Жизнь навыворот

Размер шрифта: - +

Глава 23

Армии застыли на клетках, расчертивших бранное поле из драгоценного эбенового дерева. Шедевр ювелирного искусства. Дружинники и монахи из стерлингового серебра строго смотрели на черненных домовых да кикимор. За ними на мраморных подставках с золотыми горельефами ждали царь и Кощей Бессмертный, царица и Баба-Яга. Колдун и ведьма против святых, волк и ворон против вола и орла, вековые деревья против звонниц. Выполненные с невероятным изяществом, инкрустированные драгоценными камнями, фигуры готовились ринуться в бой. Каждый за свое.

Девятая симфония Бетховена стремительной борой окутала высокого мужчину в темно-сером костюме и неизменно броско одетого юношу.

– Прилетаю я к малышам, – продолжил он прерванный ходом рассказ, – а они смотрят так, будто я у них рождественские подарки увел. И как доказательство моего постыдного поведения предъявляют фото Мэйв.

Константин Константинович потянулся к фигуре. Рассеянный свет лампы погладил грани бриллианта в кольце.

– Что именно им стало известно.

– Да ерунда, – отмахнулся Максимилиан, – сам факт существования старших ши и их происхождение от Туата де Данан.

– И как наш гость воспринял эту новость? – мужчина сделал глоток янтарной мадеры.

– С неподдельным удивлением. Сейчас я готов согласиться с Гаянэ, появление Аргита у нас случайность. Но главное, я узнал, как именно это произошло.

В обсидиановых глазах Константина Константиновича мелькнул проблеск заинтересованности.

– Он рассказал об этом, когда поймал тебя на сокрытии информации?

– Мое очарование не знает границ, – лукаво улыбнулся Максимилиан.

– И что же Аргит получил взамен?

– Если мои методы настолько очевидны, – юноша притворно вздохнул, мгновенно оценивая изменившуюся ситуацию на доске, – пожалуй, пора подавать в отставку.

– Ты же знаешь, я ее не приму.

– Вы тиран, шеф, и деспот и не оставляете мне выбора. Шах.

– Так что ты ему рассказал? – спокойно уточнил Константин Константинович, выводя миниатюрное воплощение себя из-под удара.

– Прочел краткий курс истории королевства фейри от разделения миров до наших дней. Как я и ожидал, Аргит не горит желанием включаться в борьбу за власть, становиться консортом или, что весьма вероятно, трупом. Вам опять шах.

– Тебе поверили?

Серебряный Кощей вновь попробовал убежать.

– После того, как я рвал, метал и показательно страдал из-за утечки в моем департаменте, мне посочувствовал бы даже Великий Инквизитор. Шах.

– Риск?

– Оправдан. Малыши оказались сообразительнее, чем я предполагал. Все обещали держать языки за зубами и сообщать, если кто-то начнет излишне сильно интересоваться нашим гостем. Признаюсь, шеф, я в отчаянии, и готов принять любую помощь.

Константин Константинович рассматривал доску из-под полуопущенных век. Кисть с сухими, больше похожими на кости пальцами застыла над оставшимися фигурами.

– Ты уверен, что она еще не в курсе?

– Абсолютно. Иначе она потребовала бы включить Аргита в состав делегации.

– Мэйв подтвердила встречу? – мужчина сделал ход.

– В Лондоне через десять дней. Имел неудовольствие беседовать с сиятельнейшей кàльях сегодня. Шах.

– Кто летит?

– Окончательный список у вас в почте.

– Предлагаю ничью.

Константин Константинович взял со стеклянной столешницы телефон, открыл письмо. Максимилиан принялся заново расставлять армии на клетках черного и белого мрамора.

– Хорошо, – мужчина ступил серебряным витязем на e4.

– Шеф, вы делаете мою ночь светлее!

Максимилиан трогательно прижал ладони к груди и несколько раз хлопнул длинными ресницами.

– Так как Аргит попал к нам? – тень улыбки ее скользнула по тонким губам.

– Дошло до меня, о счастливый царь, что молодой воин из народа, именующего себя Туата де Данан…

– Максимилиан, – Константин Константинович строго посмотрел на юношу по-турецки примостившегося на диване, – время.

Тот закатил глаза, манерно выдохнул и буркнул, переквалифицируясь из Шахерезады в обиженного тинейджера:

– Ладно. В общем, его пытались убить, он дал деру и оказался у нас. Конец.

Максимилиан гордо выпрямился. Константин Константинович приложил палец к худой щеке.

– И что же может настолько напугать воина Туата де Данан? – с любопытством спросил он.

– Дикая охота, – Максимилиана передернуло. – И видят ушедшие боги, я его понимаю.

– Я не почувствовал их присутствия, – рука с серебряным орлом замерла над доской.

– Вот мы и убедились, что Призрачный ловчий чтит договор, – серьезно произнес юноша. – Я донес до Аргита, как ему повезло.

– Действительно. Но это усложняет ситуацию?

– Ничуть. Аргит не их добыча. Кто-то назначил ему встречу в очень неудачном месте. Или удачном, это с какой стороны смотреть, конечно.

– Женщина? – Константин Константинович приподнял бровь.

– Судя по тому, как красноречиво он молчал, склонен с вами согласиться.

– Коварные создания.

Мужчина прикрыл глаза, вспоминая волосы цвета гречишного меда, стан тонкий, гибкий, будто молодое деревце, губы алые, сладкие и леденящий холод двенадцати цепей.

– Ваша правда, мессир, – грустно улыбнулся Максимилиан.

– И все же, – Константин Константинович махнул рукой, отводя пелену воспоминаний, – чего-то не хватает.

Юноша ответил хитрым прищуром.



Софья Подольская

Отредактировано: 12.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться