Жизнь наизнанку. (сборник рассказов)

Размер шрифта: - +

Первая любовь. (миниатюра)

- Веришь ли ты в будущее, Сталкер? – Она хихикнула, а он стушевался.

Светка довольно часто его так называла, особенно последнее время. И не возможно было понять, в шутку она это говорит, или считает его действительно настоящим сталкером. Хотя какой из него… Ему и одиннадцати еще нет… Нет, конечно, профессия супер, по крайней мере ему так казалось, но сколько же должно кануть в Лету времени и сил, чтобы так оказалось на самом деле?

- А в любовь? – Тут же добавила она, затем, вдруг резко приблизилась, и поцеловала. В губы. Затем также резко отстранилась и с каким-то задорным смехом унеслась по перрону вглубь станции к своей палатке, оставив мальчишку в замешательстве. А он боялся шелохнуться, боялся потерять, потратить этот необычный и странный, одновременно, момент. Столь непонятный ему, но до трепета в теле приятный…

Что это было? Тогда, десять лет назад. Детское чувство влюбленности, или ее настоящее признание? Евгений думал об этом всякий раз, когда оставался наедине с самим собой. Когда образы детства посещали его всякий раз, как в памяти всплывали ее белокурые, почти прозрачные локоны, свитые в непослушные косички. Ее голубые добрые глаза. И тот ее детский, но возможно в ее жизни самый серьезный поступок – поцелуй, который Женя помнил до сих пор… Но ответить на вопрос, действительно ли этот ее поступок был серьезным, не мог.

Пока не мог.

Но надеялся, что сегодняшняя встреча расставит все по местам, ибо сил уже не было терпеть свои грезы, так сильно прижившиеся в его душе благодаря этому поцелую. Десять лет его не было на станции. С того самого дня. С того самого момента, который он носил в памяти, ровно, как и во снах, как и в сердце, и все мучился тем самым вопросом, заданным ему в детстве сверстницей.

Что ж десять лет не прошли даром для молодого человека. Он действительно стал сталкером, как и пророчила Светка, то ли шутливо, то ли в серьез называвшая его этим самым "Сталкером". За десять лет, обучаясь не у кого-то, а у самого Мельника, он многое узнал, и многое уже прошел. Но постигнуть ту детскую фразу так и не смог. И вот теперь, впрочем, как и всегда она являлась ему во снах, на привалах, да в любую тихую минуту, когда его память вновь и вновь возвращала его в тот самый день, в тот самый момент.

И вот, наконец, станция. Несколько блокпостов. Перрон. Уставшие от тяжелой работы люди, спешащие домой со смены. Его старая палатка, занятая давно уже другими людьми. А вот и ее, вокруг которой они не единожды гонялись друг за другом. И она… Как будто ждала.

Светка стояла прислонившись к колонне, возле которой находилась ее палатка. Уставшая, словно ей не двадцать, а больше. Гораздо больше. Те же белокурые кудри, но уже забранные под грязный платок и выбивающиеся из под него непослушными локонами. Тот же добрый взгляд почти прозрачных голубых глаз… А на лице слабая, еле заметная улыбка. Узнала.

Он молча подошел, хотел что-то сказать, но не смог. Так трудно было начать. У нее же по лицу покатилась еле заметная слеза, а губы дрогнули, то ли от обиды, то ли от радости неожиданной встречи. Он начал рыться в рюкзаке, что-то оттуда выуживая, она же сильней закуталась в старый бушлат, словно почувствовала озноб, и что-то еще. Другое.

Наконец он что-то достал из рюкзака и протянул ей. Это была небольшая игрушка. Мишка, столь замызганный и грязный, что его наверное стало бы жалко, если бы все не было так серьезно. Слезы из ее глаз покатились сильнее. Она взяла, почти вырвала игрушку из рук Жени и прижала к себе. Символ любви, символ детства, и символ нового поколения, продолжения рода и любви.

- Знаешь, - наконец произнес он тихо. – Ты спрашивала тогда… Так вот. Я верю в любовь. А еще я верю в будущее. В наше с тобой будущее…

Договорить он не успел. Она подошла, потеребила воротник его куртки и вдруг, обняв, поцеловала.



Юрий Харитонов

#2853 в Фантастика
#2124 в Разное

В тексте есть: постапокалипсис

Отредактировано: 03.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги