, как голубоглазая год доставала несчастного парня, всё пыталась уговорить его на совместную тренировку; деньги предлагала, а он игнорировал все попытки, лишь с магистром и общался.

— Нет, я точно отказываюсь! — ангел уже собиралась покинуть кабинет, но её оставили следующие слова:

— Правда? Пойдём другим путём. Ты всегда меня просила относиться к тебе так же, как и к остальным. Я хотела по-хорошему, но вынуждаешь. Это приказ, — в миг выражения лица с доброго стало строгим. Вот она, истинная сущность магистра.

— Ч-что? – нет, ей послышалось, точно послышалось.

— Повторю ещё раз: я приказываю тебе охранять Наоки Окумуру в течение недели! Не обсуждается!

— Н-но… Хорошо, — чуть помедлив, она согласилась. — А он-то знает о покушении?

— Нет, но сегодня я поставлю его в известность. Сова пару часов назад принесла письмо. Окумура вернётся с минуты на минуту. В награду за удачное выполнение сниму с должности регента на месяц.

— Расскажешь, что от меня требуется?

— Ты должна постоянно находиться рядом с ним и охранять, ясное дело.

— Только не говори мне…

— Всё верно! Ты проницательна, как обычно! Иди собирать вещи, переезжаешь к нашей жертве обстоятельств, — из-за двери послышались радостные крики, твердящие «С возвращением!». — А вот и он! Нужно его обрадовать!

— И кто из нас двоих — жертва обстоятельств?



Аками

#3890 в Фантастика
#446 в Фанфик

В тексте есть: приключения, аниме

Отредактировано: 06.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги