Жизнь навыворот

Размер шрифта: - +

Глава 34

Ступня в туристическом ботинке сорок пятого размера бесцеремонно вклинилась между хромированными челюстями лифта. Влад Воронов ввалился в кабину, машинально ткнул в приветливо подсвеченную кнопку нужного этажа и только потом заметил два оценивающих, даже презрительных взгляда. Отшлифованная до неопределяемого возраста брюнетка недовольно скривила слишком пухлые губы, а мелкая собачка, прижатая к скрытому серебристым мехом бедру, противно тявкнула. Лифт устремился вверх.

На десятом этаже женщина фыркнула, на пятнадцатом резко взмахнула рукой, отбрасывая за спину глянцевые пряди, на двадцатом хлопнула по ноге сумочкой. Крокодиловая кожа, поморщившись отметил Влад, пытаясь выкинуть из памяти приветливую улыбку тещи, которая, вот сюрприз, приехала проведать внуков. Неонила Ивановна была ведьмой. В прямом и переносном смыслах этого слова. Первые три года брака она подчеркнуто игнорировала неправильного зятя, разрушившего, как она полагала, жизнь единственной дочери. Злата Воронова не только сменила многообещающую должность в Первом отделе на почетную роль жены и матери, но и за все семь лет замужества ни разу не пожаловалась маме, отняв у той святое право заявить: «Я же тебя предупреждала!».

Но стоило карьере Влада пойти в гору, как лед начал таять. Холодная неприязнь сменилась столь пылкой любовью, что теперь мужчина не знал, куда от нее деваться. Благо жила Неонила Ивановна в ближайшем зарубежье и в силу исключительной бережливости наведывалась нечасто. Вечернее совещание, столь вовремя созванное шефом, дало начальнику Девятого отдела благословенные часы отсрочки. После повышения теща с таким трепетом относилась к работе Влада, что даже не ворчала, когда тот задерживался. Наоборот, лично накрывала поздние ужины и показательно шикала на проворно залезающую на отцовские колени ребятню.

Лифт остановился, принимая в зеркальное нутро молодую пару, направляющуюся судя по выбранному этажу в недавно открывшийся ресторан.

«Давно мы со Златкой никуда не выбирались,» – машинально подумал Влад, глядя на льнущих друг к другу влюбленных. Ботоксная брюнетка демонстративно вертела в пальцах последний айфон, собачка таращила каштановые глаза, похоже, размышляя: не облаять ли ей временных соседей. Кабина плавно затормозила, двери разъехались, демонстрируя знакомую обстановку. Оставив за спиной случайных попутчиков, Влад шагнул в офис.

– Владимир Николаевич, добрый вечер, – приветливо улыбнулась Сильвия, ночной секретарь и первая линия обороны по совместительству. – Максимилиан ждет вас в третьей переговорной. Константин Константинович просил передать, что задержится на десять минут.

Влад потянул с крупной шеи связанный женой шарф, задумчиво смял в ладони мягкую шерсть.

– А что за ресторан новый над нами? Что там за еда?

– Современная кухня, фьюжн, – мгновенно отозвалась женщина. – Шеф-повар работал в лучших заведениях Европы. Отзывы пока восторженные.

– Угу, – Влад бросил взгляд на часы. – Сильвия, не в службу, а в дружбу, забронируй мне столик на… На полдесятого, пожалуй.

– Сколько персон? – она приподняла идеальной формы бровь.

– Двое.

– Конечно, – бледные пальцы легли на трубку стационарного телефона, – что-нибудь еще?

– Нет, спасибо. Брякнешь мне, как с заказом понятно будет. Мало ли, вдруг занято все.

– Для вас, Владимир Николаевич, свободный столик будет всегда.

Влад довольно хмыкнул, показал секретарю большой палец и, доставая на ходу телефон, пошел к третьей переговорке.

– Малыш, это я. Слушай, я нам столик в ресторане заказал, так что наводи красоту, бери такси и приезжай. Не-не-не. Тут шеф-повар из лучших домов Европы, а ты мне про мамины голубцы… Никуда они не денутся голубцы эти, завтра съем. Ну скажи ей, что это по работе. Какая голова? Голову можешь не мыть. А вот так. Все, дискуссия окончена. В полдесятого. Жду. Расскажешь мне какой я тиран и деспот. Все, люблю.

Призрак тещиной улыбки испарился вместе с запахом вареного капустного листа и томатной подливы. А может после ужина задержаться на часок-другой в отеле? В конце концов, у него впереди неделя с крокодительницей, организму нужен позитив.

Позитив хлынул, стоило Владу зайти в кабинет. В суперэргономичном кресле, закинув ноги в высоких кожаных сапогах на глянцевую поверхность стола, возлежал Макс. Серебристый задник планшета идеально гармонировал с богатым шитьем старомодного костюма. Такие Влад видел разве что в музеях. Светлые волосы сегодня не торчали в художественном беспорядке, а были гладко зачесаны назад. Подбородок парня упирался в белоснежное облако шейного платка, украшенного брошью с неслабых размеров сапфиром.

– Нравлюсь, – кокетливо поинтересовался Макс у застывшего в дверях мужчины.

– По богатому, – кивнул Влад, бросая на кресло пуховик. – К чему такой парад?

– У Михеля и Камиллы очередные сто лет со дня свадьбы.

На озорном лице Макса мелькнула гримаса. Некоронованная королева вампирской общины отличалась злопамятностью, тягой к пышным мероприятиям и требованием повышенного внимания к себе любимой. К этому приему она готовилась почти год, просверлив по несколько дырок в головах всех причастных и получив беспрецедентное добро от высшего начальства на визиты представителей старейших кланов. Обещался быть и сам Константин Константинович.

– А у меня теща приехала, – понимающе кивнул Влад.

– Сочувствую, – вздохнул Макс, откладывая планшет. – Так что там у тебя за архиважное дело?

Он резко выпрямился, роняя на стол полночно-синий бархат рукавов, пенное кружево манжет и длинные пальцы, унизанные старинными перстнями. Влад не глядя достал из сумки планшет. Повозившись с минуту, мужчина протянул устройство собеседнику. На лице Макса мелькнули интерес, недоумение, недоверие, опять недоумение и, наконец, почти экстатическая решимость.



Софья Подольская

Отредактировано: 06.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться