Жизнь навыворот

Размер шрифта: - +

Глава 18

Вооружившись знаниями из методички, Серафима придирчиво исследовала подъезд, пытаясь отыскать признаки присутствия антропоморфной мифологической сущности высшего порядка. Осмотр квартиры закончился успешно – признак был замечен на диване, прихлебывающим молоко и вздыхающим над каким-то многосерийным мылом.

– Ну кто ж так козу доит, кулема? – возмущенно отчитывал домовой гламурную казачку в телевизоре. – Чтоб тебе мамка косу дергала, как ты ей вымя. Чему вас там на актерском учат только?!

Аргит поднял глаза от планшета, рассмотрел воюющую с подойником девицу и бросил короткое:

– Неправильно.

Савелий поперхнулся и, словно впервые видя, уставился на воина племен богини Дану.

– Умеешь это, – домовой жестами показал процесс извлечения молока из вредной скотины.

– Знаю, – спокойно ответил Аргит. – Видел как делать.

Прекрасная казачка наконец перестала мучить животное и пошла страдать в лесок, где белоснежным роялем уже третьи сутки стоял добрый молодец. Савелию все эти внутренние монологи о тяжелой девичьей доле были совершенно неинтересны, потому он решил-таки наладить контакт с представителем иной цивилизации.   

– Так, у вас там, значится, козы есть? – спросил он, утирая зеленым рукавом бороду.

– Козы?

– Ну да, козы. А, чтоб тебя, басурман патлатый. Ко-зы. Ме-е-е.

Для верности Савелий изобразил на макушке рога. Серафима тихо давилась смехом в дверном проеме.

– Козы есть, – согласился Аргит.

– Мясные, молочные али пуховые? – тоном знатока поинтересовался Савелий.

– Что?

– Принесло же инопланетянина на мою голову. А ну давай свой аппарат, – коричневый, как гречишный мед палец, ткнул в планшет.

Синие глаза воина вспыхнули улыбкой. Аргит закрыл приложение и протянул устройство домовому.

– Смотри, неуч, – Савелий поерзал, устраиваясь поудобнее и открывая браузер. – Это, значится, коза…

Понимая, что на лекцию по животноводству ее уже не хватит, Серафима выкатилась на площадку.

 

– О, Химеон! А чё это ты тут делаешь, а?

Сияющий, как операционный светильник, Тёма, оторвал Серафиму от исследования потолка и стен.

– Плесень ищу.

– И как?

Поднявшись, он придирчиво осмотрел сначала побелку, затем соседку.

– У нас на этаже вроде нет, – серьезно заявила Серафима. – Слушай, а ты чего так рано сегодня? Да еще и при таком параде.

– А ты никому не скажешь? – вкрадчиво спросил Тёма.

– Вот ты сейчас обидеть меня хочешь?

Демонстративно насупившись, Серафима скрестила руки на груди. Тёма наморщил курносый нос, стряхнул невидимые пылинки с галстука и важно заявил.

– Я ходил на собеседование.

– Ого! И как?

– Успешно, – Тёма показал два больших пальца.

– Ну, поздравляю, – хмыкнула Серафима. – Всяческих тебе свершений и хорошеньких сестричек в отделении. Только чего это ты вдруг? Тебе ж нравилось на старом месте.

– Понимаешь, – Тёма принялся раскачиваться с пятки на носок, – меня коварно соблазнили интересными случаями, полностью оплачиваемыми поездками на конференции и активной помощью в научной работе. А директор клиники там такая, что хочется бросить к ее ногам диплом и все сертификаты вот прям сразу.

– А бабло?

– И бабло, – Тёма мечтательно вздохнул.

– Рада за тебя, – улыбнулась Серафима. – Как хоть клиника называется? Куда мне теперь всяких странных типов таскать?

– Да, боюсь, с типами уже не получится. Клиника частная и достаточно дорогая. «Живая вода», знаю, название то еще, но условия, ты бы видела. Здание новехонькое, оборудование топ, я когда в оперблок заглянул, думал, в кино попал.

Пока Тёма пел дифирамбы новому рабочему месту, Серафима держала на лице улыбку и тихо кусала губы. Это название она уже встречала. На информационном портале и на машине скорой, забравшей пострадавшую от вампиров девушку. Клиники этой сети находились в ведении седьмого отдела Управления Ноль. Да уж, интересных случаев у Тёмы теперь будет навалом.

– А чего это ты с плесенью завелась? У нас же образцово-показательный дом ни грибка, ни грызунов, ни даже тараканов.

– Думала статью написать, – Серафима рассматривала аккуратный и действительно очень чистый потолок.

– Чтоб все нам завидовали?

Он широко улыбнулся. Завидовать ему было можно и даже нужно. Судьба благоволила Артёму Петровичу, наградив и умом, и талантом, и легким, как искристый сидр, характером. Несмотря на непростую профессию Тёма принимал мир с оптимизмом, щедро даря хорошее настроение своим многочисленным друзьям и дамам сердца.

– Да нет, не о нашем доме. Точнее, не только о нашем. Знаешь, взять два дома одного года и серии и сравнить.

– Думаешь, это интересно будет? – он скептически приподнял светлую бровь.

– Пока не знаю, найду материал, предложу редактору.

– Ну, если подумать, это не кровища твоя обычная…

– Вот кто б про кровищу говорил? – язвительно бросила Серафима.

Тёма выпятил намечающийся животик, наличие которого категорически отрицалось, и авторитетно заявил:

– У меня долг службы и клятва Гиппократа! А какие есть ваши оправдания?

– Интересно, – она пожала плечами.

– Все ей, маленькой, интересно, – не обращая внимания на убийственный взгляд, он потрепал Серафиму по голове. – В четвертый дом заскочи, насладись контрастом.



Софья Подольская

Отредактировано: 12.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться