Жизнь навыворот

Размер шрифта: - +

Глава 33

Звонок матери оторвал от очередной курсовой, честно скачанной из интернета. Эту работу Игорь видел уже четвертый раз. Он заложил ручкой страницу и с легким раздражением потянулся к телефону. Виолета Георгиевна подчеркнуто не общалась с сыном весь прошлый месяц. С того самого памятного визита в клинику, где даму, с молчаливого попустительства мужа, неделю продержали под предлогом обследования. Станислав Владимирович был готов оплачивать палату люкс еще месяц, но супруга устроила такой скандал, что пришлось забрать больную домой и спешно отбыть по делам в Сочи. Причитания свекрови выслушивала Тамара, не упустив случая продемонстрировать свою почти искреннюю любовь и бесконечную заботу. В конце концов справедливо, если бабушка оставит наследство только внукам.

Игорь же стал персоной нон грата. Ему не звонили, не приглашали на совместные чаепития, молчаливо проигнорировали неявку на традиционный воскресный обед. Виолетта Георгиевна ждала покаяния, а ее всегда такой послушный мальчик не приходил. Игорь чувствовал вину, ровно до тех пор, пока доктора не сообщили, что для своего возраста здоровье у Виолетты Георгиевны отменное. А приступы? От нервов. Вот, попейте таблеточки, соблюдайте режим питания и больше гуляйте на свежем воздухе.

Железный занавес, опущенный перед носом непочтительного отпрыска, помог Игорю впервые за всю его сознательную жизнь по-настоящему разозлиться на родню. До дрожи в кончиках, столь оберегаемых матерью, музыкальных пальцев.

Он с готовностью нырнул в учебную программу второго отдела, которая, помимо нюансов дипломатического протокола, содержала весьма серьезный курс по боевой и физической подготовке. Очки пришлось заменить линзами. Игорь похудел, движения его стали резче, а холодное выражение карих глаз притягивало на первые ряды аудитории все больше вздыхающих студенток.

– Добрый вечер, мама, – он встал и сделал шаг в сторону балкона, – как твое здоровье?

– Игорь! – на том конце линии взорвалась сверхновая. – Я тебе запрещаю, слышишь! Запрещаю! Ты… Я твоя мать и ты не имеешь права так со мной поступать!

Игорь отнял трубку от уха, словно капельки слюны, извергаемые в моменты гнева Виолеттой Георгиевной, могли пройти по невидимым линиям связи и вылететь из динамика.

– Мама, – он опустился в кресло, вытряхивая из полупустой пачки сигарету, – я не понимаю о чем, ты говоришь.

– Ты не выйдешь в эту студию, Игорь, иначе, это будет конец. Слышишь, конец!

– Какую студию мама?

– Я дала тебе время осознать свои ошибки и как мать всегда готова принять тебя. Но если ты посмеешь опозорить нашу семью в этой передаче, клянусь Богом, я от тебя отрекусь!

И тут кусочки головоломки сошлись, заставляя Игоря закашляться от смеха.     

– Игорь!

В голосе матери звенела плохо скрытая паника.

– Я дома, мама, и не планирую участвовать ни в каких передачах. Мы же договорились, тогда, помнишь?

– Но Марина сейчас там… – растерянно пробормотала Виолетта Георгиевна. – Марта Иосифовна позвонила мне… Я думала…

– Ты ошиблась, мама, – произнести это оказалось неожиданно приятно. – Я не имею к этому никакого отношения.

На секунду воцарилось напряженное молчание. Однако Виолетта Георгиевна не была бы собой, если б не умела быстро ориентироваться даже в самых проигрышных ситуациях.

– Но, Игорь, как она могла? После всего, что я для нее сделала… Лживая, неблагодарная… Вовремя я отговорила тебя на ней жениться. Подумать только такая змея в моем доме!

Сигарета закончилась одновременно с терпением. Игорь зло вдавил окурок в пепельницу и подчеркнуто вежливо прервал гневный монолог.

– Я рад бы тебя слышать, мама, но мне нужно работать. Передавай привет отцу.

– Ах, Игорь, я до сих пор не могу поверить…

– Пока.

Он нажал отбой, покрутил в руках пачку и, резко поднявшись, вернулся в комнату. Мигнул огонек на глянцевой панели телевизора. Конечно, Игорь знал об эфире, как знал, зачем руководство Первого отдела дало добро на частичное разглашение этой истории. Потенциальным преступникам нужно напоминать, что закон не дремлет.

 

Студия галдела. Эксперты наперебой высказывали мнения, дорвавшиеся до микрофона участники массовки, сочувствовали Марине, а ведущий, выдержав паузу, вмешался в этот театр абсурда.

– Разумеется, дорогие зрители. Мы с большой уверенностью можем сказать, здесь что-то нечисто, – он многозначительно подмигнул в равнодушный глаз камеры, – но… Но вы же знаете наши правила, сначала исключаем научные объяснение, а потом уже переходим к истине. Марина, это правда, что незадолго до несчастья, вы попали в больницу?

– Да, – приободренная поддержкой зала женщина, держалась увереннее. – И, знаете, сначала я думала, что ухудшение моего здоровья связано именно с этим…

– Да, вы говорили нашим редакторам, – вклинился ведущий, – и, конечно же, мы проверили эту версию. Директор клиники «Живая вода», где несколько дней лежала наша героиня, согласилась приехать и ответить на все вопросы экспертов. Встречайте, доктор Эвелина Мединская.

Как только начальник седьмого отдела Управления ноль вошла в студию, мужчины буквально задохнулись от восторга. В безупречно сидящем деловом костюме, с платиновыми локонами, уложенными холодной волной, аккуратным макияжем, подчеркивающим идеальные черты лица и невероятно зеленые глаза, Эва Мединская могла заставить чувствовать себя замарашкой даже императрицу. И, что забавно, так оно и случалось. Раньше.

– Здравствуйте, – глубокий, бархатистый голос наполнил притихшую студию. – Добрый вечер, Марина.



Софья Подольская

Отредактировано: 12.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться