Жизнь навыворот

Размер шрифта: - +

Глава 19

По комнате скользили теплые тени, рождаемые нервным пламенем десятка толстых свечей. Асимметричными лепестками темноты ложились на обитые деревом стены, резную спинку кровати, ворох подушек в лоскутных наволочках, за ненадобностью сброшенных на пол, раскрасневшиеся щеки женщины до подбородка натянувшей тонкое одеяло и сильные плечи мужчины, исчезнувшие под рубашкой.

– Может, останешься, – с надеждой спросила Зоя. – Поздно уже, куда тебе ехать?

– Не могу, родная, – Глеб быстро пробежал пальцами по пуговицам. – Завтра рано нужно быть в управлении.

Он присел на кровать и ласково улыбнулся погрустневшей женщине.

– И тебе, кстати, тоже не мешает хорошенько отдохнуть. А если я останусь, – он стянул одеяло и небрежно погладил полную грудь, – спать мы точно не будем.

Зоя всхлипнула, запрокидывая голову.

– Тебе же уже утвердили протоколы? – как бы между прочим спросил Глеб, сжимая сосок.

– Да, – простонала Зоя.

– Вот видишь, большой день, нужно быть на высоте. Понимаешь ведь насколько это важно?

– Понимаю, – ее голос дрожал от возбуждения.

– Умница, – прежде чем встать, Глеб поцеловал ее. – Я приеду завтра и приготовлю ужин. Ничего и никого не планируй, а то буду ревновать.

– Ну что ты такое говоришь, – смущенно пробормотала Зоя, быстро укутываясь в халат. – Я бы никогда…

– Знаю. Шучу, – он ласково погладил ее по щеке.

Зоя счастливо вздохнула и порывисто прижалась к мужчине.

– Позвони, как доедешь? – робко попросила она.

– Зоя.

– Хорошо, хорошо. Не надо. Просто ты пойми, я волнуюсь. Ночь, трасса.

– Верхом ездить было куда опасней, поверь. И как видишь, ничего со мной не случилось. Поэтому будь хорошей девочкой и ложись спать. Я сам закрою.

– Дай до двери хоть провожу?

– Зоя, марш в ванну и спать!

Он развернул ее и слегка подтолкнул, шлепнув по круглому заду. Зоя искоса посмотрела на мужчину и послушно побрела в душ. Прежде чем покинуть комнату, Глеб подхватил с прикроватной тумбочки Зоин телефон, быстро разблокировал и внимательно изучил список звонков и входящие сообщения. Работа, еще работа, снова работа, и два традиционных от Киена. Пожелания доброго утра и спокойной ночи, оба с фотографиями. На первой холодный луч ноябрьского солнца гладит упрямый кленовый лист, на втором набережная тонет в сиреневых сумерках. Глеб скользнул по изображениям презрительным взглядом, перевел устройство в спящий режим и быстро вышел из комнаты.

 

Приняв исключительно серьезный вид, Максимилиан в позе лотоса угнездился на истребованной у хозяйки табуретке.

– Домовой, кыш, – строго сказал он, – и чтоб ближайший час я тебя тут не видел.

Савелий послушно схватил с журнального столика початый пакет с молоком и исчез. В прищуренных глазах присевшей на край дивана Серафимы мелькнула искра зависти. Игорь продолжал пристально рассматривать странного гостя, а Аргит, заметив стремительное отступление домового, подался вперед, чтобы в случае необходимости успеть вмешаться.

Максимилиан смерил свою аудиторию оценивающим взглядом и неожиданно серьезно произнес:

– Аргит, сын Финтина, ты гость на нашей земле и законы гостеприимства говорят, мы должны оказать тебе всяческую помощь. Но ты первый из племен богини Дану, с кем мы столкнулись, и наши целители пребывают в замешательстве. Они просят тебя о содействии, чтобы мы могли исполнить свой долг и, если случится непредвиденное, вылечить тебя. Мир изменился и сейчас в нем много болезней. Ты понимаешь наше беспокойство?

– Я понимаю, Макс, сын ночи, – Аргит чуть наклонил голову.

Максимилиан прижал ладонь к груди и ответил столь же церемонным поклоном.

– Благодарю. Наши целители просят тебя пройти несколько испытаний, чтобы они могли узнать больше. В этих испытаниях не будет риска для твоей жизни, Аргит. Даю слово.

– Тайм-аут, – подала голос Серафима, как только Игорь закончил перевод.

– Има? – Аргит с интересом смотрел на ладони девушки, застывшие в характерном жесте.

– Ну что еще? – закатил глаза Максимилиан.

– Я хочу побольше узнать об этих ваших испытаниях.

– Разберем на запчасти и исследуем, – кровожадно улыбнулся парень.

– Я не буду это переводить, – сказал Игорь. – И присоединяюсь к вопросу Серафимы.

Максимилиан хмыкнул, глядя на странную троицу на диване.

– Во-первых, там уныло длинный список, который мне влом пересказывать и, вообще, у вас допуска нет. Во-вторых, – он потянулся, – я не отдаю своих сотрудников на опыты, это портит престиж отдела и как я слышал, плохо для мотивации. И, в-третьих, секретная информация. В любом случае никому не выгодно, чтобы с нашим гостем что-то случилось.

– Будут проблемы с фейри? – невинно поинтересовалась Серафима.

Доля секунды и из голубых глаз исчезло лукавое выражение, а Серафиму словно окунули в прорубь.

– И кто ж это у нас такой разговорчивый? – жестко переспросил Максимилиан, разом став взрослее и опаснее.

Серафима сглотнула, сжала кулаки и, стараясь скрыть дрожь в голосе, ответила:

– Ты, только что.

Парень приподнял светлую бровь, а потом расхохотался, чуть не слетев с табуретки.

– Ладно, ты нескучная. Давай так, ответ за ответ?

– Идет, – согласилась она. – Я первая.

– Валяй, – отмахнулся Максимилиан.

– Зачем это исследование?

– Понять, как они устроены, чтобы в случае чего оказать необходимую помощь. Короче, насколько ты и Игорь с медицинской темой дружите?



Софья Подольская

Отредактировано: 12.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться