Жизнь наизнанку. (сборник рассказов)

Размер шрифта: - +

Звереныш.

Его все звали Звереныш. То ли за полудикий образ жизни, то ли за то обстоятельство, как он появился на станции. Но это прозвище парнишку совсем не обижало. Никто не смел произносить его издевательски, или презрительно, окружающие старались называть его ласково, либо дружелюбно, чтобы не обидеть и не задеть чувств парня. И это прозвище стало скорее именем, так как настоящего его имени не знал никто.

Впрочем, все по-порядку.

Лет шесть или семь назад, никто не считал, да и смысла-то в этом люди не видели, в одну из спокойных ночей дежурил у северного тоннеля дед Архип со своим извечным напарником и закадычным другом Вовкой "Жгутом". Вроде разница в возрасте - лет около двадцати, но что объединяло этих мужчин, было совершенно не понятно. Они всегда жили обособленно ото всех: их палатки стояли рядом на отшибе, как раз возле северного тоннеля. Конечно, у всех возникали вопросы и домыслы, почему эти двое практически не общаются с населением, игнорируют его, но тот факт, что они исправно выполняли свои трудовые и военные обязанности, затыкал многих. Чем бы человек ни занимался, лишь бы он делал это на пользу станции.

Как рассказывает "народное радио", в ту ночь все шло более, чем спокойно. Тоннель был безопасен. Дальше находилась заброшенная станция. Необитаемая и никогда особых неприятностей не приносившая. Разве что пугала иногда забредших на нее путников странными тенями и неестественными звуками. Да и то не всегда. Выходы с нее и тоннели, ведущие дальше по ветке, завалены, и ничего вроде появиться из них не должно было.

Костерок горел ленивенько, словно сам готов был заснуть. Тени плясали мирно и ласково. Разговор не шел. Каждый думал о своем, да и после раздавленной бутылки местного самогона, головы под методичный треск затухающего костерка сами опускались на грудь, толкая парочку, если можно так выразиться, на преступление, так как сон на дежурстве был серьезным проступком. Несколько раз они могли спокойно вылететь со станции, но первое время им сходило это с рук, а позже они нашли какой-то выход. Какой именно, народное радио умалчивает, вот только давно их никто не заставал спящими на постах.

Они бы так честно и проспали свою дежурную ночь, незаметно и мирно, когда чей-то вой разбудил их.

Дед первым распахнул глаза, чувствуя, как кожа покрывается нездоровой испариной. Он покрепче сжал свой старенький и потрепанный АК и несколько минут пялился в темноту тоннеля, решая сложную загадку - не померещился ли ему вой. Его друг и соратник посапывал рядом, как не бывало, успев, по всей видимости, заснуть глубоко. Жгут всегда отличался неимоверно крепким сном, а уж под самогончик-то и подавно. Антип еще несколько минут пялил глаза в темноту, потом подкинул дровишек, которые уже несколько лет подряд таскали сверху, с местной мебельной фабрики, и пристроился обратно, решив было, что на его ушах сказывается старость.

Но не прошло и полминуты, как вой раздался снова. Дед опять вскочил и беспокойно посмотрел в тоннель. Зыук был какой-то заунывный, жалобный и печальный одновременно, словно существо, издававшее его, готовилось отойти в мир иной. Поэтому и выло.

Он снял с предохранителя свой калаш и принял его на плечо, удерживая палец на спусковом крючке. От всего этого тянуло чем-то мистическим и очень-очень странным, что не мог объяснить его много повидавший в жизни и ничему не удивляющийся мозг. Откуда могло взяться существо, издающее вой, ведь станция дальше закрыта и все выходы с нее, кроме этого, замурованы? Что вообще происходит? Может снова глюки? Маразм старческий настигает, не спросив разрешения старика? Да и Жгут вон спит, как убитый. Но ведь не возможно не услышать такой пугающий вой, как этот.

- Жгут! - Окрикнул он товарища, но видя, что тот его не слышит, подошел и пнул его по ботинку. - Жгут! Царевна ты спящая!

От пинка тот вздрогнул, слегка приоткрыл глаза, и начал было уже принимать более удобную позу для продолжения, так сказать, сновидения, как Антип пнул его еще раз, но уже в коленку.

- Эй! Ты чего? - Он потряс обижено головой и начал тереть глаза, не понимая, от чего его друг и товарищ все время пинается. - Ты че, совсем сбрендил, старый? Че пинаешься-то?

- Тише! - Прошептал Антип, вглядываясь настороженно во тьму. - У нас ЧП!

- ЧП? - Жгут для уверенности помотал головой - не мерещится ли ему этот дурак. - Какое, на хрен, ЧП?! Ты совсем, что ли, из ума выжил, дурак старый? Вот больше хер с тобой в дозор пойду! - Он обиженно полез за чайником, бормоча себе под нос: - ЧП! Нет, это ж надо! Вот ты действительно ходячее ЧП! А тут! Чего ждать с заброшенной станции? Там уже лет десять никого и ничего нет. ЧП!

- Ты что? И впрямь ничего не слышал? - Антип наблюдал, как Жгут ставит на костер чайник.

- Антип, ты дурак совсем? Что здесь можно услышать? Кроме ветра в тоннелях, да звука того же ветра, только выпускаемого тобою?

- Ну, ты и спать! Жгут, так всю жизнь проспишь и ничего не услышишь!

- А нафиг мне че-то слышать? На дворе Апокалипсис. Че еще можно услышать, кроме него? Вот и вся жизнь. Сон - тоннель, тоннель - сон, разве может быть по-другому? На поверхность нам все равно никогда не выбраться. Мне уж точно, да и тебе, мне кажется, тоже! К чему еще стремиться?

- Дурак ты, Жгут. Был дураком, дураком и помрешь. - Ответил старик, с обеспокоенностью вглядываясь во тьму. Воя пока не повторялось. Может он и в самом деле старый маразматик? Пугающийся даже собственной тени, который за последние двадцать лет никуда не вылезал дальше этого костра.

- Не, ну ты отмочил, Антип! Только подумать, - вдруг засмеялся Жгут. Чем дольше он смеялся, тем сильней и заразительней был его смех. Теперь даже старик не верил, что что-то слышал, а начал смеяться вместе со Жгутом, до того комичной показалась ему эта ситуация теперь, когда он был не один, а со старым и добрым товарищем. Так бы они еще долго смеялись, если бы вой не раздался снова.



Юрий Харитонов

#2872 в Фантастика
#2147 в Разное

В тексте есть: постапокалипсис

Отредактировано: 03.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги