Жизнь навыворот

Размер шрифта: - +

Глава 38

Серафима отключилась посреди рассказа о череде досадных происшествий, которые привели ее в управление Первого отдела. И даже не шелохнулась, когда притормозив у подъезда, Игорь потряс ее за плечо. Не проснулась и когда призванный на подмогу Аргит аккуратно снял ее с пассажирского сидения. Только пробормотала что-то невнятное и зарылась носом в серую футболку.

Сон Серафимы был глубок и, судя по легкой улыбке, безмятежен.

Игорь поднялся к квартире, помог открыть дверь, потрепал по загривку сонного Айна, который тут же убрел за Аргитом в комнату хозяйки.

– Чай? – тот появился с парой сапог в одной руке и курткой в другой.

– Нет, я поеду. Поздно.

– Подожди, Игор.

Аргит на мгновение скрылся в ванной.

– Это лечить, – он поднес руку к своему левому глазу.

Игорь покрутил маленькую белую без опознавательных знаков баночку.

– Что это?

– Я не знать… Я не знаю, что в этом снадобье, друг, – Аргит перешел на архаичный английский, – но Има использует его после тренировок, и следы ударов исчезают за ночь.

– Удобно ли?

– Мнится мне, она сама предложила бы тебе лекарство. Ну и нет нужды говорить, что снадобья этого в доме достаточно.

– Благодарю, друг мой.

Баночка исчезла в кармане пальто.

– Прежде чем уйдешь, я задам два вопроса, Игор. Один можешь оставить без ответа, но ответ на второй мне нужен.

– Если смогу, отвечу на оба.

– Твои ранения. Расскажешь, как получил их?

Мгновение Игорь размышлял, не воспользоваться ли правом не свидетельствовать против себя.

– Я… – неуверенно начал он, – поспорил с братом. Это давняя история, Аргит, просто сегодня я наконец-то ответил на языке, который он понимает.

– Хорошо, – улыбнулся воин Туата де Дананн. – Иногда удары говорят лучше слов.

Кандидат филологических наук, доцент кафедры английского языкознания ухмыльнулся разбитой губой. За драку его еще не хвалили.

– Второй мой вопрос о сне Имы.

– Она была у целителя и это, – Игорь задумался, подбирая понятное объяснение термину побочный эффект, – неожиданное следствие исцеляющих чар. Поэтому Серафима попросила забрать ее, а не приехала на такси.

Игорь ждал уточняющих вопросов, раздумывая, пересказать то, что узнал от Серафимы, или оставить удовольствие объясняться ей.

– Я благодарю тебя за искренность, Игор сын Слава. – Аргит избавил его от этической дилеммы. – И за помощь Име. Болшое спасибо.

– Пожалуйста, – Игорь подавил зевок.

Домой. Надо ехать домой.

Если этот крем и правда такой волшебный, завтра ему к первой паре.

 

Проводив Игоря, Аргит погасил в коридоре свет и после секундных раздумий толкнул дверь в комнату Серафимы.

Она перевернулась набок, обхватив руками длинную подушку. Левый рукав задрался, обнажив перехваченное повязкой запястье с мерцающей полосой браслета. Аргит присел на кровать и аккуратно дотронулся до шершавой ткани бинта, от которой едва уловимо тянуло чужой силой.

Вечером она долго собиралась. Красила ногти, распространяя по комнате едкий запах растворителя, бурчала на Айна, норовившего подлезть под руку. Смешно открывала рот, черня ресницы. Оставила дома пистолет, с которым в последнее время практически не расставалась. Вызвала такси. И нашла-таки, как любил говорить Савелий, репьев на хвост.

Впрочем, Аргит готов был поверить в случайность. Серафима была, теперь он это понимал, достаточно осторожна. И даже в попытках доказать свою самостоятельность на рожон не лезла. Не то, что...

Он улыбнулся, вспоминая день, когда, еще совсем мальчишкой, встал на пути загоняемого кабана. Пробрался тайком – отец не взял на королевскую охоту. Его, почти взрослого, почти воина. А ведь после приезда Аргита в Каэр Сиди сам сделал ему копье!

Подарок просвистел.

Скользнул, рассекая прочную шкуру.

Исполинское животное взвизгнуло, повернулось и, подгоняемое лаем белых псов, полетело на обидчика. Аргит выхватил нож.

Она появилась внезапно. Заплутавший в кронах солнечный луч разбился о широкое бронзовое запястье. Хлопнули по спине черные косы. И над поляной запахло смертью.

Один за другим вылетали из зарослей охотники. Храпели кони, вспахивая копытами травяной ковер, псы рычали, чуя кровавый дух, а дикий вепрь подыхал, пронзенный тяжелым копьем.

Отец спешился, бросив на Аргита взгляд, от которого заполыхали уши.

– Я в долгу перед тобой, – сказал Финтин сын Коскира.

– Какие долги между родичами? – отмахнулась она, сильным рывком выдергивая копье. – Твой сын достаточно взрослый, чтобы удержать оружие. Осталось научить его различать доблесть и глупость.

И она научила.

Бадб дочь Эрнмас – воплощенная битва.

Да, Серафима видела разницу между первым и вторым. Но она была человеком, а мир вокруг куда опаснее чем в те времена, когда Туата де Дананн ходили по холмам Изумрудного острова.

Завозился во сне Айн. Серафима дернулась, откликаясь на беспокойство собаки, скользнула рукой по подушке, и, наткнувшись на ладонь Аргита, крепко ее сжала. Затихла.

– Кто будет меня защищать, когда ты вернешься домой?

Аргит не ответил тогда. Ответа не было.

Он должен вернуть великое сокровище своего народа, в час смертельной опасности появившееся в его руке, и должен быть верен своему слову. И ко дню, когда он сможет открыть путь домой, решение нужно найти.

Никто в двух мирах не мог обвинить Аргита из рода Нуаду, что тот не помнит своих долгов.

– Спи, фиахон.

Не убирая руки, он спустился на пушистый коврик, достал из кармана джинсов дернувшийся телефон и открыл сообщение от Захара.



Софья Подольская

Отредактировано: 12.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться