Жизнь навыворот

Размер шрифта: - +

Глава 12

Глава 12

 

- Да вы, блин, издеваетесь?! - выдохнула Серафима, выходя из машины.

Перед массивными дверями волновалась разноцветная человеческая многоножка. Неоновая вывеска «Маскарад» текла кровавыми светом, отчего счастливчики, оказавшиеся в голове очереди, имели несколько нездоровый вид. Девы переминались с ноги на ногу и подлизывались к вышибале, парни пытались сунуть ему купюру, но аккуратно, на рожон не лезли. Комплекции хранителя врат мог позавидовать молодой Шварценеггер.

- Ну, чего встали, как у мавзолея? - Захар сунул ключи в карман. - Идемте.

Он уверенно направился к входу. Серафима зло выпустила воздух через сжатые зубы, подошла к Аргиту и аккуратно взяла его под руку. Внутри должна быть пропасть народа.

- Има?

- Мы идти туда, - она указала на дверь. - Там люди. Много.

- Бояться не надо, - длинные пальцы накрыли ее кисть.

- Да я не...

Серафима попыталась составить в голове объяснение, но, налетев на языковой барьер, сдалась. Просто кивнула и потянула Аргита к Захару, который уже достиг бархатной границы. Под возмущенные выкрики очереди, они беспрепятственно прошли в здание.

За дверями начинался длинный сводчатый коридор. Кирпичная кладка стен контрастировала с черным глянцем пола. Свет галогенных ламп, вмонтированных вровень с плинтусом, придавал помещению таинственный и самую малость зловещий вид. Захар провел их мимо арки, изрыгающей свет и неизвестную Серафиме музыку, до тупика в дальнем конце. За монолитной, на первый взгляд, поверхностью открылась проходная комнатка, где перед мониторами системы видеонаблюдения скучал неожиданно тщедушный охранник.

- Оружие сдайте, - он поставил на стойку два пластиковых ящичка.

Захар спокойно положил в один пистолет и запасную обойму.

- Ну? - охранник уставился на Серафиму.

Та, ругнувшись, задрала куртку.

- Травмат, - фыркнул Захар. - И пули, небось, обычные.

- А какие должны быть?

Расставшись с пистолетом и шокером, Серафима покосилась на чужое добро.

- Специальные, - поднял указательный палец Захар.

- А конкретнее?

- А конкретнее только с допуском, - довольно осклабился мужчина.

- Куда нам? - обратилась к охраннику Серафима.

Демонстративно проигнорированный Захар, хмыкнув, шагнул к автомату с напитками и снеками. За ним открылась неожиданная лестница вниз.

Помещение, куда они попали спустя несколько ступенек, оказалось современным и весьма уютным. Одну стену занимал бар с полагающейся по стандарту деревянной стойкой, высокими стульями и внушительным ассортиментом алкоголя. На второй висел самый здоровый телевизор из всех, что когда-либо видела Серафима. Львиную долю пространства посередине поглотил огромный мягкий диван. На нем с ногами сидела Гаянэ Церуновна и неизвестный блондинистый парень. Больше в комнате никого не было.

- А вот и они!

Старший инспектор поприветствовала вошедших взмахом бокала.

- Вечер добрый, - поздоровался Захар, - вот, доставил в целости и сохранности.

- Ай, молодец, - улыбнулась Гаянэ, - можешь возвращаться.

- А кофе на дорожку можно?

- Максимилиан? - Гаянэ обратилась к парню, щелкающему пультом телевизора.

- Чего? - встрепенулся тот.

- Кофе, говорю, на дорожку можно, - браво ухнул Захар.

- Можно, скажи в баре, я разрешил, - отмахнулся блондин.

- Спасибо, ваше сиятельство!

Захар по-военному развернулся и, чеканя шаг, покинул комнату.

- Позер - фыркнул Максимилиан, отбрасывая пульт.

В два прыжка перелетел за стойку.

- Что пьешь? - кивнул Серафиме.

Она прищурилась, встретившись глазами с Гаянэ, в упор посмотрела на странного бармена и, мысленно плюнув на все с высокой скалы, сказала:

- Односолодовый. Лед отдельно.

- Тридцатилетняя выдержка, норм? - приподнял светлую бровь.

- Ого, - оживилась Серафима. - Давайте две. Аргит, - она развернулась к спутнику, - пить? Кофе?

- Кофе, - бесстрастно произнес Аргит, не сводя с Максимилиана ледяного взгляда.

Хозяин достал тяжелый стакан, щедро плеснул туда из бутылки, которую украшала стилизованная оленья голова, и подвинул к Серафиме вместе с ведерком, полным умирающих ледяных кубиков. В воздухе разлился запах денег. Серафима сделала аккуратный глоток. Зажмурилась чувствуя, как янтарный напиток, возбудив все нужные рецепторы, мягко скользнул в горло.

- Серафима-джан? - раздалось совсем близко.

- Гаянэ Церуновна, - не открывая глаз, сказала Серафима, - будьте человеком, а? Дайте мне спокойно допить, и я отвечу на все ваши вопросы.

Максимилиан надоил из кофемашины чашечку американо, элегантно водрузил вместе с сахарницей перед Аргитом. Тот все еще глядел на хозяина, как эколог на нефтяное пятно. Когда живительная влага в стакане иссякла, и Серафима заставила себя вернуться в вечер очередного трудного дня, мужчины все еще играли в гляделки. Гаянэ, небрежно облокотившись на стойку и закинув одну стройную ногу на другую не менее стройную, наблюдала за этим странным поединком.

- Крутотенюшка.

Хмыкнул Максимилиан, переходя на язык, к которому Серафима уже начала привыкать. Слов она по-прежнему не разбирала, но опознать могла. Брови Аргита дернулись, но взгляда он не отвел.

- Он что тоже специалист по новоанглийскому периоду? - Серафима качнулась в сторону старшего инспектора.

- И по нему в том числе, - Гаянэ улыбнулась в бокал. - Почему мне не позвонила, когда девушку нашла?

- А толку? - Серафима покрутила в пальцах стакан. - Во-первых, вы не скорая, а, во-вторых, вон и так доложили. Найдете этих?

- Зачем искать? Передадим приметы семье, она выдаст нарушителей.



Софья Подольская

Отредактировано: 12.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться